С
Архимандрит Андрей (Конанос) – о некоторых журналистах, политиках и других людях, выступающих против Церкви. Его примеры – из Греции, но до чего же они нам знакомы!

Архимандрит Андрей (Конанос)

Некоторые люди – из тех, кто борется с Церковью, – о себе говорят: «С Богом у меня все хорошо. Проблема в Церкви, не в Нем!» Значит, – спрошу я тебя, друг мой журналист, или любого твоего единомышленника, – ты утверждаешь, что с Богом у тебя все хорошо? Никаких проблем, просто церковные скандалы не дают покоя? А ты вообще ходишь в церковь? Ты, признающий, что Христос выше всего того, что в ней происходит? Когда в последний раз ты был в церкви? Вот что хотелось бы знать. Когда?

Один знакомый прислал мне ссылку на сайт с результатами соцопроса, проводившегося среди представителей разных политических партий. Их спросили, когда в последний раз они были в церкви. Так вот, большинство политиков ответили, что не помнят – не считая ежегодного праздничного молебна в парламенте 28 октября («День Охи» – государственный праздник Греции – прим. перевод.), посещение которого обязательно для всех. Кто-то ответил, что посещал церковь еще в юности, кто-то – пятнадцать лет тому назад, кто-то написал, что ни разу в жизни не причащался – в общем, ответы были невероятными.

И эти люди нами управляют, принимают важные решения, обсуждают государственные дела… Люди, не знающие даже, как пахнет ладан, непросвещенные, беспомощные, живущие без Бога, атеисты. Как можно думать, что ты в хороших отношениях с Богом, если твоя жизнь проходит без Него? Однако именно это ты утверждаешь и будешь утверждать, пока есть здоровье и силы. Да, этот журналист, о котором я упомянул в связи с той школьной историей, – молодой, красивый, сильный человек, пышущий здоровьем. И он говорил, потому что знал: сейчас всё – в его власти.

Мне бы хотелось встретиться с ним – но вовсе не для того, чтобы как-то отомстить ему за эти слова, а просто сесть и поговорить вдвоем, не строя из себя умников. Интересно, видел ты когда-нибудь, дорогой мой журналист, умирающего человека? Вот что хотелось бы у тебя спросить. Видел ты когда-нибудь, как люди умирают? Вот когда увидишь, тогда будешь говорить. Как и все те, кто сегодня ведет враждебные, высокомерные речи, обвиняя и осмеивая.

В чинопоследовании отпевания есть такие слова: «Как плачет [в этот миг] душа и, к ангелам очи возводя, бездейственно молится; к людям руки простирая, не имеет помощника». То есть в момент кончины душа человека ищет помощи и не находит. И становится понятно: все, что ты осмеивал при жизни, – истинно; и Господь, Которого ты презирал, достоин не презрения, а обожания и любви; что Он дает силы и прощает грехи; что Пресвятая Богородица, Которую ты также осмеивал, оскорблял и хулил, могла бы спасти тебя и отвести в рай без тех мучений, терзаний и демонов, которые ожидают тебя теперь. Вот над Кем ты глумишься – пока жив, здоров и выступаешь по телевидению. А когда умрешь – будешь очень нуждаться в Их помощи.

Момент истины в нашей жизни наступает не тогда, когда мы приводим ложные доводы в телепередаче; момент истины – это момент страдания, когда человек становится самим собой; а вершина страдания – это смерть. Поэтому в момент смерти мы все – настоящие.

Вот почему, уважаемый журналист, уважаемый наглец, в своем бессилии мнящий себя всесильным, – вот почему я хотел бы оказаться рядом с тобой в твой смертный час, чтобы прочесть тебе разрешительную молитву, если захочешь, – а ты захочешь, потому что нет человека, который не захотел бы принести покаяние перед смертью, ведь теперь ему открывается Истина.

Фото: pravoslavie.ru

Вы спросите: «Почему же Христос молчит?» Потому что Он – смиренный. Удивительно! Все это время, пока мы ведем беседы, дискуссии, Христос ничего не говорит, а молчит. Я не утверждаю, что в данный момент происходит именно то, о чем я сейчас скажу – но представьте себя на месте Христа. Тебя хулят, обвиняют, осуждают, снимают со стены Твою икону – хотя на этой иконе Ты не делаешь ничего плохого, наоборот – благословляешь детей, помогая им хорошо учиться, правильно читать, грамотно писать, сохранять мир душевный… И в то время как мы, умники, критикуем и дискутируем, Он молчит, говоря про Себя: «Я все еще распят, и Я терплю. Терплю и жду, когда вы позовете Меня».

Надеюсь, Господь просветит и нас, и школьных учителей, большинство из которых – заблудшие атеисты, и научит нас говорить с детьми о Боге. Тут, правда, мне могут возразить: «Господин священник, сейчас другие законы. Я буддист и не буду говорить с детьми о Христе».

Однажды после урока в воскресной школе при храме святой Параскевы в Афинах дети подошли к преподавателю и рассказали о том, как учительница в общеобразовательной школе, индуистка, гипнотизирует их во время занятий.

– Ребята, – сказал в ответ учитель, – в следующий раз, когда учительница начнет говорить вам что-то странное, не слушайте, а повторяйте про себя: «Господи Иисусе Христе, Сыне Боже наш, помилуй нас! Приди к нам! Защити нас!»

Дети так и сделали. А учительница сразу же спросила:

– Ребята, ребята, что происходит? Кто-то из вас мне мешает!

Ученики обрадовались: молитва возымела эффект, – и продолжили молиться. Учительница побледнела, потом покраснела, а затем начала сердиться. Вскоре обо всем этом узнали родители ребят, написали жалобу, и ее уволили из школы. Но так было раньше.

Сейчас такого учителя никто не уволит, на его стороне – закон, который говорит о религиозной свободе и терпимости. Поэтому, говорят, в скором будущем в наших греческих школах вместо Закона Божия будет преподаваться религиоведение. Но дело не в том, какой предмет будет преподаваться; и даже не в том, что права верующих, права Церкви и священников ущемляются. Господа, нас всех заберет смерть! Вот о чем нужно думать – как победить смерть? Какие дискуссии? Разве для этого нужно говорить о Христе? Для того, чтобы навязать Его кому-то? «Ну вот, наконец и тебя сделали христианином!»

Однако Христос нужен всем. Когда же мы покаемся?

Когда поймем, что говорим и делаем сплошные глупости? И те, кто воюет с Церковью, и мы, обладающие Христом… Когда мы, христиане, начнем не навязывать Христа, а являть Его своим поведением, которое, к сожалению, пока что совсем иное?..

Фото: mnog.livejournal.com

Пусть люди видят, что мы – священники, богословы, церковные миряне, – не идеальны, но стремимся к Идеалу. Христос нужен всем нам, и потому будем являть Его людям не с важностью или насилием, а как простые грешники.

Как победить тлен? Как преодолеть искушения, одиночество, болезни, страдания и боль? Как? Кто поможет нам в этом? «Платон!» – скажешь мне ты, брат-журналист. Но Платон, дорогой мой, любил Христа, хоть и не знал Его. Когда древние люди узнали Христа, они полюбили Его и изменились, перешли из язычества в христианство. А мы? Мы, христиане, готовы изменить своей вере и стать атеистами, обратиться к языческим философам… Да, дорогие мои, все мы нуждаемся в великом просветлении.

Дай Бог нам покаяние, смирение и просветление. И простите меня – ведь я не имею права никого судить, кроме самого себя, за то, что делаю или, наоборот, не делаю. Помилуй нас, Господи, просвети и прости. Не дай никому из нас погибнуть ни сейчас, ни в будущем веке. Дай нам быть с Тобой и прости все те глупости, что мы творим. Прости, как прощаются детям их шалости. Чего еще ждать от нас, Господи? Мы только и делаем, что ошибаемся. Господи Иисусе Христе, помилуй всех нас!

Перевод Елизаветы Терентьевой для портала «Правмир»

Помогите Правмиру
Сейчас, когда закрыто огромное количество СМИ, Правмир продолжает свою работу. Мы работаем, чтобы поддерживать людей, и чтобы знали: ВЫ НЕ ОДНИ.
18 лет Правмир работает для вас и ТОЛЬКО благодаря вам. Все наши тексты, фото и видео созданы только благодаря вашей поддержке.
Поддержите Правмир сейчас, подпишитесь на регулярное пожертвование. 50, 100, 200 рублей - чтобы Правмир продолжался. Мы остаемся. Оставайтесь с нами!
Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.