Главная Общество Образование

Наталия Киселева отвечает за цифровое образование в Москве. «Правмир» поговорил с ней о МЭШ и трудностях дистанта

Как подготовить учителей к онлайну и чем им помогут дети
Полгода назад на нас обрушился дистант. И многие уверены, что начальники там, наверху, что-то придумывают, а нам — школам, учителям, семьям — нужно за это отдуваться и перекраивать свою жизнь. Тем важнее поговорить с человеком, который строил нынешнюю систему дистанционного образования в Москве, — Наталией Александровной Киселевой, бывшим учителем математики и информатики, а ныне заместителем руководителя Департамента образования и науки. Киселева курирует вопросы информатизации, развития информационных сервисов и международного сотрудничества.

Почему многие родители оказались недовольны дистанционным образованием, как к цифровой реальности готовят учителей, кто такие тьюторы и может ли гаджет пригодиться детям на уроке — об этом «Правмир» поговорил с Наталией Александровной Киселевой.

— Какой ваш основной вывод как управленца — и как учителя — по итогам осеннего дистанционного образования? Если удалось справиться, то благодаря чему? 

— Подводить итоги и ставить оценки рано. Каждый учебный день — урок для всей системы образования. 

С одной стороны, и онлайн-обучение, и дистанционные образовательные технологии давно известны и развиваются. Онлайн-курсы включены в учебные планы студентов и в программы корпоративного образования. В школе существуют дистанционные курсы по выбору для старшеклассников. Все это было закреплено в новой версии Закона «Об образовании в РФ» еще восемь лет назад. 

Словом, дистанционные образовательные технологии возникли не вчера, только это не называлось «дистанционным образованием». Говорили про электронное обучение, про онлайн-образование, в мировой практике в период пандемии появилось понятие «виртуальный класс», а у нас теперь чаще говорят «дистанционный урок». 

С другой стороны, никто в мире не был готов к такому внезапному переходу, который случился весной. Все страны, каждая школа, каждый учитель приспосабливались как могли. 

В Москве ввели деление на дистанционные и электронные уроки. В первом случае предполагалось синхронное взаимодействие учителей и учеников, во втором — отправка заданий и прием решений любым доступным способом. В итоге у детей и у преподавателей появилось множество аккаунтов в разных ресурсах, приходилось постоянно отправлять ссылки на разные системы ВКС (видеоконференцсвязи), чуть больше трети учебных часов состояли из онлайн-общения, остальное было самостоятельной работой детей на цифровых платформах с выполнением тестов и полной свободой творчества. Учителя пользовались всеми ресурсами подряд, которые только удавалось найти. 

При этом пришло понимание, что Московская электронная школа с журналом и библиотекой сценариев уроков — хороший инструмент для работы в классе, но она не решает проблему организации дистанционных уроков. Представляете себе задачу? За два-три месяца развернуть огромный электронный ресурс от функций контроля и обеспечения материалами — к функции организации взаимодействия учителя и учеников в условиях дистанционного обучения. И эта задача решается ежедневно: выстраивается система ВКС сначала для обеспечения онлайн-контакта учителя и группы детей, затем к ней добавляются новые функции, меняется контент.

Наталия Киселева

От множества ссылок и разрозненного брожения по просторам Интернета в поисках возможности организовать урок мы идем по пути выстраивания целостной системы. Конечно, это непросто. Конечно, возникают и технические, и организационные сложности. 

Сегодня школы могут свободно выбирать формы и методы организации урока. Они сами решают, как выстроить формат обучения и систему взаимоотношений с детьми. Ведь в онлайн-образовании не работают традиционные приемы, как во время обычного урока, но не все это понимают, трудно уйти от стереотипа.

В результате начался перекос в сторону инструментов, которые помогут сделать урок привычным, а не поиск новых форм взаимодействия детей и взрослых.

Поэтому вот что важно: есть основной технологический инструмент — Московская электронная школа, который быстро настраивается под меняющиеся условия и задачи, есть учебники и тетради. Давайте теперь попробуем думать не о платформах, а о том, как организовать урок, какие задания и как часто задавать в качестве домашней работы, как оценивать, как вовлекать учеников, как распределять учебное время.

Весной дистанционное обучение стало периодом поиска путей передачи контента от учителя ученику. Тогда еще не стояла задача развития самостоятельности обучения детей, ее еще не осознали. И еще оказалось, что чем больше свободы у одного участника процесса, тем сложнее другому. 

Никаких курсов, только взаимное обучение

— Будут ли какие-то изменения, новые форматы в системе подготовки учителей? Курсы повышения цифровой квалификации и так далее.

— Уровень компьютерной грамотности в московских школах и так очень высокий. Компьютеры есть во всех учебных заведениях, а учителя — опытные пользователи электронных систем. Так что вопрос даже не в технических умениях, а в методических. Но навыков проведения уроков онлайн еще не хватает. 

Мы работаем над этим ежедневно. Весной был создан при МГПУ Институт содержания, методов и технологий образования, разработан тематический каркас, который сейчас проходит публичное обсуждение и доработку с учетом городских проектов. Тематический каркас — смещение акцента с понятия «урок» (как единицы времени) к понятию «тема» (как единица содержания). 

Институт ежедневно проводит консультации с учителями, в каждом межрайонном совете директоров есть свой куратор по работе с МЭШ, создана ассоциация заместителей по содержанию образования. Мы понимаем, что сейчас в образовании нужно делать упор на развитие новой дидактики. Тысячи учителей вошли в состав предметных методических клубов, которые еженедельно обсуждают вопросы качества урока в онлайн- и офлайн-форматах, разрабатывают вместе с методистами пособия по предметам.

Учитель Дмитрий Шноль: «Вернетесь с дистанта, вам поставят двойки. Хорошо!»
Подробнее

Я уверена, что традиционные формы повышения квалификации в виде курсов становятся малоэффективными. Вместо них нужно активное горизонтальное взаимодействие учителей, так эффективнее проходит обучение и профессиональное развитие. Да и важно, что учитель слушает и слышит коллег, может высказать свое мнение, получить ответы на вопросы. 

Подготовка учителей идет непрерывно. И мы понимаем, насколько сейчас сложно учителю, который должен и уроки проводить, и готовиться к ним по-новому, и обучаться. Ежедневно работаем с административными командами, объясняем, что не должно быть искажений в информации, что сейчас очень нужны меры поддержки и помощи, постоянная возможность получить ответы на вопросы. Вопросов очень много. Но и учебный год продолжается своим чередом: проводятся олимпиады, мероприятия по воспитательной работе и так далее. Это тоже время и нагрузка. 

Вопросы цифровой грамотности поднимаем на онлайн-педсоветах и семинарах для заместителей руководителей, разъяснения по новому функционалу в МЭШ представляем в виде подробных инструкций в Библиотеке МЭШ, в обсуждениях и вебинарах института.

Программа «Учитель на замену»

— Прозвучало сообщение, что у нас внедрен новый формат преподавания — тьюторство. То есть студенты педвузов (МГПУ) заменят в школах более старших учителей, а те будут их консультировать удаленно. Что это за проект, как он будет выглядеть, как будет устроен? 

— 15 октября в Москве возобновил свою работу ресурс «Учитель на замену». Он помогает школам оперативно найти качественную замену учителям, которые временно отсутствуют по причине болезни или ведут занятия дистанционно. Замещающий учитель проводит уроки или становится ассистентом учителя на дистанционных занятиях. В этом случае он работает вместе с педагогом школы.

Для того чтобы пригласить учителя на замену, директору школы необходимо зарегистрироваться на сайте zamena.mosmetod.ru и сформировать заявку о направлении педагога, студента педагогического вуза или колледжа в школу. Затем операторы ресурса — специалисты Городского методического центра Департамента образования и науки города Москвы — подбирают наиболее подходящего педагога или студента, связываются с ответственным от образовательной организации в течение 3 часов и предоставляют сведения о кандидате.

— Верна ли информация, что порядка 3 тысяч студентов придут на подмогу школам? Как их готовят? 

— В октябре-ноябре для прохождения педагогической практики в школы столицы были направлены более 400 студентов МГПУ, МПГУ и педагогических колледжей. Они заменяли временно отсутствующих учителей и стали ассистентами педагогам, ведущим свои занятия дистанционно. Так, 137 студентов вузов и колледжей заменяли учителей начальной школы, 42 студента педвузов — учителей русского языка, 32 — математики, 29 — английского языка.

В итоге после успешного прохождения практики 35 студентов вузов и 40 учащихся колледжей пожелали остаться в школах. Их приняли на работу. 

На данный момент в электронной базе есть сведения о 1591 кандидате, в том числе о 1048 студентах педвузов и колледжей.

Подать заявку на участие в проекте «Учитель на замену» может любой педагог — для этого нужно заполнить простую форму электронного резюме на сайте zamena.mosmetod.ru. Обязательное условие для соискателей — это прохождение независимой предметной диагностики в Московском центре качества образования, задания которой можно выполнить дистанционно, а результаты указать в электронной анкете. Также на сайте есть обратная связь, где директора могут оценить работу направленного на замену педагога или студента.

— Проект «Современная цифровая образовательная среда» был утвержден в 2016 году, он должен был лечь в основу программы «Развитие образования на 2013–2020 годы». То есть в этом году мы уже должны были отчасти быть на онлайн-обучении — с методиками, цифровыми платформами, учебным материалом? 

— Нет, такой задачи в столичном образовании не стоит. Никакой замены офлайн-обучения на онлайн не предполагается. 

Изначально идея федерального проекта «Цифровая образовательная среда» заключалась в том, чтобы оказать технологическую поддержку школам в разных регионах: обеспечить школы компьютерной техникой, скоростным доступом к интернету и так далее.

В проект внесли корректировки после весны, когда нужно было в кратчайшие сроки переходить в онлайн-образование, сохраняя при этом качество обучения. В связи с этим проект «Цифровая образовательная среда» трансформировался, и теперь он предусматривает использование цифровых платформ.

Я считаю, что опыт онлайн-образования, который мы приобрели в этом году, будет влиять на структуру образования в будущем.

Онлайн-образование будет использоваться как дополнительная возможность для получения более качественного разностороннего образования.

«Принеси свой гаджет в класс»

— В какой-то момент в Совете Федерации прошли слушания о запрете гаджетов в школе. Если бы вдруг такой запрет был введен, как бы вы к нему отнеслись? 

Вопрос использования гаджетов на уроках стоит перед всеми странами мира уже давно. Года три назад я проводила Twitter-чат для педагогов Европы, и мы обсуждали применение в школе технологии Bring Your Own Device (BYOD), что в переводе означает «принеси свое собственное устройство». Эта стратегия предполагает использование собственных гаджетов во время рабочего процесса или, в нашем случае, во время учебы. 

«Наших детей обидят и в этот раз». Андрей Максимов – об идее отнять у школьников смартфоны
Подробнее

Педагоги из многих стран посчитали замечательной идею использования гаджетов в образовательном процессе, но, к сожалению, ее не реализуют из-за внутренних ограничений на мобильные телефоны на уроках. Считается, что дети отвлекаются и проводят учебное время в социальных сетях и онлайн-играх, а не внимательно участвуют в занятии. И для меня это было открытием, казалось бы, продвинутые европейские страны должны идти впереди, а не признавать, что на уроках сложно оторвать ребенка от мобильного телефона ради обучения. А затем я увидела много интересных примеров хранения и использования гаджетов на уроках. 

В современном мире важно понимать, что гаджеты можно использовать не только для игр, но и как эффективный инструмент для обучения. Например, в рамках проекта «Московская электронная школа» с помощью любого гаджета (планшета, смартфона, ноутбука) можно реализовать широкий спектр образовательных возможностей: выполнить индивидуальное интерактивное задание, организовать работу в группах, написать цифровую контрольную и, наконец, провести полноценный урок.

Исключать использование гаджетов в образовательных целях в школе — ограничивать возможности ребенка.

Безусловно, важно объяснять детям, когда и как можно использовать сотовый телефон в школе. Например, необходимо включать режим «без звука» на уроках. Об этом важно говорить и родителям со своими детьми. Они видят, чем их дети занимаются в свободное время, как используют гаджеты, и нужно научить детей видеть эту грань между играми и учебой. 

— Вы как учитель можете рассказать истории, когда телефон учеников на уроке вам мешал? Бывало ли, что помогал? 

— Для меня телефоны всегда выступали в качестве помощников на уроке. Мы активно использовали их для реализации проектов по математике, например, если нужно проанализировать проценты по кредиту, посмотреть условия в разных банках, сравнить стоимость набора продуктов для семьи в разных магазинах и так далее. Также были уроки, когда мы работали без мобильных телефонов, например, если нужно научиться решать квадратное уравнение разными способами. Тогда ученики оставляли гаджеты на отдельной парте, чтобы они не отвлекали.

Во всем важна уместность: в использовании мобильных телефонов, совмещении онлайн- и офлайн-форм взаимодействия, синхронного и асинхронного взаимодействия между учителями и учениками. Уместность и объем домашнего задания. В образовательном процессе уместность — это одно из ключевых слов. И нужно разговаривать и договариваться с учениками.

«Московская электронная школа» в Лондоне, Вене и Берлине

— Очень часто доводится слышать от учителей, родителей и даже детей (хотя почему-то гораздо реже!) жалобы на онлайн-обучение. В чем здесь причины? Они скорее технологические («нет дома компьютера»), психологические («не умею, не справлюсь, боюсь»), организационные («ребенок дома целый день, нам тесно, мне нечем его занять»)? 

— Осенью, в первые недели дистанционного обучения, мы столкнулись с проблемами технологического характера. Дальше характер обращений сдвигается в сторону организационных вопросов. В основном обращались с вопросами подключения и работы системы. 

Например, дети используют учетные записи родителей и не понимают, почему не получается подключиться к уроку. В итоге выясняется, что у них нет своих и они всегда использовали учетки родителей. Или, например, ученики или учитель для входа на урок используют ссылку прежнего урока. 

Мы стараемся делать все возможное, чтобы у родителей не оставалось никаких вопросов, директора и учителя всегда с ними на связи. Но понимаем, что еще есть куда расти.

— Какие самые вредные или странные мифы ходят в обществе про цифровое образование? 

— Вокруг всего нового и непривычного всегда рождается и распространяется много мифов и легенд. Про МЭШ, например, рассказывают, что она соревнуется с какими-то российскими платформами для того, чтобы попасть в проект «Цифровая образовательная среда». Этот проект — всего один из нескольких, которые входят в национальный проект «Образование», все они ориентированы на обеспечение высокого качества общего образования, но не все актуальны для Москвы.

Опять дистант! Врачи, педагог и рекрутер — о том, каким он будет для старших школьников Москвы
Подробнее

Москва в техническом оснащении опережает многие регионы, имеет свою платформу МЭШ, к которой подключены учителя, ученики и родители, скорость интернета в школах выше, чем та, что предполагается в рамках проекта «Цифровая образовательная среда». То есть Москва и не планировала входить в этот проект. 

Столица — ориентир для многих регионов страны по уровню качества образования. Ни в одном другом регионе нет электронного ресурса, который полностью охватывает все школы, нет единых типовых сайтов для образовательных организаций, нет такого уникального контента, как в МЭШ, созданного учителями и для учителей. При этом Библиотекой МЭШ, которая открыта для жителей всей России и других стран, пользуются очень многие. В среднем в месяц в Библиотеке МЭШ около 300 тысяч уникальных пользователей из 30 регионов страны, а также из Лондона, Вены, Берлина и других иностранных городов. 

Условия, которые созданы в Москве, не всегда применимы для остальных регионов страны, и, наоборот, решения, которые ориентированы на регионы, не всегда актуальны для столицы. Но в то же время передовой московский опыт используют и будут продолжать использовать для реализации федеральных проектов.

Не разжевать материал, а научить его находить

— Не кажется ли вам, что школе предстоит как-то иначе выстраивать коммуникацию с родителями, чтобы они не боялись дистанционного обучения? Объяснять, пропагандировать новые форматы? 

— Все мы должны понимать, что сейчас обучение с применением дистанционных образовательных технологий — это вынужденная, но временная мера, и мы просим с пониманием к ней относиться. 

Семья и школа не всегда четко понимают, чего они хотят друг от друга. Чтобы коммуникация выстроилась, нужно начать открыто разговаривать, выстраивать конструктивный диалог, и Департамент к этому стремится.

— Как вы относитесь к тому, что школа — это не только место, где ребенок получает образование, но и отчасти такое safe place, куда родители могут его отдать на полдня и заниматься своими делами? Цифровое обучение — помеха в этом случае? 

— Да, это на самом деле так. Многие родители воспринимают школу как своеобразное безопасное место, куда можно на время отдать ребенка, пока они работают или занимаются какими-то своими делами.

Этот период обучения с применением дистанционных образовательных технологий показал, что детям необходима помощь родителей. Конечно, всем ученикам по-разному, в зависимости от их уровня самостоятельности. 

Но самостоятельность детей фактически никто не развивает, потому что со стороны родителей есть жесткий контроль того, что делает школа, а учителя, в свою очередь, стараются как можно более доступно донести учебный материал ребенку, вместо того чтобы научить самостоятельно находить его. 

Сейчас сложность заключается в том, что ребенок в большей степени должен проявлять свою самостоятельность, к которой он не всегда готов. В результате он идет за помощью к родителям, а у них возникает диссонанс, потому что они считают, что в придачу к своим родительским обязанностям берут на себя задачи учителя.

— Что делать семьям, где нет компьютеров, где роутер не справляется и прочее? Возможно ли, чтобы в школах был «банк гаджетов», которые в случае необходимости раздают семьям? Школы должны превратиться в своего рода технологические ресурсные центры? 

«Зимой отапливаемся печкой, у многих семей нет компьютеров». Сельские учителя — анонимно и честно о своей работе
Подробнее

Семьи, у которых нет технической возможности для организации дистанционного обучения детей, могут обратиться в администрацию школы. Образовательные организации в индивидуальном порядке рассмотрят каждый такой случай и с учетом технических возможностей передадут в безвозмездное пользование ноутбуки и компьютеры семьям, которые в них нуждаются. 

— Какие у нас есть отечественные цифровые платформы? Или пока только Teams, Zoom? 

— Если говорить о развитии рынка цифровых образовательных платформ, то он еще только в стадии начального развития не только в нашей стране, но и во всем мире. 

В период пандемии Москва выглядит гораздо лучше на фоне [столиц] преуспевающих и развитых стран мира, потому что смогла быстро перестроиться и организовать обучение благодаря учителям, ресурсам Московской электронной школы, обеспеченности учебниками, пособиями. Безусловно, не все бывает гладко, но любая система, развиваясь очень быстро, сталкивается с определенными сбоями, потому что приходится апробировать новые инструменты в процессе.

Сегодня Библиотека МЭШ содержит учебные пособия, сценарии уроков, видеоуроки, интерактивные приложения, задания для повторения и подготовки к контрольным, а также виртуальные лаборатории, где можно проводить опыты и эксперименты. А электронный журнал и дневник — самый востребованный электронный сервис, к которому ежемесячно обращается более миллиона родителей. Это эффективная система взаимодействия между учителем, учащимися и родителями, она развивается, команда работает над новыми типами контента и качеством.

Многие другие образовательные платформы — это в своем большинстве коммерческие продукты, которые рассчитаны на того, кто за них платит, то есть на родителей. Они не всегда являются помощником для учителя, потому что не охватывают школьную программу, не концентрируют все ресурсы в одном месте, не соотносят задания с материалом, который учитель использует. Ну и являются платными ресурсами, что уже не обеспечивает реализацию бесплатного образования. 

Но среди многообразия даже отечественных решений есть хорошие платформы, интересные идеи. Мы строим партнерство с ведущими системами, вместе разрабатываем контент, обновляем Библиотеку МЭШ.

Среди решений по организации онлайн-уроков МЭШ интегрирована с Microsoft Тeams. 

«Я учусь в Гарварде»

— Вы до недавнего времени совмещали работу в правительстве с работой в школе. Продолжаете ли вы так делать сейчас? 

— На данный момент я не совмещаю управленческую и преподавательскую деятельность, но надеюсь, что в будущем это будет возможно. Раньше я работала в Министерстве образования Московской области и преподавала в школе в Москве, это разные регионы, поэтому конфликта интересов не было. Сейчас я работаю в Департаменте образования и науки Москвы. В будущем я надеюсь, что у меня получится найти возможность это совмещать с преподавательской деятельностью. 

Наталия Киселева

А пока я в основном сконцентрирована на взаимодействии со школьными управленческими командами и учителями по вопросам выстраивания нового формата урока и в большей степени переключилась на методическую поддержку учителей и управленцев. 

— Скучаете ли по школе? Что вообще дает эта возможность — быть и руководителем в аппарате правительства, и преподавателем? (Например, не могу себе представить сотрудника Минздрава, который бы одновременно работал в больнице врачом.) 

— Я люблю преподавать и скучаю по школе. 

Считаю, что мой педагогический опыт помогает выстроить коммуникацию между системой управления, учителями и учениками. Наша задача — сделать Департамент еще более открытым к диалогу со всеми участниками образовательных отношений. Например, мы запустили онлайн-педсовет, на котором еженедельно будем обсуждать возникающие у педагогов вопросы, вести с ними открытый диалог. Ранее такого формата не было. 

Кроме того, мы рассматриваем вариант более полного включения родителей в процесс модернизации образования. Это и родительский селектор, и встречи руководителей Департамента образования и науки Москвы с представителями родительской общественности. 

Также мы сейчас разрабатываем структуру новой ученической редакции вокруг МЭШ, чтобы понимать, какие ожидания есть у детей. Мы же все фактически работаем ради ребенка. Наша основная задача — не передать знания ученику, а дать ему возможность найти себя и развиваться в том направлении, которое он для себя выбрал. Дать возможность сделать свой выбор, стать ответственным за свои действия, за свою жизнь. Я вижу в этом и свою работу тоже. 

— Какие вообще у человека существуют возможности, ресурсы для совмещения управленческой работы, учительской работы и семьи с двумя детьми? 

«Конечно, некоторые студенты недовольны». Ректор МГПУ — о педагогической практике во время ковида
Подробнее

— Я много лет совмещаю управленческую, педагогическую и общественную деятельности. Когда меня спрашивают, как я все успеваю, отвечаю, что не смотрю телевизор и не трачу время на общение в соцсетях. У меня есть только страница в Facebook с размышлениями об образовании. 

Кстати, вы знали, что в этом учебном году все ведущие университеты мира вышли в онлайн? В моей жизни всегда присутствует обучение, сейчас я обучаюсь в Гарвардском университете, в 2018 году окончила магистерскую программу «Управление образованием» в НИУ ВШЭ. Я всегда не только учу, но и учусь. Чтобы все это успеть, нужно понять, что для тебя является важным, а что второстепенным. И от второстепенного отказываться. 

— Удалось ли вам на своем опыте почувствовать преимущества и сложности онлайна? Как это было? 

— Опыт обучения и преподавания в онлайн немалый, я сама учусь и учу онлайн, разрабатываю курсы, обучаю учителей. Плюс весенний опыт преподавания для школьников 7–8-х классов, студентов, замена болеющих учителей, работа в онлайн в новых классах. Для взрослых и детей нужны разные подходы, для учеников разного возраста тоже. Как и в офлайн, в принципе. И здесь самое важное — не надо бояться говорить о своих ошибках и признаваться в незнании чего-то.

Весной во время онлайн-обучения я поняла, что нужно обращаться за помощью к детям, спрашивать у них: как лучше организовать урок, когда нужно сделать паузу, сколько им нужно времени на консультации со мной, а сколько они могут работать самостоятельно.

То, чему меня научил весенний дистант, и это я сейчас пытаюсь объяснить многим учителям: не страшно не знать, страшно не спросить. В первую очередь у своих учеников.

Материалы по теме
Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.