Тревоги и страхи, связанные с пандемией, не уменьшаются. Ученые бьют тревогу: психические расстройства, которые происходят с тревожными людьми из-за коронавируса, уже объединили в одну группу и назвали общим термином «коронафобия». Люди продолжают обращаться к психологам, а невротические симптомы отмечают специалисты по всему миру. Во Всемирный день психического здоровья «Правмир» перевел статью Medscape и обратился за комментариями к специалистам из России.

Ученые вывели определение длительных психических расстройств, связанных с пандемией, обозначив их общим термином «коронафобия». Это универсальное понятие введено для описания страха и социальной напряженности, переживаемых обществом в условиях COVID-19, сообщает MedscapeВ числе реакций, относящихся к коронафобии, можно назвать навязчивое и избегающее поведение, дистресс, панику, тревожность, патологическое накопительство, паранойю и депрессивные состояния. На первый взгляд, они кажутся естественными и вполне объяснимыми. Однако для тех, кто страдает коронафобией, такие реакции безусловно пагубны и не способствуют адаптации к ситуации.

«Мы наблюдали значительный рост числа обращений по телефону доверия и электронной почте, — рассказывает доброволец-консультант британской организации No Panic Сара Флойд. — С течением времени спрос то поднимался, то падал, но по мере ослабления режима изоляции продолжил расти».

«Страх заражения возник не вчера». Как развиваются тревожные расстройства и когда нужна помощь
Подробнее

В обычных условиях благотворительная организация No Panic («Без паники») работает как служба помощи для людей, страдающих тревожными расстройствами и фобиями. Уровень заболеваемости COVID-19 в Великобритании достиг своей высшей точки в начале апреля. Введение общенационального режима изоляции способствовало постепенному, но ощутимому сокращению числа случаев заражения, однако несмотря на положительную динамику No Panic переживала один из самых напряженных периодов в своей работе.

Опыт организации свидетельствует о том, что тревоги и страхи, возникающие вследствие глобальной пандемии, не уменьшаются по мере сглаживания кривой заболеваемости, а сохраняются в виде хронических расстройств, требующих дальнейшего лечения.

«Каждую неделю я принимаю у себя в клинике людей в состоянии тревоги и безнадежности, демонстрирующих несоразмерные эмоциональные реакции, что напрямую связано с происходящим в мире, — говорит основатель и директор центра духовного здоровья The Center for Green Psychiatry в Уэст-Лейк-Хиллс, штат Техас, доктор Грегори Скотт Браун. — Иными словами, я полагаю, что мы имеем дело с расстройством приспособительных реакций — так, вероятно, это можно классифицировать в соответствии с Диагностическим и статистическим руководством по психическим расстройствам (DSM)».

Расстройство приспособительных реакций — одно из наиболее часто диагностируемых, но не в полной мере изученных расстройств психического здоровья. По сути, это комплекс нарушений, возникающих под действием серьезного стрессового события в диапазоне от серьезной болезни или тяжелой утраты до переезда или проблем на работе. Нарушения и дистресс, возникающие в результате таких событий, рассматриваются как несоразмерные по продолжительности и интенсивности тем реакциям, которых можно было бы ожидать в обычных условиях. Диагностика расстройства приспособительных реакций затрудняется из-за отсутствия эффективных и надежных критериев проведения скрининга.

Перевод Юлии Берман

Коронафобия — что происходит в России

Наиболее уязвимы перед коронафобией люди, у которых уже есть тревожно-фобическое расстройство (например, паническое расстройство, агорафобия и др.), рассказал «Правмиру» врач-психиатр Павел Алфимов.

Павел Алфимов

— Риск развития невроза относительно высок у людей с тяжелыми хроническими заболеваниями, а также у людей, оказавшихся в трудной жизненной ситуации без поддерживающего социального окружения. Важным фактором является склад личности. Например, в ситуации глобальной пандемии и нарастающего социально-экономического кризиса хуже всего приходится перфекционистам — они плохо переносят неопределенность и постоянно меняющиеся обстоятельства жизни.

По мнению врача, человек, который долгое время находится в состоянии тревоги, рано или поздно почувствует истощение — как физическое, так и моральное. 

— Тревога — это механизм адаптации, который мобилизует наши ресурсы. Это может быть полезным в короткой перспективе (собственно, поможет адаптироваться к какому-либо стрессовому фактору). Однако долго находиться в таком состоянии мы не можем. Это связано, в частности, с нарушением функции гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковой оси — системы, отвечающей за реагирование на стресс. 

Симптомы нервного истощения понятны и знакомы почти любому человеку. Что-то похожее каждый испытывает после вирусной инфекции или сильного утомления. Это раздражительность, рассеянность (снижение концентрации внимания), плохая переносимость громких звуков или яркого света, снижение работоспособности, бессонница, снижение аппетита, плаксивость, неустойчивость настроения и др. При длительном истощении также может нарушаться иммунная реактивность организма — обостряется герпетическая сыпь, человек чаще заболевает ОРВИ.

Как распознать тревожное расстройство? Психиатр Павел Алфимов — о панике и неврозах из-за карантина
Подробнее

В России действует Международная классификация болезней 10-го пересмотра (МКБ-10). В соответствии с ней людям, которые обращаются с симптомами «коронафобии», могут установить диагноз «расстройство приспособительных реакций (расстройство адаптации)», диагноз «изолированная фобия» или «смешанное тревожно-депрессивное расстройство», а также другой диагноз из рубрики невротических расстройств.

Конкретно в коронафобию оказались вовлечены не только те, кто изначально был впечатлителен, мнителен и тревожен, но и многие другие люди, рассказала «Правмиру» психолог Виктория Наумова.

— Происходит это и как счет реальной угрозы, которую принес ковид, так и за счет взаимоиндукции. То есть коронафобия перестала быть узкой, специфической фобией (как, например, страх пауков или поездок в лифте), а носит общемировой характер. И здесь каждый  человек будет проецировать свой базовый страх. У одних это история про реальную угрозу собственной жизни и здоровью, у других — про страх за близких, у третьих — про серьезные финансовые потери, у четвертых — про отношения в семье и обострение проблем во время самоизоляции, и т.д. 

Так как об этих и остальных проблемах и угрозах говорят открыто, ведут статистику, публикуют эмоциональные сюжеты и фоторепортажи, то каждый начинает реагировать своим способом. И чем больше у человека вариантов решения насущных вопросов, полезных знакомств (в т.ч. и для решения проблем со здоровьем), чем более доброжелательная и поддерживающая обстановка в семье, тем больше шансов встретить угрозу в более устойчивом состоянии. И наоборот.

Основная опасность коронафобии — это снижение качества собственной жизни, то есть изменение образа жизни и появление физически неприятных симптомов из-за сбитого режима сна и бодрствования, бессонницы, сопутствующих новых пищевых привычек (когда человек не хочет есть, или, наоборот, начинает «заедать» стресс), появляется зависимость от алкоголя, проявление закрытости и остракизма, отмечает психолог.

— Обычно реактивное тревожное состояние, вызванное каким-то событием, проходит самостоятельно спустя какое-то время. Если же состояние продолжается долго (а в случае коронавируса оно носит невидимый, но вполне себе очевидный по последствиям характер угрозы), то основным эмоциональным фоном человека становится страх. И этот страх характеризуется собственными объяснениями его причин. На первый план выходят такие характеристики, как сильная интенсивность переживаний, продолжительность их более 6 месяцев, реальные изменения в образе жизни (а в режиме самоизоляции они были неизбежны), феномен генерализации, когда ощущение тревоги начинает распространятся и на другие сферы жизни, что в ситуации с коронавирусом тоже оказалось неизбежным, представление худшего сценария развития событий, намеренное избегание или отрицание факта: саботаж карантинных мер, например, и, в целом, ощущение небезопасности и беспокойства.

Как справиться с коронафобией

Чтобы справиться с неврозом (тревожным расстройством), важно в широком смысле заботиться о себе, поясняет врач-психиатр Павел Алфимов.

— Нужно соблюдать правильный режим труда и отдыха, вовремя ложиться спать и вовремя вставать, правильно питаться, заниматься аэробной физической нагрузкой.

Важно иметь возможность получить неосуждающую поддержку и валидацию своих чувств у близких людей.

Хорошая идея — кратковременное психологическое консультирование. Успокоительные средства на основе лекарственных растений могут дать заметный эффект при легких невротических состояниях. В более тяжелых случаях, когда у человека нарушается адаптация (например, теряется трудоспособность) или появляются какие-либо серьезные симптомы (боль, психогенная диспепсия или рвота, кожные реакции и др.) следует обратиться к специалисту — врачу-психотерапевту в поликлинике или врачу-психиатру.  

Виктория Наумова

Разницу между «нормальной» и «ненормальной» тревогой, когда уже пора обращаться к специалисту, нащупать самостоятельно непросто, уверена психолог Виктория Наумова. 

— Что мы можем сделать самостоятельно? Отследить, как состояние влияет (и влияет ли) на ощущения в теле и появление каких-то необычных ощущений; на способность рационально мыслить, воспринимать, запоминать информацию; на основной эмоциональный фон. Мы можем прислушаться к себе – какие эмоции проявляются чаще всего, какие появились особенности поведения, которых раньше не было. 

Психолог советует оценить свое состояние по десятибалльной шкале: 

  •  если эмоциональное состояние такое сильное, что не поддается никакому самостоятельному контролю (9-10 баллов), серьезно влияя на привычный образ жизни, то необходима помощь психиатра и медикаментозная поддержка. 
  •  если уровень страхов на 4-6 баллов, нужна помощь психолога или психотерапевта. Если высокую тревогу представить в виде формулы, то это будет выглядеть так: переоценка опасности (за счет так называемых «ошибок мышления») + недооценка личного совладания (субъективное переживание беспомощности вкупе с неопределенностью) = высокая тревога.   
  •  если уровень тревоги на 2-4 балла, могут подходить различные адаптированные для самостоятельной работы упражнения из когнитивно-поведенческого подхода. Нужно понять, какие именно мысли влияют на основной страх. Повлиять на эти мысли можно через переформулирование и переосмысление. Еще сегодня существует немало предложений по групповой поддержке.

У ваших близких коронафобия — чем помочь

Невроз может случиться с любым человеком, от этого никто не застрахован, рассказывает психиатр Павел Алфимов. Иногда, чтобы облегчить его симптомы достаточно спокойно поговорить и обеспечить базовую поддержку, например, помочь с бытовыми проблемами, в особенности, если речь идет о пожилых людях. 

 — Если у ваших близких есть признаки тревожно-фобического расстройства (например, связанного с коронавирусной инфекцией),  — отмечает психиатр Павел Алфимов, — я бы рекомендовал дать им «рациональную» поддержку. Другими словами, поделитесь с ними уверенностью, которой у них самих уже не хватает.

Убежала в лес, испугавшись «чипирования». Психиатр Владимир Менделевич — о неврозах и страхах в пандемию
Подробнее

Соблюдать разумные меры безопасности, рекомендованные Минздравом — правильно. Мыть три раза в день все поверхности спиртом — неправильно и утомительно. Соблюдать режим социальной дистанции и изоляции в соответствии с предписанием органов власти — правильно. Сидеть дома безвылазно и исчезнуть из мира — неправильно и контрпродуктивно. 

Также, если вы подозреваете чрезмерную тревогу у близкого человека, и видно, что он сам страдает от этого, можно организовать ему консультацию со специалистом в сфере психического здоровья, советует психолог Виктория Наумова.

— Сейчас это можно сделать даже онлайн. Узнайте, имеет ли специалист навыки работы с тревожными состояниями. Если необходима психиатрическая помощь и медикаментозная поддержка, то это лучше совмещать с психотерапией.

Согласно последним публикациям коронафобии могут быть в большей степени подвержены люди, чувствующие себя уязвимыми перед лицом болезни, предрасположенные к тревожности или неспособные справляться с неопределенностью. В период карантина, изоляции и самоизоляции также могут обостряться уже имеющиеся расстройства психического здоровья, что может приводить к паническим атакам, хронофобии (боязни течения времени) и развитию суицидальных наклонностей.

При поддержке Фонда президентских грантов

Материалы по теме
Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.