Государственная Дума приняла в первом чтении закон об оскорблении чувств верующих.

Комментирует настоятель храма Покрова Пресвятой Богородицы д. Ерино Московской области священник Андрей Дерягин:

Меня утешает дополнение Уголовного Кодекса статьей 243.1, в которой предполагается ответственность за «осквернение объектов и предметов религиозного почитания (паломничества), мест, предназначенных для совершения богослужения, других религиозных обрядов и церемоний религиозных объединений, а равно повреждение и (или) разрушение таких предметов (мест)».

Я лично сталкивался с ситуацией, когда вандалы на протяжении многих лет ломали поклонный деревянный крест у часовни в лесу, и всё это время приходилось его восстанавливать. И бесполезно было куда-то обращаться – с точки зрения Уголовного Кодекса ситуация совершенно безнаказанная: крест не памятник архитектуры, материальной ценности не имеет. Вот эта сторона закона меня радует: защита от разорения не имеющих эквивалента материальной ценности предметов религиозной жизни.

Гораздо сложнее мне определиться с вопросом об «оскорблении религиозных убеждений и чувств граждан». Скоро Пасха, и, если в храм придёт освящать куличи до положения риз напившийся гражданин – как это будет выглядеть со стороны закона? Одет он будет опрятно, вести себя будет сдержанно, то есть не станет нарушать общественный порядок, – а нормы церковного благочестия? Попросят его церковнослужители выйти из храма, а он протрезвеет – и подаст заявление в суд о том, что кулич ему не освятили, тем самым воспрепятствовали «осуществлению права свободы вероисповедания». А ведь государственные законы не регламентируют допустимое количество промилле в организме гражданина, пришедшего в церковь – они учитывают, преимущественно, наличие или отсутствие скандального поведения в состоянии опьянения.

Такое же заявление может подать папочка, которому не окрестили ребёнка потому, что родители и крёстные не собираются менять свою агрессивно-невежественную веру «в душе», считая себя безупречно православными. Такое же заявление не замедлит поступить от жены, которой отказали в отпевании нераскаянного мужа-богохульника. Христианство ведь не удовлетворять должно потребности «верующих граждан», а формировать эти потребности. Пока для меня остаётся открытым вопрос о том, не станет ли, согласно новому Закону, основным оскорбителем «религиозных убеждений граждан», безосновательно считающих себя православными, священник из ближайшего храма…

Думаю, что необходимо приём заявлений от граждан об оскорблении религиозных убеждений и чувств осуществлять только в том случае, если факт религиозной правомочности убеждений подтверждается официальными представителями традиционной религии, к которой причисляет себя пострадавший. Иначе после принятия нового Закона провокации на тему оскорблённой веры станут типичным развлечением массы бездельников, мнящих себя современными художниками.

Мне видится, что закон о защите религиозных убеждений и чувств граждан нужен не столько самим верующим, сколько государству. Православный, не способный разобраться со своими чувствами – это, с христианской точки зрения, нонсенс. Но государство, в котором безнаказанно совершается глумление над верой в Бога, придёт к своему концу очень быстро. Поэтому мне, как верующему, новый Закон не нужен. Но, как гражданину, мне он кажется своевременным и актуальным.

Читайте также:

Протодиакон Андрей Кураев: К закону о чувствах верующих необходимы внятные комментарии

Материалы по теме
Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.
Сообщить об опечатке
Текст, который будет отправлен нашим редакторам: