После заявления архимандрита Андрея (Конаноса) об оставлении священства и публикаций «Правмира» об этом событии мы получили много вопросов от читателей. Отвечаем на самые частые.

Что произошло

Известный греческий проповедник архимандрит Андрей (Конанос) заявил о том, что оставляет священство. По его словам, у него много причин для принятия этого решения, однако не стал их указывать. При этом отметил, что снимает священнические одежды с благодарностью:

«Я буду продолжать служить и любить каждого встречного. Я буду писать, говорить и помогать своими слабыми силами кому только могу. Со всей искренностью и честностью, но теперь уже и с большей открытостью, широтой и свободой», — рассказал он о своих планах.

Фото: Фейсбук

Кто такой Андрей Конанос? 

Андрей Конанос родился в 1970 году в Мюнхене (Германия), с 1977 года живет в Афинах. Окончил классический лицей и богословский факультет Афинского университета.

В 1999 году архиепископом Афинским и всей Эллады Христодулом Андрей Конанос был рукоположен в диакона, в 2000 году — в иерея и в том же году был возведен в сан архимандрита. 

С 2006 года вел передачу «Невидимые переходы» («Αθέατα περάσματα») на радио Пирейской митрополии. Его приглашали для чтения лекций и бесед во многие города Греции, Кипра и США.

Чем он знаменит? 

Конанос — автор многочисленных книг и популярный православный проповедник.

В своих произведениях архимандрит Андрей затрагивает темы, которые волнуют современных людей: в чем искать источник радости, что такое любовь, как сохранить связь с Богом. Он пишет об эгоизме, одиночестве, справедливости, воспитании детей.

Книги и записи архимандрита Андрея (Конаноса) переведены на множество языков:  английский, болгарский, русский.

Россиянам Конанос знаком по книгам: «Когда Христос станет для тебя всем», «Не бойся радоваться!», «Добрый день, Господи!», «Бог не оставит тебя», «Христос посреди нас», «Вместе тесно, а врозь скучно», «Христос — это свобода!», «Счастье — в твоем сердце».

 Что такое архимандрит?

Архимандрит (греч. αρχιμανδρίτης от αρχι «главный, старший» + μάνδρα «в значении монастырь; также загон, овчарня, ограда») — монашеский чин, один из высших в Русской православной церкви, обычно он настоятель крупного монастыря.

 В Православных церквях есть три степени священства: диакон, пресвитер и  епископ. При посвящении в диакона, ставленник (то есть, посвящаемый в сан) получает благодать помогать при совершении Таинств. Посвящаемый в пресвитера  человек получает благодать самому совершать Таинства.

Духовенство в современной Православной церкви делится на белое и черное.  К черному духовенству относят всех монахов.

Что значит «сложить сан»? 

Рукоположение — Таинство Православной церкви. Только человек, рукоположённый в священника, может совершать Таинства (Исповедь, Причастие, Литургия).

Постриг — обряд посвящения в монашество. Во время пострига у будущего монаха выстригают крестообразно волосы на голове. Это действие символизирует добровольную жертву Богу. 

Монаха-священника называют иеромонахом.

Бывает, что священник добровольно складывает с себя сан — просит освободить его от священнослужения. Причины могут быть разные. Кто-то разуверился в Церкви, кто-то не может совмещать обязанности священника с другими обязанностями. 

Конанос остался монахом? А в Церкви?

Как написал сам Конанос: «Я покидаю ряды клира. Но мое сердце, моя сущность и мое внутреннее «ядро» ​​остаются с вами, остаются непоколебимыми. Они никогда не изменятся, даже, несмотря на то, что теперь мой образ и внешний вид будут другими».

То есть, он перестает быть священником, но остается верующим человеком. Он не сможет больше совершать службы, как священник.

Какие правила действуют в отношении снявших сан?

В Русской церкви существует мера наказания для священнослужителей — запрещение в служении. В этом случае священник не может совершать богослужения. Более строгой мерой наказания является извержение из священного сана. Это лишение клирика (диакона, священника или епископа)  его духовного сана, то есть, степени священства.

Извержение из сана не означает отлучения от церкви.

Запрещение в служении может быть добровольным. Пример этого — Иван Охлобыстин. 26 ноября 2009 года стало известно, что Охлобыстин попросил патриарха Кирилла освободить его от служения из-за «внутренних противоречий».

8 февраля 2010 года Патриарх исполнил просьбу, отстранив его от священнослужения, запретил ношение священнических одежд и иерейского креста. Патриарх отметил, что если священник Иоанн Охлобыстин сделает «окончательный и однозначный выбор в пользу пастырского служения», то его временное запрещение в служении может быть снято.

Что говорят о решении архимандрита Андрея (Конаноса)?

«Если человек не может более стоять у престола и вести общину за собой в Небесное Царствие, значит, лучше ему взять паузу. Это горестно для верных. Но это не выжжет его душу ролевой игрой в напускное благочестие», — считает иеромонах Димитрий Першин

«Единственная реакция, которая, на мой взгляд, допустима в такой ситуации – проявить заботу и поддержку. Отец Андрей пишет, что не потерял веру и продолжает служить Богу, любить ближнего. Но даже если бы он потерял веру, наша реакция не может быть иной. Господь, давая заповедь любви, не разграничивает ее по национальностям, полу, финансовому положению, возрасту, взглядам. Не взгляды мы должны любить, не место и таланты личности, а самого человека. Ведь как легко любить талантливого священника, музыканта, писателя, политика etc. Любя такого, будто приобщаешься к его величию. Но нам надо помнить, что более всего нуждается в любви обычный человек. Ведь каждый из нас, даже самый удивительный, – обычный. И, напротив, каждый самый обычный – удивителен и неповторим. И уж точно без исключения каждый заслуживает любви», – пишет  священник Дионисий Костомаров

«Священники, действительно, покидают Церковь. И не только батюшки, но и монахи, и даже епископы. Что с этим делать? Можно замалчивать. Можно бесконечно повторять, что они не были нашими. Собственно, церковное общество именно так и поступает. Разумно ли это? Полезна ли для церковной жизни такая стратегия? Для меня ответ очевиден. Священники, монахи, епископы, как и миряне, покинувшие Церковь, должны представлять для нас глубокий интерес не только из милосердия, но и ради церковной пользы — как биографии, изучение которых может нам помочь избежать подобных трагедий в будущем, позволит проделать богословскую и каноническую «работу над ошибками»,– отмечает архимандрит Савва (Мажуко).

Фото: facebook.com

Материалы по теме
Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.