Наталия Сниткова выросла в многодетной семье и с самого детства считала, что много детей – это вообще типичная история, хотя родилась и росла в советское время. Просто круг друзей родителей был соответствующим. Но, чтобы создать многодетную семью, сначала нужно встретить мужа. Со своим Наталия познакомилась после того, как нарушила родительский запрет.

– Я – из консервативной христианской семьи, – рассказывает Наталия. – И родители не приветствовали походы в кино, на дискотеки. Но однажды, после концерта для вечера выпускников прежних лет, в котором я, десятиклассница, принимала участие, я осталась на дискотеку, просто посмотреть, как это вообще происходит. Представьте мое удивление, когда ко мне подходит молодой мужчина и приглашает на танец, более того, называет по имени и говорит, что наши окна напротив и он давно за мной наблюдает. А потом подытоживает: «Сегодня все медленные танцы ты танцуешь со мной». Это было одно из самых сильных переживаний моей юности… Потом он хотел проводить меня домой, но за мной пришла мама.

Александр стал искать возможности увидеться с Наталией – выходил на утреннюю пробежку, когда она шла в школу, встречал, когда она вечером возвращалась с дополнительных занятий. Девушке было немного не по себе, ведь не может же взрослый человек всерьез заинтересоваться ею, скромной девушкой, вдруг с ним что-то не так? А потом Александр исчез из поля зрения на полгода. Как донесли одноклассницы, успевшие собрать «досье» на молодого человека – он моряк дальнего плавания и полгода проводит дома, полгода – в плавании. 

Через некоторое время в автомобильной катастрофе погиб отец Наталии, мама осталась одна с четырьмя детьми, младшим было семь лет и четыре года. Александр пришел на похороны, а позднее стал приходить в семью и заниматься с мальчиками – водил их по музеям, брал в походы, мастерил с ними что-то, то есть, как мог, заменял им отца, всячески подчеркивая, что он приходит не к Наталии. А через два года после трагедии (и через пять лет после знакомства) сделал Наталии предложение.

Наталья и Александр

– У меня был брак по расчету, – улыбается Наталия. – Я всякий раз смотрела на него и понимала, что с этим человеком можно строить семью, воспитывать детей. Мы сразу же стали жить отдельно – однокомнатную квартиру нам отдала свекровь. Саша меня уже успел узнать, ведь когда он приходил в родительскую семью и какое-то время мне не нравились его ухаживания, я успела показать себя со всех сторон, в том числе не с самых лучших – могла грубо ответить, надерзить. А когда мы стали жить, я уже стала к нему присматриваться и находить в нем негатив. Но у него всегда было терпение, нужно очень сильно постараться, чтобы вывести его на ссору. Так что благодаря мужу этот период прошел достаточно мягко.

Супруги сразу же стали мечтать о ребенке. Но первый сын родился только через два года после свадьбы, Наталья училась тогда на шестом курсе медицинского. А дальше – все как пишут в книжках по психологии: материнство накрыло молодую маму с головой, супруг отошел на второй план, хотя он всячески принимал участие – после работы брал коляску и уходил часа на два, давая жене поспать или сделать что-то по дому. Меньше чем через год Наталия снова забеременела.

– Честно скажу, что скандалила в основном я. Видимо, способствовали и ощущение, когда первый ребенок у молодой мамы забирает все эмоции, и гормоны… Меня раздражало, что вокруг ребенка не самые идеальные условия – там плитка отваливается, там краска шелушится… Муж при этом работал на двух работах, и, опять же, благодаря его выдержке мы этот период преодолели. 

Я была готова открывать академию материнства

Первый ребенок особых неудобств не доставлял, по ночам не плакал, практически не болел и всем своим поведением давал понять маме: материнство – это здорово и просто. Наталия взяла академический отпуск и даже подумывала совсем бросить институт.

«Просто шестеро детей – родные махнули рукой». Можно ли дать им все, что положено?
Подробнее

– Мне хорошо с ребенком, для чего это образование, карьера – думала я тогда, – вспоминает Наталия. – Нарожаю себе десяток таких детей, и мне больше никто не нужен. 

Когда сыну был год и три месяца, в семье появился второй ребенок, дочь. Девочка сразу показала родителям, что быть папой и мамой – это еще и очень нервно. Она кричала по ночам от мучивших ее колик, покрывалась младенческими высыпаниями, в три месяца переболела бронхитом. 

– Пришлось мне немного приземлиться и осознать, что мне вверена жизнь детей и я за нее отвечаю головой, – говорит Наталия. 

Третий ребенок появился на свет чудом. На 25-й неделе беременности у Наталии началась отслойка плаценты, сильное кровотечение, а муж как раз в ночь на работе. Как медик Наталия понимала, что она рискует не только потерять ребенка, но и собственную жизнь. Позвала на помощь маму, чтобы та осталась с детьми, и по скорой поехала в больницу. 

– Надо прерывать беременность: слишком большая кровопотеря, да и ребенок, скорее всего, не выжил.

Нам сейчас надо спасать тебя, мама. Ты должна смириться с мыслью, что ребенок погиб, и спасать себя, потому что у тебя еще двое детей, – сказала врач Наталии после осмотра.

– Я чувствую шевеления, и пока ребенок живой, не позволю ничего сделать, – твердо ответила Наталия.

Тогда врачи решили позвонить Александру, чтобы у него взять разрешение на операцию. Позднее Александр признался, что, если бы ему тогда позвонили, он бы сказал врачам делать что угодно, лишь бы спасти жену. Но дозвониться не удалось. Мобильные в то время были далеко не у всех, и по рабочему телефону никто не отвечал. Как позднее оказалось, именно в эту ночь шел ремонт телефонных линий. Наталия вспоминает:

– Не знаю, что с тобой делать, – вздохнул врач. – Кладу тебя под капельницу до утра, а там посмотрим. – Он приходил ко мне каждые полчаса, а утром привезли передвижной аппарат УЗИ. Врач-узист посмотрела на меня и удивленно развела руками: «Удивительная вещь! У тебя началась отслойка низко расположенной плаценты, но девочка головкой прижала место отслойки и оно затромбировалось. То есть она сама фактически остановила кровотечение, спасла тебя и себя. Ты доносишь, надо только бережно относиться к здоровью». 

Сейчас этой дочке – 19 лет. Она родилась здоровой, только беспокойной – плакала, плохо спала, и супругам приходилось по очереди ночью дежурить у кроватки. В семье – трое детей, старшему еще не исполнилось три года, Александр работает на нескольких работах, стиральные машины-автоматы – редкость, стирают на старинной – просто с крутящимся барабаном и ручным отжимом, автомобиля нет, съемное жилье. И при этом супруги называют это время одним из самых счастливых.

– У нас не было времени на рефлексию, на то, чтобы жалеть себя, на то, чтобы раздумывать: правильно, не правильно, – рассказывает Наталия. – Я понимала, что нахожусь на своем месте, выполняю то, на что я подписалась, и буду это делать хорошо. С нежностью вспоминаю то время: муж вернулся с работы, дети уложены спать, все затихло и мы идем в ванную полоскать пеленки. Полощем пеленки и обсуждаем все, что произошло за день, потом вместе развешиваем эти пеленки на балконе. Именно тогда мы ощутили себя командой, приросли друг к другу, понимая, что трудностей много и если мы друг за друга вцепимся, то устоим.

Когда родился четвертый ребенок, Наталия поняла, что она – супер-мать, летчик-ас, она все может, со всем справится, решит любую проблему.

Она устраивала кукольные спектакли с детьми, рисовала с ними, лепила из соленого теста. Глядя на старших, младшая, к удивлению родителей, взяла книжку и начала читать. А потом родился пятый ребенок, сын.

– Если с четырьмя детьми я чувствовала себя профессором, готовым открывать академию мам, чтобы всех учить, то после того, как у пятого стал прорезываться характер, ощущения стали иными: «Никаких академий, я сама ничего толком не знаю, все на ощупь, все тяжело». Я поняла, что мой прежний опыт ничего не стоит, сынок совершенно другой. Совершенно непреклонный. Уже в два года, если он сказал «нет» – значит нет, никакие уговоры не помогут. Отказывается надевать какую-то вещь – бесполезно отвлекать, что-то придумывать – ничего, что работало с другими детьми, здесь не работает. Еще я привыкла, что у нас все дети учатся хорошо, а тут замечания учителей, что сын ленится. Но я же вижу, что не ленится. Стали искать причину с помощью специалистов и нашли – дислексия. Сейчас сыну 13 лет, и до сих пор, если возникают какие-то проблемы, решаю их на ощупь – давай попробуем вот так, давай попробуем вот так, – сразу много вариантов: никогда не знаешь, что с ним сработает. 

Младшие дети

Папин преемник

Пять детей – вполне достаточно, – решили супруги, формула «семь я» – соблюдена, тем более с пятым так все непросто. И тут они узнают о новой беременности.

– Первый раз в жизни у меня было чувство, что я не хочу ребенка, – вспоминает Наталия. – Я плакала: «Господи, ну почему так, только я начала находить общий язык с Витей, с пятым ребенком, стало ближе окончание строительства дома…» А в 10 недель у меня чуть не случился выкидыш, и когда появились тревожные симптомы, я осознала, что делаю, как я могу не хотеть ребенка, морально тем самым совершая аборт. Теперь я уже думала иначе: «Господи, не забирай, дай выносить, родить, мы будем его любить так же, как и всех!» 

Теперь Филипп перенимает опыт папы. Александр – творческий человек, золотые руки, но он категорически отказывался делиться опытом с детьми – просто не любит, когда во время работы его кто-то отвлекает. А Филипп, едва научившись стоять на ногах, стал ходить за папой и повторять все, что он делает. 

– Теперь я спокойна, что папины золотые навыки, папин опыт – в строительстве, ремеслах, перейдет сыну. Филипп не очень любит учиться в школе – ему скучно получать отвлеченные знания, вы дайте ему пилу, лобзик, дайте кисть, тогда он с увлечением станет красить, выпиливать… Папа Саша по образованию железнодорожник, водитель тепловоза, но после окончания техникума стал моряком, начал ходить в плавание. Но когда у него появилась семья, естественно об уходе на полгода речи не стояло – что это иначе за семья, где папы нет по полгода?! 

Он пошел устраиваться в железнодорожное депо, но тогда туда было не пробиться, и у мужа еще на медкомиссии обнаружились проблемы с сердцем, которые больше никогда не всплывали. В 90-е годы ему пришлось крутиться, искать себя. Он начал заниматься сначала заливкой бетонных памятников, но потом ему это стало неинтересно и сейчас у него цех, единственный в городе, по производству ландшафтной скульптуры – он делает вазы для парков, фонтаны, различные скульптуры. А совсем недавно он запустил деревообрабатывающий цех, делает деревянные кресла, деревянную посуду, разделочные доски и так далее. Наш папа умеет все! Дом полностью он построил сам – от проекта до крыши, до последнего гвоздя! 

На крыльце дома

Шестому ребенку исполнилось три года, и Наталия решила идти работать, у нее есть диплом медуниверситета. Но восстановить квалификацию врача после 15 лет декрета очень сложно, долго и дорого, и потому Наталия решила остановиться на средней медицинской специальности – делать массаж малышам. Тем более, соответствующие курсы она проходила, плюс собственный материнский опыт. Она прошла еще одни курсы, получила сертификат и стала работать, появились клиенты.

– Однажды я делала массаж маленькой девочке – красивой, с большими глазами, длинными ресницами, черными кудряшками. Глядя на нее, я мысленно вздыхала, что хочу такую же, а через два месяца узнала, что беременна. «Отлично, у нас уже давно, почти шесть лет не было детей!» – сказал муж. Дочке сейчас четыре, и, понятно, вся семья ее сильно балует. 

Александр с дочкой

Подростковый кризис – как подготовиться к удару 

Наталия признается, что с малышами легче, чем с подростками. Первый подростковый кризис – у старшего сына, наступил неожиданно, в 11 лет. Это сейчас родители знают, как это бывает, умеют сглаживать острые углы, находить правильные слова, а тогда…

– Это было как неожиданный удар булыжником по голове, – говорит Наталия. – Еще вчера это был ласковый мальчик: «Мамочка, дай я тебя поцелую», а сегодня – огрызающийся злой подросток. У сына подростковый переходный период проходил в очень агрессивной форме. Он огрызался на родителей, злобно задевал младших, стал швыряться мебелью, игрушками.

«Если ждете благодарности, не берите подростков». Можно ли озолотиться на усыновлении и что делать, если дочь пишет «отказную»
Подробнее

В какой-то раз после очередной нашей с ним стычки, когда я что-то попросила его сделать, он ответил: «Отстань, а что всегда я», у меня опустились руки. Я решила – это мой педагогический и воспитательный провал, наверное, я что-то упустила. А потом мне случайно на глаза попалась книжка «У вас растут сыновья» американского психолога Джеймса Добсона. Когда я читала ее, мне казалось, что автор был у нас дома, и подслушал и подсмотрел нашу жизнь. После книги меня отпустило – я поняла, что все проходит, надо только потерпеть, а пока спокойно воспринимать все злые вспышки.

И точно, прошло года три, и его как выключили. Я уже работать вышла, возвращаюсь, а навстречу приветливый сын: «Мам, давай чаю попьем, я тебе сделал с бутербродами». Волна отхлынула, он стал опять внимательным, добрым, мы с ним можем часами разговаривать. Понимание, что этот непростой период совсем незначителен в масштабах жизни, дало мне сил уже с последующими детьми. И сейчас, когда у меня четвертый подросток, я начинаю получать удовольствие от этого времени. Мне нравится, что дети в это время такие прямолинейные, говорят, что думают. Они очень юморные, саркастичные, и, как некоторые записывают за малышами, я записываю мысли своих подростков. 

Дом мечты

Когда Наталия ждала третьего, супруги продали квартиру и купили недостроенный дом недалеко от города. Пока достраивали дом, жили в съемной квартире. А потом Александр увидел объявление о продаже участка прямо в городе и сказал жене, что надо его покупать, это участок мечты. На рассуждения жены, что это риск и безумие, ведь у них есть уже почти готовый дом, пусть за городом, он нарисовал проект дома, который должен быть построен на этом участке.

– Саша, ты что, мы такой дворец никогда не построим, с нашими-то деньгами. У нас дети рождаются чуть ли не каждый год. Сейчас их уже четверо, – пыталась увещевать Наталия мужа.

– Я должен построить детям дом мечты, – настаивал Александр.

– Мне стало ясно, что это будет долго, дорого, тяжело, но он построит свой дом, – говорит Наталия. – И я согласилась. Саша начал воплощать в жизнь свою мечту и продолжает это делать до сих пор (с 2002 года). 

Семья у дома

Когда в семье было уже шестеро детей, стояла коробка дома и казалось, что вот еще немного и все готово, супруги поняли, что денег нет. Александр уже уезжал в Москву на заработки вахтовым методом, и почти все деньги вкладывались в дом. Хотели получить на строительство материнский капитал, который тогда только что стали выдавать, но не разрешили – ребенку, на которого его выдали, не исполнилось еще трех лет, пытались продать небольшой грузовичок, чтобы вставить окна на зиму в строящемся доме, но никто его не покупал.

В какой-то момент супруги стали ссориться:

– Все, давай продавать эту построенную коробку, уедем куда-нибудь в деревню, купим небольшой домик, все равно будет лучше, чем сейчас, – сказала Наталия мужу. Он согласился. Уже был найден подходящий домик.

«Святитель Спиридон, мы не бездельники, но никак не можем заработать на дом»
Подробнее

– Было тяжело, – вспоминает Наталия, – мы понимали, что хороним свою мечту. Надо было сделать последний шаг – выставить наш дом на продажу, а мы никак не решались. Вдруг нам позвонили из Пенсионного фонда, сказали, что нам одобрено вложение материнского капитала в строительство, вскоре нашелся покупатель на грузовичок. За год мы вставили окна, доделали крышу, провели все коммуникации и въехали. Весь год мы жили в режиме строжайшей экономии, но потом стало легче. Сейчас наш дом снаружи полностью готов, доделаем его внутри. Это наш дом, семейное гнездо, и я не жалею, что мы прошли через те трудности, о которых говорила. 

Сейчас, когда дом почти готов, Наталия работает, в финансовом смысле жизнь семьи стала легче. А раньше покупать удавалось только обувь – одежду в основном отдавали родственники, знакомые. Сейчас Наталия планирует траты, кроме, конечно, еды и оплаты коммунальных услуг, на каждый месяц, например, летом составляются списки необходимого для школы, в сентябре покупают ноутбук взамен сломанного, в ноябре зимние вещи и так далее.

Еще одна статья дохода – козы, если раньше супруги пытались делать сыр, масло, то сейчас молоко раскупается буквально сразу. Коз – десять, ухаживает за ними Александр с детьми – доит, заготавливает корм. Наталию к животным не допускают, только если погладить или пофотографироваться – ей нужно беречь руки для массажа. Фотографии, а главное – рассказ о своих многодетных буднях – Наталия выкладывает в инстаграм.

Семья Снитковых выращивает коз

На работу Наталия выходила плавно: сначала один массаж в день, потом два – сейчас она занята почти весь день, и когда возвращается, уставшая, дети знают, главное – чтобы порядок был в гостиной, не было грязной посуды. А еще лучше – сразу дать маме поесть, тогда точно в итоге дети получат добрую маму. 

– Когда я голодная – я уставшая и злая, – смеется Наталия. – Если я поела, пусть даже не выспавшаяся, я буду в хорошем настроении, и дети это знают. И еще, когда я устала, настроение не очень, я люблю смотреть кино всей семьей. Мы садимся на диван перед телевизором, я скачиваю какую-нибудь веселую легкую комедию. В такие моменты ощущаю особое умиротворение: все мои со мной, все рядом, нам весело, хорошо, мы смотрим в одном направлении. Очень люблю такие вечера. 

Я понимаю, что мы достигли такого момента, когда пожинаем плоды. Старшие дети взрослые, и все, через что мы прошли – не зря.

Материалы по теме
Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.
Сообщить об опечатке
Текст, который будет отправлен нашим редакторам: