Как известно из истории права, мера жесткости наказания за преступления никогда не влияла на их количество. Может быть, оценив этот факт, как и тот, что количество заключенных в России перевалило за миллион, поставив нашу страну на первое место в этом печальном рейтинге, руководство страны предприняло радикальные меры.

Дума в первом чтении одобрила внесенный президентом законопроект о поправках к Уголовному кодексу. Основное его содержание – исключение из 68 составов нетяжких преступлений нижнего предела наказания. То есть если раньше за некое преступление подсудимый мог получить, скажем, от трех до пяти лет, то теперь суд не связан необходимостью «дать не меньше «трешки»». Оценить грядущие перемены мы попросили священника Константина Кобелева – старшего священника храма при Бутырской тюрьме.

Священник Константин Кобелев

Данный законопроект мы обсудили с начальником Бутырского СИЗО – полковником Телятниковым Сергеем Вениаминовичем, и пришли к общему мнению о том, что предлагаемые поправки являются нужными и правильными. Однако все зависит, прежде всего, практики их применения. Судам предоставлена значительная свобода в определении меры наказания, и вопрос в том, как они ей будут пользоваться. Поэтому немаловажную роль тут будет играть политика государства, многое будет зависеть и от полицейской системы.

Мы считаем это хорошей инициативой, потому что, находясь здесь, в изоляторе, и я — священник, и он — начальник тюрьмы, видим одну и ту же картину: очень многие сидят здесь напрасно. Это приносит вред как им самим, так и обществу. Люди, попавшие в тюрьмы за такие незначительные преступления, как украденный телефон и тому подобное, могут стать здесь настоящими преступниками.

Мнение начальника СИЗО — за подобные правонарушения должен назначаться штраф, и должна быть выплачена и компенсация пострадавшему. В этом случае преступник, заплатив и государству и потерпевшему, уже прочувствует негативные последствия своих действий, и второй раз на это не пойдет. Держать же его в тюрьме просто неразумно.

Государство его кормит, поит, одевает, содержит штат охраны, и все это за свой счет. Человек причинил ущерб на тысячу рублей, а расходы на его содержания многократно таковой превышают. Мало того, выйдя из тюрьмы, он, может быть, будет совершать еще худшие преступления. В нашей стране процент рецидива очень высок и достигает почти 70%. Получается, что мы людей делаем преступниками.

Серьезные преступления, конечно, должны наказываться, может быть, даже более строго. Разговор шел о том, что в перспективе хорошо было бы пересмотреть некоторые статьи УК, добавить те преступления, которые там пока не указаны.

Так же мы надеемся на то, что данные изменения в уголовном кодексе повлияют на практику избрания досудебной меры пресечения. Хотя в российском законодательстве предусмотрен целый ряд подобных мер: и подписка о невыезде, и поручительство, и ограничение передвижения, на практике применяется преимущественно одна мера – арест.

Если же теперь мелкому преступнику наказание по приговору суда может ограничиться штрафом, то нет смысла сажать его в изолятор. Нахождение в СИЗО очень сильно влияет на психику человека. Конечно, мы радуемся, когда арестованные приходят к нам в храм и исповедоваться и причащаться. Однако при этом мы видим, в каком тяжелом душевном состоянии они находятся. Особенно это касается случаев, когда человек попал либо безвинно, либо по какой-то мелочи.

Поэтому мы считаем, что законопроект об изменениях в УК хороший, вопрос в том, как они будут применяться.

Читайте также:

Протоиерей Димитрий Смирнов: У нас в стране десятки тысяч людей сидят ни за что

Протоиерей Александр Ильяшенко: Разумное смягчение закона благотворно сказывается на обществе

Священник Александр Добродеев: «У нас отсутствует система реабилитации людей после выхода из мест лишения свободы»

 

Материалы по теме
Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.
Сообщить об опечатке
Текст, который будет отправлен нашим редакторам: