Марафон
Фото: pavelostrovski / instagram.com
Фото: pavelostrovski / instagram.com
В «Инстаграме» популярны «марафоны желаний» — их авторы продают успех и исполнение мечты. Выбросишь 30 вещей, сформулируешь желания без «не» — и все исполнится. Это ловушка? Главный редактор «Правмира» Анна Данилова поговорила об этом со священником Павлом Островским.

«Марафон желаний» и молитва о новой квартире

— Надо ли на исповеди говорить, что я участвовала в «Марафоне желаний»? Это как гадание? 

— Среди воцерковленных христиан, которые исповедуются, я ни разу не встречал человека, который захотел бы принять участие в таком марафоне. 

Думаю, что православные христиане — те, что не на словах ими являются — не принимают участия в «марафонах желаний», потому что у них другой принцип построения жизни. По крайней мере, Христос говорил так: «Ищите прежде Царства Божия и правды его. А остальное вам приложится».

Если бы в этих «марафонах желаний» можно было бы, предположим, загадать, например, получить Царство Небесное.

Или попросить: «Дорогая вселенная, помоги мне заткнуться и не пилить мужа», «Я абьюзер, не хочу быть им!», «Страдаю лудоманией, все деньги проигрываю на ставках, желаю вылечиться». То есть если бы люди загадывали какие-то духовные добродетели. Но так как источником духовных добродетелей является Бог, то понятно, что для христианина несколько странно [в такие марафоны] ударяться. 

Православным христианам такой марафон напоминает искушение Христа дьяволом в пустыне, где тот предложил Христу исполнить человеческие желания — сластолюбие, сребролюбие и славолюбие. То есть предложил Ему дать телесные блага, материальные блага и власть. И дьявол себя выдал. Он правда готов дать человеку буквально вообще все, лишь бы тот не стремился быть с Богом. 

Для светского человека, который живет в хаосе, поставить перед собой какую-то цель и к ней стремиться — это в каком-то смысле хорошо. Просто в данном случае есть маркетинг, и когда тебе просто говорят слово «целеполагание» — оно не очень звучит. Всегда лучше назвать себя «феечкой», отправить какой-нибудь «запрос», а в итоге ты пройдешь обычный курс психологии. <…>

Поэтому да, эти «марафоны желаний» — это курс, где тебе, грубо говоря, ставят цель.

Другое дело, мне кажется, что это нечестно. Потому что все-таки когда, например, ты берешь какие-нибудь лекарства, то смотришь — есть противопоказания. Понимаешь, что они могут не сработать. Об этом могут и врачи говорить. А здесь тебя все равно обманывают, тебе говорят, что «если можешь поверить в себя, то ты сам есть вселенная». 

У нас тоже внутри Церкви это существует. Когда тебе говорят: приложишься к этой иконе или помолишься этому святому — у тебя все обязательно исполнится. Если в монастыре или в храме что-нибудь такое есть, то потом надо обязательно доставлять факты чудес. И человек вводится в такое состояние — если я буду так делать, то это как бы такая магия. Я вот скажу: «Раз, два, три, четыре, пять», — а мне с небес прилетит. И внутри Церкви такой вот шаманизм, оккультизм присутствует. Это обман. 

«Вот выйду замуж и буду счастливой»

— Очевидно, что во всех этих «марафонах желаний» участвовало очень много людей. И конечно, у подавляющего большинства ничего не происходило. Но тут срабатывает такой принцип — у нас обычно подавляющее большинство молчит. 

Мне, как создателю проекта «Помолчим», теперь известно, насколько люди могут молчать. У нас почти каждый четвертый человек столкнулся с насилием в жизни. С сексуальным насилием. Это страшное горе. И люди молчат.

В случае неудачи люди тоже молчат. Поэтому человек, который заплатил какие-нибудь деньги, прошел марафон, у него ничего не сбылось — ему стыдно это признать. 

— Я работала долгое время в школе иностранных языков, владельцем которой был француз. Он регулярно проводил опросы учеников — все ли им нравится. И он говорил: «Я не могу понять, почему русский человек никогда не скажет: “Мне не нравится этот преподаватель!” Они вот вежливо перестают ходить…» Никогда не скажут о неудачном опыте.

— Может, правда, в нас такое есть что-то — природное. 

Еще есть самообман. «Марафон желаний» — это одна из очень ярких его иллюстраций. Люди думают: если я получу что-либо внешнее, это сделает меня счастливым внутренне. Это просто обман! 

Для христиан-то понятно — Христос Сам сказал: «Царство Божие внутри вас есть». То есть человек становится счастливым, если у него внутри все хорошо. Внешние вещи — это декорации. В каком-то смысле об эти вещи, как в теннис со стенкой можно играть, так же и здесь. 

Например, у женщины нет мужа, и она думает: «Выйду замуж — буду счастлива». Это не так. Если ты не можешь быть счастливой без мужа, то не будешь счастливой и в браке.

Другая женщина живет, и у нее нет детей. И она не чувствует себя счастливой, ропщет, унывает: «Вот, будут у меня дети, я буду счастлива». Не работает так. 

Эти законы даны Богом, и я понимаю, что их вообще невозможно обойти. Христос говорит: «Тот, кто имеет, тому и прибавится. Тот, кто не имеет, Я заберу у него то, что он имеет, и то, что думает иметь». То есть, если я признаю, что имею — у меня есть уже все. В этом случае я благодарен Богу за то, что имею. И не ищу ничего другого — это не говорит о том, что я ни к чему не стремлюсь. Но человек, который живет в покое — у него все хорошо. Русские люди очень давно, много веков назад, выразили эту мысль поговоркой: «От добра добра не ищут». Когда у тебя есть полнота — ты не ищешь увеличения. 

Я иногда себя ловил в браке на этом. Мы с женой семнадцатый год женаты — и я не знаю, насколько отношения могут быть лучше. Помню, как год назад они были максимально прекрасны, сейчас еще лучше. И я уже вспоминаю, как год назад было, и думаю, — это было ущербно. Потому что то, как сейчас — это вот просто сказка. Вот что такое — «от добра добра не ищут»! 

То есть ты находишься в полноте, а Господь, Который выше тебя — Он для тебя и еще больше исполняет. Но это все время как некое откровение, некий Дар. Ты не можешь на самом деле этого просить, потому что даже не знаешь, чего просить.  

Если человек чувствует себя ущербным, он обычно не согласен с волей Божией. Мол, Бог других не обделил, а меня обделил. И вот я теперь это прошу. Неважно, как ты называешь это: вселенная и тому подобное. Но ты так или иначе, рано или поздно, все равно в яму свалишься. 

Не было у женщины ребенка, она забеременела, у нее счастье, ей кажется — теперь у меня полнота. Но все равно однажды ребенка не станет — у него начнется подростковый период, он будет от мамочки отделяться. Она все равно столкнется со своим внутренним миром. Останется с ним один на один. В конце концов, у нас есть просто смерть, которая неизбежна. И последний момент, мне кажется, очень-очень важно знать. 

Временные желания вместо вечной любви

— Люди почти никогда не просят двух самых важных вещей, которые нас всегда отличали от животного мира. Рекомендую всем почитать профессора Андрея Борисовича Зубова, который написал очень много книг по истории религии, он преподавал в МГИМО и был ведущим научным сотрудником Института востоковедения РАН. 

Он очень четко подмечает в одной из своих книг: человек всегда сталкивался с двумя очень большими проблемами, которые никак не мог решить. Первая проблема, даже противоречие: каждый из нас понимает, что самое великое благо — это любовь. Но при этом каждый из нас понимает, что этой любви явно нет. 

Если все будут друг друга любить, это будет просто блаженство. Но при этом мы не можем любить.

То есть я сам не могу иногда любить, меня тоже не любят, да? Не хватает любви. Это — первое противоречие. 

И второе противоречие — это то, что, безусловно, нормальный человек любит жизнь. И ему хочется, чтобы эта жизнь была вечной. Но он постоянно сталкивается со смертью. То есть хочется жить, но при этом есть смерть. 

Соответственно, homo sapiens, человек мыслящий, всегда искал вечной любви. То есть так, чтобы не было смерти, и соответственно, так, чтобы всегда была любовь. По сути поиск вечной любви — это религия. Попытка соединиться. Слово «религия» означает «воссоединение». Попытка воссоединиться с вечной любовью — это и есть религия. И для христиан этот вопрос решен. 

И любой воцерковленный христианин старается именно жить по Евангелию, чтобы и радость была, и покой в душе, и любовь к ближнему. Он знает это сложно описываемое словами состояние, которое бывает обычно после соединения со Христом, после нашего главного Таинства Причастия — это и есть вечная любовь. Странно ты ее переживаешь — нет страха смерти, вообще как будто смерти нет. И правда — почему-то любятся люди, ты можешь какое-то время любить. И вдруг ты начинаешь снисходить и любить буквально ближних. То есть не конкретных людей, которые тебе что-то дают, а реально ближних. Вот мне кажется, что отсутствие у людей сегодня поиска вечной любви, настоящей любви — это проблема.

Не любви к себе, которая выражается в комфорте, в удобстве, то, что еще называют гедонизмом сегодня. 

Собственно, и по этим запросам видно, что это и у верующих тоже есть. Знаете, когда записочки подсовывают какому-нибудь святому. Это тоже почти всегда временные вещи. Не вечные, а временные, и — не про любовь к ближнему и Богу, а про любовь к себе. Что-то для себя. Это, конечно, в каком-то смысле явно не по-божески. Я не думаю, что Богу такое нравится. 

Но если для неверующих людей еще можно снизойти — они Закон Божий не знают, и сегодня есть такой тренд — все покупать, покупать, покупать, и люди обмануты этим, то для верующего человека это, конечно, трагедия — если он правда думает, что с помощью временных вещей может получить вечную любовь, по-настоящему стать счастливым, полноценным. Человек явно не туда идет.

Когда подарки не приносят радости

— Было бы странно и даже немного кощунственно на «марафоне желаний» загадывать что-то духовное: стать лучше, перестать грешить, стяжать любовь или смирение. Но я смотрю на это с другой точки зрения. Когда в семье растут дети, у нее много материальных потребностей. С каждым годом все сложнее вывезти детей на море, одеть, обуть. Совершенно логично для людей, которые воспитывают детей, думать про много разных материальных вещей. Начиная от одежды, заканчивая оплатами курсов, отдыхом, хорошими велосипедами…

— Я думаю, что если бы я не верил в Бога и не был священником, то тогда стал бы пиарщиком. И тоже проводил «марафоны желаний». 

Но самое главное — нужно было бы создать массовый эффект того, что это правда является неотъемлемой частью счастья твоего и твоих детей. Знаете, как в замечательной рекламе Mastercard: «Есть вещи великие, например, любовь. А для всего остального есть Mastercard». Это — обман. Или как реклама шампуня: «Вы этого достойны!» Это тоже обман. 

Если люди остановятся и подумают, проанализируют свою жизнь, выйдут из рекламного хаоса, который нас окружает, тогда они увидят, что по-настоящему хорошо было тогда, когда было хорошо внутри. 

Ты наконец-то поехал на море, и лежишь там аки тюлень в стрингах, и наслаждаешься, выкладывая фотки в «Инстаграм». Но в реальности тебе хорошо только тогда, когда хорошо внутри.

Потому что если ты на море с кем-то поссорился или у тебя просто плохое настроение — то и море уже не море. Конечно, в «Инстаграме» ты напишешь: «Ха-ха-ха!» И потом смотришь, кто не тот лайк поставил, и уже пишешь: «Гори в аду, тварь».

То же самое касается детей. Знаете, я в первые годы священства постоянно опекал в Красногорске социальный реабилитационный центр для несовершеннолетних. Я привлек много людей и спонсоров. Мы решили для детей-сирот в приюте сделать Новый год. Они загадали желания Деду Морозу, и мы буквально все эти желания исполнили. Кто-то просил компьютер, кто-то — железную дорогу. Мы нашли деньги, исполнили все их желания — вот вам, пожалуйста, этот марафон…

— И — не работает?

— В Новый год мы все это детям подарили… Эти коробки через три минуты стояли в стороне, а дети проводили время с нами. Им хотелось реального живого общения. Они видели, что мы хотим принимать участие в их жизни, что мы обратили на них внимание. И поэтому сколько мы там находились — они с нами разговаривали, веселились, пили чай. Это был очень полезный для меня опыт — все это увидеть. 

…Но важно — именно от внутреннего зависит все остальное. Вспомните замечательное выражение в русском языке: птица в золотой клетке. Если ты не свободен, если у тебя нет радости внутри, нет покоя, то тогда пусть даже вокруг тебя золото будет — все равно ты будешь тяготиться.

Кстати, на эту тему рекомендую всем фильм «Побег из Шоушенка». Там человек невиновный попал в тюрьму. Но он не потерял ощущения внутренней свободы. Поэтому, несмотря на то, что он находился в Шоушенке — одной из самых страшных тюрем в США — он себя не потерял. 

Еще на эту тему есть история — в советские времена философа посадили на десять лет по политической статье, и он не потерял себя. Когда надзиратель говорил: «Так, идите рубите деревья», философ сам про себя повторял: «Так, иди руби деревья». Он сам себе отдавал приказ, потому что не хотел кому-то подчиняться, и сохранил эту внутреннюю свободу. 

Исполнилось желание — и сразу гложет новое

— В наших церковных молитвах описано то, чего мы просим у Бога: «Избави нас, Господи, от голода, от мора (пандемии), от глада, губительства, от землетрясения, от наводнения, от пожара, от огня, меча (значит, от убийства), от нашествия иноплеменников и от гражданской войны». 

Никто не хочет голодать, желание человека накормить детей и поесть — нормально.

И об этом пишет апостол Павел: «И вы потребности плоти не превращайте в похоти». Совершенно нормально есть и спать. Христос тоже это делал.

Но это не должно тобой обладать. Опять же, апостол Павел пишет: «Все мне позволительно, но ничто не должно мной обладать». Если какая-то мечта начинает тобой обладать — ты становишься рабом мечты. Ты уже не свободен. А это противоречит истине, потому что Христос говорит: «И познаете истину, и истина сделает вас свободными».

Если человеком обладает какая-то мечта, делает его рабом, то в реальности это рабское сознание никуда не денется. Хорошо, мечта исполнилась — дальше придет следующая. Твое рабское сознание, недовольное, будет постоянно провоцировать новые желания. 

Кстати, хочу заметить, что подавляющее большинство христиан, в том числе воцерковленных, не знает второго названия греха сребролюбия.

— Мшелоимство?

— Мшелоимство — это разновидность сребролюбия, шопоголизм по-современному. Просто под сребролюбием подразумевается не только любовь к деньгам, а вообще к материальному миру. Сребролюбие — это «несытая душа». Это очень важно понимать. 

Если твоя душа несытая, то это состояние — больное. Тебе нужно выздороветь, мы поэтому обращаемся к Богу. Он тебя может сделать сытым. «Блаженны алчущие и жаждущие правды, и они насытятся».

Начни жить по Закону Божию. По-настоящему стремиться к определенному воздержанию. Полюби воздержание. Как говорил святой Василий Великий, пост — это великий дар от Бога. Я думаю, что очень многие люди, которые в своей жизни полюбили воздержание — чтобы всего было в меру, — сделали огромный шаг к настоящей духовной жизни.

А если ты провоцируешь новые желания…

Например, ты купил себе последний айфон. Что делает человек, у которого последний айфон? Это же известно: смотрит, когда выйдет новый айфон.

Понимаете? Несытая душа — ну, не может насытиться! 

Если ты не можешь наслаждаться тем, что имеешь, эта несытость будет везде выпирать.

— То есть, получается, когда у человека нет самодостаточного чувства внутри — он пытается добрать это внешне и оно не работает?

— Не работает. Это приводит к глубочайшему разочарованию, из которого далеко не все выходят. Это печально. Те, кто осознает, что это тупик, приходят к Богу.

Видели ли вы, дорогие друзья, чтобы в «марафонах желаний» участвовали пожилые люди? Они почти этого не делают. И не потому, что у них нет желаний. Они просто уже понимают, что это тупик. <…>

Не стоит просить Бога о материальном?

— А в чем разница, когда мы Бога просим о чем-то? Например, о материальном? Чтобы работа нашлась, жилищные условия разрешились…

— Многие православные христиане тоже обращаются к Богу за какими-то материальными вещами. Это, конечно, позорно и печально. 

Одно дело, когда [так поступает] человек, не знающий Христа — это нормально. Это можно понять. И таких людей не нужно откидывать. В конце концов, ко Христу приходили перед Нагорной проповедью люди из Тира, из Сидона, это были язычники, иудеи — чтобы исцелиться. И Он их всех исцелил. А те, кто остался, услышали Нагорную проповедь. 

Но когда молитва того, кто уже знает Христа, состоит только из просьб о временных вещах — это неприлично, конечно. Апостол Павел на эту тему говорил, что сребролюбие, любостяжание и блуд не должны даже именоваться у вас! Он в равной степени считает пошлым, когда православные христиане обсуждают какие-то блудные вещи и когда обсуждают материальные. 

Так что для верующего христианина главная молитва — это прославление Бога. Это просьба о доверии Ему: «Господи, пусть все будет по Твоей воле». В конце концов, молитва «Отче наш», где вот эти слова: «Да будет воля Твоя как на небе, так и на земле». Если ты боишься доверять Богу — тогда уж вообще не произноси этого. 

Я могу понять, когда маловерие. Я сам маловерный. Но когда ты именно диктуешь Богу свою волю или когда ты с Ним торгуешься: «Господи, давай Ты мне ребенка, потому что я бесплодна, а я потом, не знаю, — акафист почитаю 40 дней»… Прочитала, а тебе тут же жизнь подарили. Как бы не сходится, да? Это как ко мне кто-нибудь подойдет и скажет: «Давай ты мне квартиру свою отдашь, а я тебе свечку толстую поставлю». Не работает так это. 

Богу нужны не наши молитвы с просьбами, а сердце сокрушенное. Об этом писал пророк Исайя, об этом говорил пророк Давид, об этом говорил и Христос: «Прежде чем принести дар твой к жертвеннику, пойди помирись с братом своим». И Исайя говорит от лица Бога: «Что вы приходите топтать Мой двор?» То есть идите сначала вдове помогите, покайтесь в грехах своих. А потом приходите ко Мне, и Я рассужу. И то — больше речь идет про грехи. 

Если мы все-таки стремимся любить ближнего, то я могу попросить: «Господи, помоги Ане Даниловой». Это просьба, она идет с любовью, потому что за другого человека. Я могу сказать: «Господи, благослови мое дело, но на все есть Твоя воля. Если нет Твоей воли — то разрушь мое дело». Это нормально, когда ты Богу доверяешь. Просить за другого человека, если он заболел, понятно, что сначала за близких. Когда сам болеешь: «Господи, укрепи меня, пожалуйста, чтоб я не унывал» — это можно понять. 

Но просить, когда у тебя уже есть жилье: «Господи, дай мне еще квартиру», — странно.

Если жить негде, детям тяжело, то можно сказать: «Господи, на все Твоя воля, если есть возможность — помоги. Если нет — укрепи, чтоб мы не ругались». Но нельзя, чтобы получалось так, что мы ставим материальные вещи выше всего остального.

Почему Бог забирает близких

— Это был один из самых трудных моих опытов в религиозной жизни. Есть фраза отца Митрофана Сребрянского: «Чем больше целомудрия до брака, тем больше благословения на семью». И очень часто я слышала это в проповедях. 

— Потом у тебя умер муж…

— Да. 

— Это жесть полная, да.

— И это было для меня таким сложным опытом… «Господи, я же все сделала правильно! Почему…» Что не сработало?

— Да, у меня тоже невеста разбилась на машине. Слава Богу, я не успел жениться. Я твой опыт не познал. Тоже, конечно, для меня трагедия была, но, я думаю, гораздо меньше, чем в твоем случае. Потому что муж — это, конечно, близость совершенно нового порядка. 

Бог не будет с нами советоваться, если захочет принять какое-то решение. Это очень четко говорит царь Давид: «И кто даст Ему совет?» Что мы можем Ему посоветовать? Это — первое.

Второе. Прямо сказано от Бога: «Ваши мысли — не Мои мысли. Ваши пути — не Мои пути». 

Людям нужно смириться с некоей данностью — у Бога есть воля. Есть воля. И Бог, как раз, в отличие от нас, имеет абсолютную волю. Бог если захочет забрать прямо сейчас, в этом эфире Анну Данилову и священника Павла Островского, — Он заберет. И Он не будет ни с кем советоваться. Если кто-то будет потом говорить: «За что и почему?» — ребята, это правила жизни. 

Я хочу заметить, что для меня стало большим примером то, как Господь забрал апостола Иакова. Было три таких главных ученика у Христа: Петр, Иаков, Иоанн. Они видели больше, чем все остальные. Иаков, так же, как и Петр, и Иоанн, был свидетелем Преображения. И вдруг первым убили Иакова. Его казнили. Это поразило всю христианскую общину в Иерусалиме. И я вот на это смотрю и думаю: «Как так?! Господи, а в чем логика? Зачем Ты ему все это открывал? Чтоб потом его сразу первого забрать?» От Иоанна столько всего мы узнали. От апостола Петра тоже — Евангелие от Марка написано с его слов. А Иаков вообще ничего по сути не сделал. Не успел. Я не знаю, почему Господь так сделал. 

Но для себя я сделал вывод: что захочет Бог — и заберет. И не будет ни с кем советоваться. И Он нам уже об этом говорил: «Будьте внимательны. Никто не знает ни дня, ни числа, когда придет Суд человеческий». То есть, когда я с Ним встречусь — никто этого не знает. 

И когда говорят: «Бог даст ребенка — даст и на ребенка». С чего это? Где Господь такое сказал?

А что, у нас нет многодетных семей, которые бедствуют? Нет голодающих на земле? У нас очень много детей голодает, между прочим. У нас не только Россия есть. Или детей православных Господь как-то любит по-особому? А других детей — не любит?

— А сколько вдовствующих матушек с огромными семьями?

— Да! Вдовствующие жены священников. Да и просто вдов очень много. 

Мы очень много чего странного приписываем Богу. И зря это делаем. Я, например, для себя понимаю, что правила нашей жизни здесь — это то, что Господь, когда захочет, не советуясь со мной, может меня забрать. Он может, когда захочет, не советуясь со мной, забрать мою жену. Забрать всех троих детей или одного из них.

Конечно, Господь — Сердцеведец, Он знает мои мысли о том, что я хочу жить долго. Хочу с женой состариться, хочу, чтобы мои дети состарились. Безусловно, Он это учитывает. Но если Он будет считать, что мне полезно пройти другой путь — этот путь будет. Я сам свою жизнь доверяю Богу. Хочу ли я этого пути? Да не хочу! Но на все Твоя воля. 

Именно так, между прочим, молился Христос перед страданиями. «Господи, да минует Меня Чаша сия! Но на все будет не моя воля, а Твоя». <…>

…Знаете, ребенка недавно в Костроме убили, страшная трагедия — и сколько мне этих вопросов написали: «Почему Господь допускает?!» Ребята! Я хочу сказать, что у нас половина людей на земле пережили домогательства, а женщины — вообще все. Столько людей пережили изнасилования. И мы про это ничего не говорим. Мы сами все это куем. 

Вот люди говорят: «Почему Господь не останавливает зло?» Он его остановит. Просто не надо себя отделять от зла. Потому что сколько каждый из нас в мыслях своих шел и не замечал, что вокруг происходит? Несли этого ребенка брыкающегося, и рядом была куча других людей. Многие этих людей осуждают. Да мы сами все такие же! В суете, в своих проблемах идем — мы даже этого не замечаем. А сколько из нас, бывает, боятся хоть что-либо сделать? Просто шаг сделать. 

Мы обсуждали с подростками, которые переживали насилие — их родители против. Против того, чтобы это дело пускать дальше. Подросток сообщает, что его изнасиловали, известно кто, но родители из-за репутации, еще из-за чего-то — не хотят пускать дело в ход. 

— Говорят: «А что ты придумываешь?» Такое тоже часто.

— Да. И обвиняют ребенка. 

Я не хочу никого осуждать. Я сам человек немощный.

Но не надо обвинять Бога в том, что Он допускает совершаться злу. Потому что если мы хотим, чтобы Господь остановил зло — то это и нас коснется, заметьте. И нас тоже коснется. 

Меня огорчает то, что когда говорят про домашнее насилие, мужчины бьют женщин — это, безусловно, недопустимо, Церковь против этого. Но вы знаете, сколько женщин бьет своих детей?

— Да.

Я просто имею в виду, когда женщины говорят: «Почему Господь допускает, чтобы меня муж бил?» Он так же допустил, когда ты ударила своего ребенка. Да, Господь терпит в надежде — домыслим в лучшую сторону, — что мы исправимся. Это так. <…>

Выпросили у Бога детей и разочаровались

— Я знаю несколько семей, у которых долго не было детей. И они сами рассказывали, что выпрашивали у Бога, чтобы дети появились. И потом прочитали такую фразу: «Что вытребовано у Неба — не принесет пользы». Родив троих детей, они поняли, что вообще не приспособлены для воспитания. И говорят: «Действительно, не зря нам Бог так долго детей не давал».

— Это, кстати, у большинства. Даже у тех, которые не выпрашивали. Мне кажется, самая опасная женщина — это та, которая говорит, что готова к воспитанию ребенка. Она с такой самонадеянностью рассуждает. Как ты можешь быть готов к тому, кого ты даже не видел? Который еще с тобой не разговаривал?

Это самое частое разочарование, когда мужчина или женщина разочаровывается сначала в своей половинке в браке, потом — в собственных детях. Потом разочаровываются в самих себе. С другой стороны — это полезно, про себя узнаешь немножко. 

— Что такое взять на себя ответственность? Часто православные люди говорят: «Нам много не надо. Кружков много не надо, книжек тоже — они сейчас дорогие». Отец семейства вместо того, чтобы стараться максимально создать для семьи условия жизни, занимает такую позицию. 

— Я думаю, все очень непросто. Раньше люди жили строго в своих сословиях. И крестьянин женился на крестьянке, мещанин — на мещанке, купец — на купчихе, дворянин — на дворянке. Если я — сын священника, то, скорее всего, у меня жена будет тоже из священнической семьи. Это было, понимаете, неписаное правило, которое почти никто не нарушал. Это — первое. 

Второе. Жизнь человека была очень проста, все знали, что будут делать. Если мой отец священник — значит, я священник. Если мой отец сапожник — я сапожник. 

И вот люди вступают в брак, и оказывается, что есть люди, которые себя комфортно чувствуют, не стремясь к каким-то высоким целям. То есть они добрые, они помогают ближним, они молятся и так далее. И они не чувствуют себя комфортно, когда нужно «рвать когти». А есть люди, которым, наоборот, вот это спокойствие не нравится. 

Сегодня — мало того, что люди не готовы к браку, они даже не знают, как отношения выстраивать. Но ты еще и не знаешь, кого ты себе возьмешь. Это почти всегда кот в мешке. И муж, и жена. 

Сколько я видел таких случаев, когда муж пилит свою жену за то, что она не хочет себя реализовывать. А потом ее еще и бросает. А я общаюсь с ней и понимаю — да она не то что не может, ей это не надо. Это не ее мир. «Мне бы сейчас, батюшка, в деревню, скотинку бы, родить бы детей штук десять. А он меня все тянет — пойдем на выставку, в оперу, туда, сюда…» Ну, видно, что душа такая — русская. А он больше городской. И что теперь? Вот я не знаю, что им делать. Вроде и разводиться как-то не хорошо. Вроде и жить вместе не могут. 

И наоборот бывает. Жена такая: давай это, давай то! А он: «Еда есть? Есть. Тепло есть? Есть. Дети накормлены? Успокойся! Давай вместе посидим». А ей хочется движухи. А еще, знаете, по сторонам все смотрят. «Инстаграм»…

— Вдохновлять надо мужа!

— Вдохновлять, да, конечно! Смотри, соседи на Бали! А ты все ходишь на рыбалку. И начинается… Муж и жена просто разные. И нужно уважать, что у человека может быть совершенно иное мнение. 

Иногда в браке живут муж с женой и ставят перед собой цели, совершенно не учитывая свою половинку. А может быть, стоило бы сначала восстановить мир между собой, а потом попытаться выстроить общие цели. И их уже перед собой ставить. Смириться с тем, что моя жена, например, в музей и оперу не пойдет, а хочет корову завести.

Но, может быть, сойтись на том, чтобы пойти в музей сельского хозяйства. Найти что-то общее. И уже за это держаться.

Но для этого нужно смириться. Признать, что ты живешь с другим человеком. С его мировоззрением. У него родители, бабушки и дедушки другие. И воспитывали не так, и рос он совершенно в другом мире, не в твоем. Даже если он православный. Смирение невозможно без мозгов. 

И любовь христианская — это постоянный анализ. Как и смирение, и терпение — тоже анализ. Вот эти слова Христа: «Относись к человеку так, как ты хочешь, чтобы относились к тебе». Это же аналитика! Думать надо. «Возлюби Господа Бога всем разумением». То есть про Бога нужно думать, про ближнего нужно думать. Апостол Павел пишет: «Будьте обходительны друг к другу. Относитесь друг к другу с почтительностью, с нежностью, обходительно». Обойди вокруг человека, подумай. <…>

Фото: pavelostrovski / instagram.com

Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.