Церковь в момент кризиса власти заняла чёткую позицию — не признала ГКЧП и стремилась не допустить гражданской войны — так охарактеризовал действия церковной власти во время августовского путча 1991 года известный публицист протодиакон Андрей Кураев. Он работал тогда референтом патриарха Алексия и был очевидцем событий:

Патриарх Алексий. Фото: РИА НОВОСТИ

«О произошедшем перевороте страна узнала рано утром 19 августа. Это был день Преображения Господня и была назначена служба Патриарха Алексия в Успенском соборе Кремля, одна из первых служб в Московском Кремле, территория которого с ленинских времен была закрыта для богослужения. Патриарх принял решение изменить формулу поминовения властей на богослужении, многолетие властям и воинству не произносилось», так что люди поняли, что Церковь не признает новоявленные власти и выполняющее их волю воинство законными.

Как отметил протодиакон Андрей Кураев: «Это было замечено».

«Дело в том, что в эти дни в Москве собрался первый съезд соотечественников, многие представители русской первой еще белогвардейской эмиграции приехали в Светский Союз. Их пригласили на патриаршую службу, они были люди церковные и обратили внимание на то, что форма поминовения властей была изменена и вполне адекватно восприняли это как церковную реакцию на происходящие попытки перемен в политическом устройстве и жизни нашей страны», — пояснил о. Андрей Кураев.

А затем было обращение Патриарха с просьбой ко всем сторонам воздержаться от силы, с призывом дать возможность высказаться президенту страны Михаилу Горбачеву, бывшему в тот момент в изоляции, и не имевшему выхода на средства массовой информации.

«И наконец, в ночь с 20 на 21, самая напряженная ночь, когда вся страна ожидала, что будет силовая атака на Белый дом, когда пришли сообщения о погибших, о молодых людях, задавленных БТРами, патриарх отреагировал обращением именно к гэкачепистам – остановиться, и о том, что никакая кровь не оправдает никаких высоких политических идей. Это ночное патриаршее послание было озвучено на «Эхо Москвы», — сообщил о. Андрей Кураев.

С этим обращением он, как референт патриарха, поехал в Белый дом и там встретился с Руцким. «Мы растиражировали это обращение, и оно пошло уже в масс-медиа. И это было значимо. Еще до возвращения Горбачева в Москву, патриарх ясно выразил свою поддержку тем силам, которые не хотели бетонировать навеки советский уклад жизни в нашей стране», — подчеркнул о.Андрей Кураев.

Он отметил твердость личной позиции Патриарха Алексия. «В окружении Патриарха были люди, которые полагали, что лучше отмолчаться: «Не наше дело, отключить телефоны, никого не поддерживать и молчать».

Были люди, которые успели дать жесты благоволения ГКЧП, митрополит Питирим, например. На этом фоне, тем более, была значима позиция патриарха Алексия», — убеждён Кураев.

Давая оценку тем событиям в целом, публицист считает несостоятельными гэкачепистов.

«Если сейчас прочесть обращение ГКЧП к людям, думаю, что большинство тезисов будет воспринято с пониманием, вызовет согласие. Поэтому, вопрос, даже не в идеологии, а те люди проиграли, потому что они боялись, у них были испуганные лица, у них были скучные глаза. То есть, я убежден, что эти люди, по тому, как они вели себя в те три дня, было понятно, что они затем руководить страной не смогут всё равно», — заметил Андрей Кураев.

Елена Дорофеева, ИТАР ТАСС

Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.
Сообщить об опечатке
Текст, который будет отправлен нашим редакторам: