Главная От автора Митрополит Вениамин Федченков

Сродница наша

Так взывает Ей Церковь. Как мы и знаем это по слуху. А представить даже не можем. Чего кто не видел опытно, того понять никак не может.

Так взывает Ей Церковь. Как мы и знаем это по слуху. А представить даже не можем. Чего кто не видел опытно, того понять никак не может. И только по сравнению с чем-либо, более известным, или на основании повествований святых опытных людей можем лишь отчасти проникать, предполагать, касать­ся сего недоступного состояния. И то немного. Это выше нас!

И здесь, на Успение, мы едва-едва, самым краем сердца, ощущаем некую крупицу. Но зато из житий святых припоминаем разъясняющие факты Ее явле­ний.

Вот Она является преподобному Сергию Радо­нежскому, и преподобный Михей от страха падает, почти как мертвый, а сам преподобный стоит на ко­ленях.

Или Она является преподобному Серафиму. Монахиня Евпраксия была сначала тоже в ужасе. Но потом стала созерцать необычайную славу и «неописанную» красоту Ее Боголепного Лика.

Значит, слава Ее — столь велика, что и преподоб­ные не вполне выдерживают ее. И сначала нужно было им много молиться, чтобы приуготовить себя Ее видеть.

Мы печатаем этот абзац по авторской машинописи.— Ред.

А доктор М-н (говорил мне он сам) при прохож­дении Божией Матери, в ночь смерти патриарха Тихона, ощутил такой страх, что упал на землю и мо­лил о помиловании — не видеть ему Божию Матерь, ибо он — грешный и недостойный этого. И только вдали услышал как бы великий гром, который при­ближался все к нему: это шла Царица Неба и земли, а он лежал ниц на земле.

Сон сбылся: патриарх в ту ночь умер.

Такова великая Ее слава!

Но вместе с тем, — вне всякого сомнения, — Она и сверхъестественно милостива! Почему? — Просто по­тому, что Богоматерь. А Бог есть Любовь. И святые истинно были любвеобильны. А Она — выше святых, выше ангелов.

Вспоминается мне случай из жизни в Оптиной пустыни. Отец Игумен благословил мне сказать по­учение на Успение. Я всячески отказывался послан­цу. Но напрасно… Тогда решили мы обратиться к посредничеству старца отца Нектария. Он и сказал мне те памятные слова, которые навсегда залегли в душу: «Если старшие, или начальники ваши, что-либо скажут вам, то, как бы трудно или высоко ни показа­лось вам, не отказывайтесь. Бог за послушание по­может!»

И я согласился говорить. Долго искал и не на­ходил темы. И уже в стихирах литии или в «стиховных» вошли в мою душу слова молитвы: сродна присвоения не забуди, Владычице (стихира на ли­тии),—то есть мы Ей сродники. Ведь Она вся— кость от костей и плоть от плоти человеческих. ОНА НАМ СРОДНИЦА.

И теперь Она в несказанном Царстве; но Она о сродниках земных и страждущих не может забыть! А особливо о тех, которые вопиют к Ней отсюда о по­мощи.

И потом мне припомнился замечательный случай из жития святого Тихона Задонского, как Господь Иисус Христос сказал: «За молитвы Моей Матери возвращается в жизнь на покаяние».

Это был помилован грешивший пьянством архи­мандрит Варсонофий за то, что он в моменты трезво­сти читал Ей акафисты. И, уже умерший, он был на третий день воскрешен!

Так Она милосердна!

А если и по себе судить, то сколько от Ее про­мысла видел я, недостойный.

И если преподобный Серафим обещал молиться по смерти за приходящих к нему на могилку с мольбами, если апостол Петр обещал вспоминать о своих духовных чадах по своей кончине (см.: 2 Пет. 1, 15), то насколько же больше и любвеобильнее Божия Матерь?!

Недаром мир полон Ее чудесами и храмами.

…Посему, хотя мы и не можем выдержать сияния славы Ее воочию, но милости не лишает Она всякого обращающегося к Ней — сродника… А часто и пре­дупреждает нас Своими заботами, как Многомилости­вая Заступница.

Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.