Главная Новости Аналитика и комментарии

«Миша остался без лекарства и может умереть». В России более тысячи неизлечимо больных детей нуждаются в незарегистрированных препаратах

Реакции Минздрава пока не последовало
Миша. Фото: "Дом с маяком"

Лида Мониава

В Москве 17 июля задержали маму пациента детского хосписа, которая пыталась забрать на почте посылку с противосудорожным препаратом для сына. Лекарство не зарегистрировано в нашей стране, хотя и не является запрещенным. Что сейчас происходит с Мишей и его мамой, сколько в нашей стране детей, которые нуждаются в таком же препарате и что нужно изменить рассказала заместитель директора Детского хосписа «Дом с маяком» Лида Мониава.

Что сейчас с мамой Миши?

Мама дома, сегодня 3 день после случившегося, когда Следственный комитет должен принять решение – будет открыто уголовное дело или нет, если да, то по факту или против кого-то, если против – в каком статусе будет в этом деле мама Миши. Следственный комитет в свою очередь ждет заключение Минздрава. Как только у нас появятся новости – сообщим.

Что сейчас с Мишей?

Миша остался без лекарства. У него судороги. Аналога фризиуму в России нет. Врачи будут пытаться подобрать лечение другими лекарствами, но все это уже пробовали, работает хуже чем фризиум. При плохом раскладе из-за замены противосудорожного препарата Миша может оказаться в реанимации и умереть, как уже умерла его сестра в такой же ситуации.

Фризиум – запрещенный в России препарат?

Нет, фризиум не запрещен. Он просто не зарегистрирован на российском рынке. Фризиум входит в международный стандарт лечения эпилепсии. Также как сабрил, диазепам в микроклизмах и другие лекарства.

Чтобы препарат появился в стране, фармкомпания должна провести процедуру регистрации. Это в России очень дорого и сложно, компании не заинтересованы идти на российский рынок проходить всю эту сложную процедуру, так как покупателей у этого лекарства будет немного, регистрация может не окупиться.

Почему врачи назначили фризиум, если он не зарегистрирован?

Врачи имеют право назначать любой препарат, который нужен их пациенту, независимо от того зарегистрирован он в России или нет. Есть протоколы лечения разных заболеваний, есть международные клинические рекомендации, основанные на исследованиях. Хорошие врачи лечат своих пациентов методами доказательной медицины и дают рекомендации в соответствии с международными протоколами лечения.

Но есть и внегласные запреты, когда российским врачам «настоятельно не рекомендуют» писать незарегистрированные препараты в выписках (потому что дальше придется обеспечивать ими пациентов, а это никому не хочется). Поэтому большинство рекомендаций на незарегистрированные препараты врачи дают устно. Ничего противозаконного в этом нет. Спасибо врачам, которые не молчат и назначают своим пациентам современные эффективные препараты.

Почему у мамы не было рецепта?

Потому что его некому выписать.

Что нужно изменить?

Нужно зарегистрировать в России фризиум, сабрил и еще около 10 современных противосудорожных препаратов. Пока идет процесс регистрации – Минздрав должен разработать механизм индивидуальной закупки и провоза препарата под конкретных пациентов за счет государства и силами государства.

Сколько таких детей еще?

Несколько тысяч как минимум. Год назад мы предложили всем желающим заполнить анкету для независимого реестра пациентов, нуждающихся в незарегистрированных в РФ препаратах. Анкету заполнили 1 700 человек. Реестр был передан в Минздрав год назад (никакой реакции не последовало).

В Детском хосписе «Дом с маяком» около 500 детей нуждаются в незарегистрированных в России препаратах. Уголовных дел против родителей неизлечимо больных детей завтра может быть открыто тысячи.

Что делать родителям?

Я получаю десятки писем от мам и пап. Например: «Моя дочь тоже уже второй год также принимает фризиум, состояние ребенка на этом препарате заметно улучшилось. Но у нас ни в одной выписке, ни в каких назначениях он не фигурирует. До последнего времени возили сами под свою ответственность. Через пару месяцев наши запасы закончатся, что с этим делать пока не знаю… Мы ждем третьего ребенка, и все эти приключения с психотропными препаратами прямо совсем ни к чему. Что нам делать?».

Обращаться в федеральное мед. учреждение за консилиумом на препарат. Затем подавать документы в Минздрав за индивидуальной закупкой и разрешением на ввоз. Правда все кто пробовал этот путь пройти раньше, говорят, что это невозможно из-за бюрократических сложностей на каждом этапе. Я пока не знаю, что делать.

Мне сегодня звонят родители неизлечимо больных детей и говорят, что родительское сообщество готово прямо с детьми на колясках выйти на улицу требовать изменения ситуации. Договорились, что пока никуда не идем, юристы готовят конкретные предложения Правительству, что нужно изменить. А там посмотрим.

Источник: Facebook Лиды Мониавы

Материалы по теме
Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.
Сообщить об опечатке
Текст, который будет отправлен нашим редакторам: