«Если человек не может более стоять у престола и вести общину за собой в Небесное Царствие, значит, лучше ему взять паузу. Это горестно для верных. Но это не выжжет его душу ролевой игрой в напускное благочестие», — считает иеромонах Димитрий Першин.

Греческий архимандрит Андрей (Конанос) 24 августа объявил о снятии с себя духовного сана. Он заявил, что у него много причин для принятия этого решения, однако не стал их указывать. При этом отметил, что снимает священнические одежды с благодарностью:

«Я буду продолжать служить и любить каждого встречного. Я буду писать, говорить и помогать своими слабыми силами кому только могу. Со всей искренностью и честностью, но теперь уже и с большей открытостью, широтой и свободой», — рассказал он о своих планах.

Священник был известен как на родине, так и в других странах мира своими проповедями и произведениями, посвященными православию. Он пользовался уважением и любовью читателей и в России. Поэтому его заявление о выходе из рядов духовенства вызвало резонанс.

На «Правмире» вы можете прочесть материалы, посвященные этому событию:

О свободе самовыражения

Иеромонах Димитрий (Першин)

Из всего сказанного сложившим сан архимандритом Андреем (Конаносом) лишь одно дает намек на те причины, которые он сам считает достойным оправданием: отныне я смогу с большей искренностью и открытостью проповедовать, — пишет он в своем обращении к нам.

Иными словами, все эти годы что-то очень важное и сокровенное просилось на волю, но некие суровые обстоятельства, обусловленные обетами и саном, лишали архимандрита возможности об этом сказать.

Поживем — увидим. Но доселе, насколько мне известно, ни иерархия, ни народ Божий не утесняли его свободу самовыражения. И в этой свободе он не возвышал свой голос, подобно Савонароле, бичуя грехи властей предержащих, либо суеверия масс, либо те различные искажения христианской жизни, что наслаивались веками не только в католичестве или протестантизме, но и в нашем родном православии. 

И если бы речь шла об этом, то лучше бы такому проповеднику стать жертвой ответного гнева и ответных репрессий, нежели слагать сан. Но именно в этом о. Андрей замечен не был. 

Это не Максим Грек, не Филипп (Колычев), не Арсений (Мациевич), не патриарх Тихон, прославленные в лике святых, но это и не профессор Голубинский, не протопресвитер Александр Шмеман, не диакон Андрей Кураев, в лике святых не прославленные.

Это яркий литератор и хороший миссионер, нашедший подход к широкой аудитории — к тем, кто взыскует простого и ясного свидетельства о самых основах церковности, приносящей радость, счастье, мир во взаимоотношениях и уверенность в Боге.

Поэтому, вероятно, речь идет о его внутреннем отношении к канонам и — опосредованно — к заповедям, в ряде случаев преломляющимся через них.

Бог умеет ждать

Каноны, да, во многом расходятся с церковными и светскими реалиями наших дней. Кроме того, жизнь всегда сложнее любого свода правил.

Заповеди, да, мешают жить. Еще более мешают жить обеты, налагающие ответственность за сделанный выбор. Но более всего мешает жить Бог. Ведь это Он — автор заповедей и Тот, Кому адресованы были обеты.

Но именно поэтому именно Ему и судить нас за то, как мы оные заповеди исполняли и оным обетам следовали. И одно из Его благословений — не лжесвидетельствовать. 

И если человек в этом остается верен Ему, будем надеяться, что и в остальном он сможет разобраться, не разрывая с Ним. Если совесть обличает, значит, она есть. Если человек не может более стоять у престола и вести общину за собой в Небесное Царствие, значит, лучше ему взять паузу. Это горестно для верных. Но это не выжжет его душу ролевой игрой в напускное благочестие.

Если Христос возвещает горе книжникам и фарисеям и призывает нас следовать Себе, а Он кроток и смирен сердцем, то не будем делать вид, что нас это не касается. Тот, Кто ни трости надломленной не преломляет, ни льна курящегося не угашает, просит нас не доламывать то, что Он уберег.

Поэтому пожелаем сложившему сан архимандриту Андрею найти свой путь в Царствие Божие, не отпадая от Евхаристии, которую отныне будет совершать иной пастырь, и не разминовываясь с Новым Заветом, в котором нашлось место и для отрекшегося Петра, и для распутной блудницы, и для несчастного разбойника, пришедших с покаянием.

Ибо Бог Евангелия умеет ждать. Надеяться. Верить. Прощать и любить.

А десятилетия рассказов о таком Боге не проходят бесследно.

Но, с другой стороны, и прямое общение с таким Богом не гарантирует вхождения в Его Царствие, примером чего служит печальная история Иуды. Ибо в раю нераспятых нет.

Поэтому свобода — свободой, а креста никто не отменял.

Собственно, об этом архимандрит Андрей (Конанос) и проповедовал всю свою прошлую жизнь. И многим из нас его слово помогло переменить к лучшему жизнь свою, за что мы останемся ему благодарны.

Материалы по теме
Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.