«Хлеб
Фото: Getty Images
Фото: Getty Images
В России четверть детей живет в малоимущих семьях, по данным Росстата. По итогам 2020 года за чертой бедности оказались 12% жителей нашей страны. Многие из них вынуждены экономить на еде, чтобы выжить. «Правмир» поговорил с тремя семьями из разных регионов, которые столкнулись с безденежьем.

«Выбор большой, а качество плохое»

Наталья Семенова, Иркутск

Доход на семью из 5 человек

Пенсия по возрасту — 13 000 рублей.

Две пенсии по потере кормильца — 20 000 рублей.

Пенсия по инвалидности — 14 000 рублей.

Итого: 47 000 рублей.

Расходы

25 000 рублей — еда.

8 000 рублей — кредит.

1000 рублей — мобильная связь, домашний интернет.

4000 рублей — питание в школе и колледже, дорога до колледжа.

Наталья Семенова пережила семейное насилие. И около 9 лет назад ушла с четырьмя детьми в никуда. Наталью поддержали родные, и она решила: «Мы лучше будем жить в нищете, но безопасности». 

Тут же у сына случилась беда со здоровьем — в головном мозге нашли кисту. Начались операции, лечение, реабилитации. Наталья не могла работать, надо было сына лечить. И еще при официальном устройстве на работу потерялось бы пособие по уходу за ребенком-инвалидом. 

Несколько лет назад семья получила земельный участок в нескольких десятках километров от Иркутска, но строить дом пока не на что. Поэтому живет на съемной квартире, ее семье оплачивает меценат. И сегодня главная мечта и цель Семеновых — свое жилье. 

Несмотря на скромный бюджет, дети в семье всегда сытые, подчеркивает Наталья. Приходится подключать фантазию и выкручиваться.

— Я не покупаю отборную говядину на рынке, беру свинину в «Светофоре», фарш из индейки, он там тоже очень дешевый. Я все это смешиваю, добавляю яйцо, батон, вымоченный в молоке, вместо картошки — картофельный крахмал. Дети говорят — вкусно. Макароны покупаю самые обычные, как рис и гречку. Весной, когда началась эпидемия, нам давали пайки от государства, это было хорошее подспорье. Мне хватило на все лето этих круп и макарон.

Минувшим летом хорошие люди предложили семье пожить на даче. Участок был запущен, Наталья с детьми его очистила, засадила. «Что мы будем сидеть на земле и покупать укроп?» — рассудила женщина. Пришлось потратиться на рассаду, но огород в 10 соток был засажен. Урожая выросло так много, что пришлось делать закрутки и продавать их через соцсети. Хотя — почему пришлось, тоже деньги.

— Молочное не едим, только йогурты. Но я покупаю самые дешевые — по 17–18 рублей, обычно два-три раза в месяц. Пусть дети лучше трижды в месяц поедят йогурты по 18 рублей, чем один раз по 58. Фрукты у нас в холодильнике всегда лежат, но не экзотические, конечно. Питание разнообразное, но из дешевых продуктов. Например, за раз я покупаю две курицы. Крылья, ножки, бедра жарим, грудка идет на плов, вторая грудка — на рагу из капусты с картошкой. Из спинок варим бульон для супа. Но это не как в 90-е, когда мы покупали окорочок и из него готовили пять блюд. Не приходится привередничать и выбирать, но выбора больше и мы не голодаем. Сейчас Катерина учится готовить, ей нравится экспериментировать. То ей хочется запечь мясо, то из куриного филе что-то приготовить. Но мы не питаемся вне дома, это дорого для нас.

Как говорит Наталья, жизнь заставляет ее искать каждую лазейку — а что может и что должно дать государство? Благодаря своей настойчивости она выбила сыну лечение в реабилитационном центре в Подмосковье. С авиабилетами помог благотворительный фонд. Но Наталье очень хотелось взять с собой младшую дочь — никакой другой возможности показать дочери Москву и Подмосковье, подлечить ее не было. Пришлось брать кредит, выплачивать его еще год.

«Бедность – она вокруг нас». О чем малоимущие России попросили бы президента
Подробнее

Одевается семья в самых дешевых магазинах. «Выбор большой, качество плохое», — грустно улыбается Наталья. Девчонки донашивают одежду друг за другом. На обуви тоже экономят, и нога быстро растет: купленные за 300 рублей балетки приходится менять каждые 2–3 месяца.

— Себе я себе обувь покупаю раз в пять лет. Кроссовки два года назад купила и до сих пор ношу, нынче пришлось их подклеить. Мы экономим на пуховиках, нет такого: «Это уже немодно, я не буду в этом ходить». Младшая растет, ей приходится чаще менять верхнюю одежду, но мы все покупаем в дешевом магазине и скидками пользуемся. Мне не надо много одежды, сын на домашнем обучении. Но средняя дочь каждый день ездит в колледж, она молодая, ей хочется переодеться. Раз в два месяца обновит себе кофточку и уже довольна. Джинсы летят, но она не покупает себе за 5 тысяч, покупает дешевые за тысячу рублей.

Главная экономия, о которой сожалеет Наталья, — нет возможности нанять репетиторов, посещать кружки и секции. Даже на то, что в школе считается бесплатным, нужны вложения. Сыну нужен бассейн, а это дорого. Семья не может сделать ремонт, купить нормальную мебель. У дочерей пришли в негодность кровати, их выкинули, девчонки сейчас спят на полу. Чтобы купить новые, надо копить. Пока не получается.

— Платной медициной мы не пользуемся, все только по полису ОМС. Если зубы, то лечим у школьного стоматолога. Если сыну нужны исследования, я включаю голову и ноги, иду добиваться у завполиклиникой всего, чего только можно добиться. Если ему нужно жизненно важное лекарство, например, за 20 тысяч, я куплю в долг. Или придется просить помощи в соцсетях. У меня сильно болят ноги, варикоз, но нет денег сделать операцию.

Я хожу без зубов, потому что нет денег на платную стоматологию. Я во многом себе отказываю. И очень не хочу, чтобы дети жили, как я.

Семеновы мечтают о машине, чтобы ездить на Байкал. Мечтают погасить кредит. И, конечно, очень хотели бы жить в своем доме или квартире. Многолетняя бездомность угнетает. 

«Виноград и мандарины — это дорого»

Галина Ермолаева, г. Выкса, Нижегородская область

Доход на семью из 6 человек

Детские пособия — 19 000 рублей.

Зарплата мужа (резчик труб на заводе) — 25 000 рублей.

Итого: 44 000 рублей

Расходы

20 000–23 000 рублей — питание.

5 000-6 000 рублей — коммунальные платежи.

2400 рублей — кредит.

1400 рублей — интернет, телевидение, мобильная связь.

1500 рублей — бензин.

16 000 рублей — помощь старшим дочерям (съемная квартира + продукты).

Кризис 2020-го на доходах семьи Ермолаевых не сказался. Но старшие дочери уехали учиться в Саранск — 4,5 часа на машине от Выксы. Старшая окончила школу с золотой медалью, сама поступила в медицинский университет. В детстве она страдала аллергией и астмой, ходила по врачам. А когда выросла, сказала: «Я тоже хочу быть аллергологом». И средняя дочь поехала вслед за старшей — поступила в колледж на сестринское дело, в будущем хочет стать стоматологом. Девушки снимают квартиру за 8 тысяч в месяц, в такую же сумму обходятся продукты. Эти деньги выделяют им родители, есть еще стипендия — 2200 в вузе и 400 в колледже. Старшие дети с сентября не были дома, их очень ждут на Новый год.

Экономика бедности. Как живут 20 миллионов россиян
Подробнее

Семья живет в частном доме, расходы на воду, газ, электричество — около 5–6 тысяч рублей. В прошлом месяце заплатить не смогли, образовался долг. Помимо старших, в семье еще четверо детей — 7, 11, 3 лет и трехмесячная малышка. На дистанционном обучении было тяжело — три школьника занимались на одном ноутбуке.

— Мы смотрим, что подешевле, то и покупаем, ищем ценники «Красная цена», «Моя цена». Видим мясо в «Магните» — 230 рублей за килограмм, покупаем 300 граммов на гуляш. Конечно, в основном готовим курицу, это самый дешевый продукт, стоит 105 рублей за кило со скидкой. Часть курицы идет на плов, часть — на суп, часть запекаем. Минтай готовим в фольге. Молоко покупаем на каши и детям хлопья заливать. Яблоки и бананы дети любят и просят, покупаем, а виноград и мандарины — это уже дорого. Кризис сказался на продуктах, сахар был 23 рубля, стал 43, например. Одежду покупаем редко, младшие донашивают за старшими. Себе из одежды ничего не берем. Обувь постоянно нужна, она быстро изнашивается. В прошлом году взяли что подешевле, все быстро развалилось.

Мечта Ермолаевых — хоть раз вывезти детей на море. Они там никогда не были.

«Если заболел зуб — это катастрофа»

Ольга Миронюк, Подмосковье

Доход на семью из 4 человек

Зарплаты Ольги и ее мужа в сумме — 105 000 рублей.

Расходы

35 000–40 000 рублей — еда.

40 000 рублей — ипотека.

3 000 рублей — кредит за мебель.

6 000 рублей — коммунальные услуги.

2 000 рублей — мобильная связь, домашний интернет.

5 000–6 000 рублей — питание в школе.

500-1000 рублей — проезд.

1000 рублей — кошачий корм и наполнитель.

2000 рублей — бытовая химия (таблетки для посудомойки, порошки, мыло и так далее).

Ольга Миронюк несколько лет назад с мужем и детьми переехала в Подмосковье с Урала. Мужу предложили хорошую работу. На деньги от проданной квартиры купили жилье в часе езды от Москвы. Пришлось, правда, взять ипотеку, но трудности не пугали. Весной 2020 года, с началом эпидемии, зарплаты упали у обоих.

— Муж работает в сфере развлечений, до пандемии зарабатывал 100 тысяч, перевели на 65. Я работаю в торговле, получала в районе 60, сейчас у меня выходит максимум 40, моя зарплата зависит от количества проданного, если я ничего не продам, получу 18 тысяч. Общий доход упал на 30–40% и может упасть еще. Правда, сейчас муж работает дома и около 3 тысяч мы экономим на проезде. Я работаю не в Москве, а в своем городе, у меня траты на проезд небольшие. Для понимания: одна поездка в Москву и обратно обходится около 230 рублей (электричка + метро). С проездными дешевле, но все равно это 2–3 тысячи на человека.  

Раз в неделю семья Миронюк закупает продукты в самых дешевых супермаркетах.

— В магазинах типа «Вкусвилл» и «Азбука вкуса» я не была ни разу, в «Перекрестке» — раза 3–4. В основном мы ходим в «Пятерочку», «Дикси» и «Магнит». Но это как лотерея — ты никогда не знаешь, повезет тебе в этот раз с рыбой или нет, тухлая она будет или нормальная. Селедку, например, несколько раз выкидывали. Если не было лень идти, шла с чеком и сдавала. Хлеб бывает с плесенью, печенюшки несъедобные. Качество чаще всего ужасное. Но дешево.

«Еды хватит на три дня, а на карте — 45 рублей». Как в эпидемию люди лишились работы и лечения
Подробнее

Чай, кофе семья обязательно покупает в гигантских пакетах. Главный принцип — 200 граммов чая или кофе должны обязательно стоить меньше 200 рублей. Подсолнечное масло, сахар, крупы — только со скидкой. Мясо — в отделах, которые называются «тендер». Как говорит Ольга, любой производитель может оказаться в этом лотке. Говядину семья покупает несколько раз в год, в основном свинину и курицу. 

— Целая курица — это выгодно, — с усмешкой подчеркивает Ольга. — Грудку и спинку в суп, крылья и ножки — запечь с картошкой в духовке. 

Рыбу семья покупает самую дешевую — минтай. Но если минтай запечь в духовке под шубой из моркови и лука — это очень даже съедобно. Таких закупок бывает примерно на 2–3 тысячи рублей в неделю.

Еще 600–1000 рублей уходит ежедневно на хлеб, молоко, фрукты:

— Мы покупаем самый дешевый хлеб — черный за 15 рублей и белый за 18. Белого нужно две булки в день, черного — булка. Дети растут, много едят и иногда обрезают по полбатона за раз. Поэтому мы вчетвером съедаем три булки хлеба в день. Мои дети очень любят молоко, пьют его как воду. Если купим литр, выпьют литр, если два, то два. Муж добавляет молоко в кофе и чай. Как мы экономим на молоке? Приходишь в магазин, и обычно возле кассы всегда стоят какие-то коробочки. Это всегда разные марки, у чего заканчивается срок годности, то я и покупаю. Кефир, творог, сметану, йогурт покупаем тоже самые дешевые. 

Фрукты в «Пятерочке» любим покупать, — продолжает Ольга. — Берем весовые ассорти, стоимость пакета — около 60–70 рублей за килограмм. Такой пакет съедается за два дня. Дорогие фрукты, например виноград, берем раз в месяц, больше его покупать не будем. Если увидели мандарины с хорошей скидкой, значит, берем их. На что сегодня скидка, то и покупаем. Огурцы и помидоры стоят недорого, стараемся брать то, что прилично выглядит. Ягоды и орехи не покупаем, дорого. Сладости мы с мужем не едим, но дети любят. Мы давно поняли, что шоколад и конфеты — это невыгодно. Одну конфету ребенок не съест, он съест сразу все. Поэтому на десерт у нас вафли, печенье, пряники, зефир.

Со времен переезда семья почти ни разу не покупала одежду, только школьную и спортивную форму детям. Старший сын расти перестал, младший донашивает за ним. Сначала необходимости не было покупать, а сейчас — экономят.  

— Но обувь приходится покупать. Муж покупает обувь в «Смешных ценах», она там стоит 800–900 рублей, ее хватает на один сезон. Переломить эту систему я не могу, муж считает, что лучше купить дешевое, поносить и выбросить, чем покупать дорогое. Он считает, что в Подмосковье любая обувь быстро приходит в негодность, даже самая качественная. Я покупаю обувь в стоковых магазинах, в секонд-хендах. Все, что на мне сейчас надето, куплено в «Фамилии» за смешные деньги или в интернет-магазине на большой распродаже. Я всегда все покупаю только по скидкам, обуви дороже 2 тысяч у меня нет. Недавно купила кроссовки ходить по слякоти за 1650 рублей. И дети носят обувь в этой же ценовой категории. Мы давно поняли: если хочется одеться нормально и за небольшие деньги, надо идти в стоки. 

Я не выкидываю вещи ни свои, ни детские, все отправляю сестре, которая живет еще хуже. Не отвожу на свалку мебель, все, что можно спасти, я спасаю. У шкафа дверцы отвалились, мы их убрали, внутренности ошкурили, отлакировали и этот шкаф активно используем.

Что семья Миронюк не может себе больше позволить из-за финансового кризиса? Любое дополнительное образование для детей. Отдавать 10 тысяч за английский за двоих детей нереально из-за падения доходов. В семье сломался компьютер, и пока невозможно купить новый. Если у кого-то ломается телефон, приходится платить кредитной картой, а потом отдавать этот долг.

— Весной у меня заболели зубы. Да так, что выть хотелось. Скажу честно: давно я не была у стоматолога.

Любые расходы больше 5 тысяч — это катастрофа, у нас нет никаких накоплений.

За зубы пришлось отдать 18 тысяч. Мне делали операцию по вскрытию флюса, откачивали гной, пломбировали четыре зуба. Без кредитки обошлось только потому, что весной я получила последнюю хорошую зарплату. Потом все магазины закрыли на карантин.

Недавно Ольга купила себе пуховик и ругает себя за это. Потому что он стоил не 2 тысячи, а почти 3. И это самый дорогой пуховик в ее жизни. Сейчас она не может позволить себе маникюр.

— Хожу с обломанными ногтями, — показывает она свои руки. — Ногти сломались, а денег снять гель-лак нет. Сейчас я мечтаю о любых путешествиях. Но у нас нет денег, даже чтобы доехать до Москвы. До пандемии мы минимум раз в неделю ходили в кино, выбирались на интересные мероприятия, в кафе. Сейчас мы все время сидим дома, вся наша жизнь — это работа, дешевая еда и сон. Мои дети ни разу не были на море, за границей. Я сама на море была только в детстве с родителями. К этому трудно относиться философски. Мы живем, как животные, это вгоняет в депрессию. Для меня жизнь — это все, что не связано с четырьмя стенами и работой. Все остальное — существование.

Обычно на Новый год семья Миронюк покупала что-то большое для семьи — холодильник, телевизор. В этом году подарка для дома не будет. Какими будут детские подарки, тоже неизвестно. Но праздник семья все равно отметит.

— Мы отмечаем все праздники, выжимаем из жизни все остаточки. Нам это ощущение праздника необходимо, иначе можно лечь и умереть.

Материал был впервые опубликован в декабре 2020 года

Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.