На Украине начат процесс перевода храмов канонической Украинской Православной Церкви под юрисдикцию недавно созданной церковной структуры. Активнее всего это происходит в Виннице. Тем временем вступил в силу закон о переименовании Украинской Православной Церкви. По логике нынешних властей, якобы входящая в структуру религиозной организации «с центром в государстве-агрессоре» Церковь обязана в названии отображать принадлежность к такой религиозной организации за пределами страны. Размышляет винницкий священник Алексий Иродов.

В новостях прочел, как Александр Невзоров сказал, что Украинская Церковь «не хочет именоваться русской».  И я его понимаю: неверующие люди думают, что они на свете одни. Они мудрее, рассудительнее нас. Мы, верующие, в свою очередь, не сильно заботимся о том, что остальной мир понимает нас по-своему.

Со стороны кажется, что когда человек заполняет документы государственной регистрации чего-либо, то для него это почти священно. На самом деле это не так. Документы, которые регламентируют отношения Церкви и государства — это то, на что верующие обращают внимание меньше всего, к сожалению. Они кажутся формальными, и большинство всегда недооценивает их. Значение этих бумажек начинаешь понимать тогда, когда, как в нашем случае: жили-жили, все было хорошо. И вдруг оказалось, что под ногами не твердая земля, а льдина. 

Лед тронулся. Руководство страны, в которой мы живем, решило жестоко расправиться с нами, с Церковью.

Оно, в числе прочего, приняло закон о том, что те люди, которые считают себя Московским Патриархатом, должны отобразить в названии своей организации название Русской Православной Церкви.

Закон вступил в силу, и я с облегчением и надеждой пошел в комитет по делам религий в нашем городе. И потребовал, что, поскольку закон предписывает, то и я хочу отразить в названии своей общины то, что я Московский Патриархат. Но моя радость была недолгой, поскольку начальник этого учреждения сказал мне, что я должен ехать в Москву и получить в Москве печать. Мои возражения, что закон говорит о другом, были проигнорированы.

Ведь это их закон, и они принимали его против нас, против того, чтобы мы могли жить. Умерли. Для того, чтобы нас обворовать.

А это означает, что ситуация изменилась, что я теперь, если даже возьму эту печать в Москве, потеряю право и возможность распоряжаться своим имуществом, имуществом своего прихода. Потеряю свободу и окажусь вместо своего дома, в котором я родился, жил всю жизнь и привык к каждому его уголку, в новом пространстве, которое не заменит мне моего маленького уютного уголка.

Да, я хочу быть вместе, и я – Московский Патриархат. Но те бессовестные обманщики, которые составляли этот гнусный закон — циничные иезуиты, они чудесно просчитали коллизию, которая возникает в этом случае. Украинская Церковь настаивает на том, что она Украинская не потому, что она не русская. А потому, что, отказавшись от этого названия, она становится приживалкой на родной земле.

Но ведь  Украина — НАША, пусть и поруганная, но наша. Она не их. Она наша. И не нужно ее никому отдавать.

Материалы по теме
Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.
Сообщить об опечатке
Текст, который будет отправлен нашим редакторам: