Главная

Паллиативная медицина

Нюта Федермессер — о таинстве смерти и буднях хосписа
Больше всего удручало маму, что пациентов, которых нельзя вылечить, выписывали, отправляли умирать домой без гарантии какой-либо помощи. В ее сознании не укладывалось, что можно так по-скотски относиться к человеку. Слова «хоспис» никто из нас в то время не знал, но по сути хоспис для нее начался именно тогда.
За качество жизни борется вся медицина, а за качество смерти – только паллиативная
В Швейцарии нет эвтаназии - убийства по требованию. Там есть нечто другое – ассистированное самоубийство. Это когда кто-то ставит стакан с ядом, но стакан вы должны выпить сами...
Анна Сонькина: Как жить с диагнозом (+Видео)
В реакции людей на диагноз часто приходится видеть неуверенность, некую оглядку на грани стыда: «А правильно ли я реагирую? Какие чувства положено испытывать в таких случаях?» Особенно это видно в ситуации, когда родители узнают диагноз своего ребенка.
Если бы в нашей стране была возможна паллиативная помощь…
Когда позвонила мама, она не знала, как представиться: 'Ну в общем… Вы у нас были… у нас девочка…' Конечно, сразу вспоминаю я по голосу, девочка неполных двух лет. Диагноз — острый лейкоз
Жить до конца
В России детям негде умирать. Вымолвить такое — непосильно, осознавать — нестерпимо, тема изначально табуирована, но это факт. У неизлечимых детей должно быть место, где они смогут умереть, не испытывая мучительных болей, на которые они обречены, если останутся дома.
Когда заканчивается жизнь, или все легко в теории
С приближением к концу жизни встают вопросы о переливании крови, внутривенном введении антибиотиков, в конце концов — реанимации. Задача непростая — найти тот максимум утраты комфорта и качества жизни, на который больной и родственники готовы пойти ради продления жизни.
Есть хоспис, а есть хоспис
Если называть вещи своими именами - что детского хосписа в Москве нет. Проблема неизлечимо больных детей, страдающих от боли и приближающихся к смерти, в столице не решена.
Доктор Лиза: когда людям не больно (+ВИДЕО)
Я не могу сделать так, чтобы они не умирали, понимаете? Но я могу сделать так, чтоб у них не болело, и чтобы они не страдали, чтобы не страдали их близкие. Мне нравится, я люблю свою работу.