«Он
Кадр сериала «Уборщица. История матери-одиночки»
Кадр сериала «Уборщица. История матери-одиночки»
В октябре этого года на экраны вышел сериал «Уборщица. История матери-одиночки» (MAID, 2021), посвященный проблеме домашнего насилия. Несмотря на то, что многое в фильме относится к американским реалиям, проблемы главной героини знакомы многим женщинам по всему миру. Почему у сериала появились преданные поклонники и ярые противники? Разбиралась автор книги о семейном насилии «Токсично» Анна Уткина.

Он ведь даже не трогает ребенка

Анна Уткина. Фото: Анна Данилова

Американская драма MAID отличается от всех известных нам фильмов о домашнем насилии. Он был снят по мотивам воспоминаний Стефани Лэнд «Горничная: тяжелый труд, низкая оплата и воля матери к выживанию». Именно это делает его таким реалистичным. 

Стоит сразу обозначить причину, по которой история молодой женщины, пытающейся свести концы с концами после побега от токсичного мужа, многим показалась надуманной: героиню не бьют. На ней нет ни единого пореза или синяка, а отец ее ребенка — не запойный пьяница, который валяется на земле и не в силах подняться, чтобы пойти на работу. У него есть некоторые проблемы с контролем агрессии и употреблением алкоголя. Шон работает барменом, посетители угощают его напитками, а он не может им отказать. Иногда он выпивает и после работы, но ведь пиво, а не водку прямо из горла. И, да, может иногда разозлиться, но ведь с кем этого не бывает, правда? Он ведь даже не трогает ребенка и считается замечательным отцом.

Шон кричит на свою жену Алекс за немытые тарелки, а в один прекрасный день запускает в стену кувшин. Алекс выбирает осколки из волос их маленькой дочери Мэдди, которая стала случайным свидетелем происшествия, и решает поставить точку в отношениях с Шоном, сбегает на машине ночью, не имея даже четкого плана, куда им ехать. С этого начинается история. 

Сложно было представить, что ее безоговорочно оценят и полюбят те, для кого поговорка «бьет — значит любит» все еще имеет вес.

Мы видим самого Шона просто жертвой обстоятельств, цикла насилия, которое он сам видел в детстве. Похожий опыт переживала, будучи ребенком, и сама Алекс. Герои во многом близки, но опыт детских травм имел для них совершенно разные последствия. Дети алкозависимых людей или тоже начинают пить, или даже смотреть не могут на алкоголь. У них редко возникают со спиртным спокойные отношения. Алекс, которой в детстве приходилось прятаться в кухонном шкафу во время семейных скандалов, не хочет того же для своей дочери, Шон же полностью повторяет историю семьи своих родителей. 

«Ненастоящее» насилие

Главная героиня даже не сразу отправляется в приют для жертв домашнего насилия, она говорит социальному работнику, что не хочет занимать место тех, кто пострадал по-настоящему. «Что такое “по-настоящему”?» — уточняет сотрудница соцслужбы.

Можно ли считать «настоящим насилием» полное отсутствие денег на личные нужды? Шон наказывает Алекс отлучением от семейного бюджета за «провинность»: однажды она забыла оплатить счет.

«Настоящим» ли насилием будет запрет учиться и работать? «А кто тогда будет сидеть с ребенком?» — спрашивает Шон, как бы случайно забывая, что у Мэдди есть два родителя. 

Насилие ли — настойчивая «забота»? Героиня говорит бывшему мужу, что не нуждается в помощи, но он продолжает стоять на своем: «Ты не будешь решать это одна». 

Как насчет ревности? Шон оскорбляет друга Алекс, запрещает им общаться. 

И, наконец, крик и швыряние предметов в стену — настоящее ли это насилие, если с точки зрения физических повреждений никто не пострадал?

Да, да и еще раз да, отвечают создатели MAID. Алекс страдает по-настоящему, у нее депрессия и панические атаки, она лежит на диване в пижаме до четырех часов дня, не в силах с него подняться, в определенный момент у нее наступает полная атрофия воли, и она даже не имеет права отказаться сесть за стол из-за плохого самочувствия, потому что это будет невежливо по отношению к гостю Шона, нежеланному, кстати, по ряду причин (обойдемся без лишних спойлеров) для самой Алекс.

Возможно, авторы намеренно сделали акцент не на побоях, а на экономическом и эмоциональном насилии, которые, если не останавливаются, обязательно начинают набирать обороты. Здесь есть и «медовый месяц», стремление агрессора «исправиться» и попытка вернуться, «начать все заново», которая ожидаемо окончится провалом.

У Алекс нет образования, нет работы, почти нет поддержки семьи и друзей. Сказать, что она ушла, гордо хлопнув дверью, и все как-то само устроилось, не получится. Деньги, хороший парень и карьера, как это иногда бывает в фильмах о героических преодолениях, не валятся на героиню прямо с неба. Алекс ждут голод, безденежье, ночевка на паромной станции и в квартире, покрытой плесенью, вместе с трехлетним ребенком, возвращение к Шону, повторение цикла насилия и новая попытка уйти. Возможно, чудес не случалось, потому что это сериал, основанный на реальных событиях. 

«Хеппи-энд»

Не все герои MAID имеют ту же внутреннюю силу, что и Алекс, которая борется за будущее маленькой Мэдди и еще сохранила ресурс, чтобы дать отпор. Ее мать, совершившая однажды попытку побега, возвращается в токсичные отношения снова и снова. 

Тем не менее, в истории уборщицы, как и в жизни, нет однозначных злодеев и прекрасных принцев. Каждый агрессор, как это обычно и бывает, в целом «неплохой парень», которому просто не повезло с собственным «бэкграундом», и многие из них даже встали на путь исправления. А пострадавшие от насилия женщины могут и сами проявлять эмоциональную холодность, даже быть жестокими по отношению к другим.

В MAID насилие — это не история волка, пожирающего овечку, а именно то, чем она является на самом деле: черная плесень, разъедающая некогда уютную и теплую комнату. Болезнь, которая поражает семью и лечится зачастую исключительно «ампутацией» агрессора. При этом не так важно, чем он «провинился» — оставил супруга без денег и телефона в лесной глуши, кидал в гневе посуду в стены или «действительно бил». Осколки собираются с пола, а синяки заживают, но душевные раны всегда болят по-настоящему и нуждаются в лечении.

MAID доносит очень важную мысль. Мысль, которую иногда приходится повторять снова и снова: тот, кто вас оскорбил, может вас ударить. Тот, кто вас ударил, может вас убить.

Цикл насилия будет повторяться снова и снова, если его не разорвать, а сделать это без помощи извне ни агрессор, ни пострадавший часто не в силах. Зло не всегда получается остановить одним только волевым решением. 

Героиня выбирается из ямы, на дне которой оказалась, благодаря не идеально, но все-таки отлаженной системе помощи и специализированным законам. Если их не появится, кувшины будут разбиваться над головой у загнанных в угол женщин постоянно. Снова и снова, пока дело не дойдет до серьезных увечий или убийства. Рано или поздно обществу придется решать, что делать с этой некомфортной информацией.

«Когда муж бьет жену, он способен переключиться на ребенка». Адвокат Мари Давтян
Подробнее
Помогите Правмиру
Сейчас, когда закрыто огромное количество СМИ, Правмир продолжает свою работу. Мы работаем, чтобы поддерживать людей, и чтобы знали: ВЫ НЕ ОДНИ.
18 лет Правмир работает для вас и ТОЛЬКО благодаря вам. Все наши тексты, фото и видео созданы только благодаря вашей поддержке.
Поддержите Правмир сейчас, подпишитесь на регулярное пожертвование. 50, 100, 200 рублей - чтобы Правмир продолжался. Мы остаемся. Оставайтесь с нами!
Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.