Главная

Паллиативная медицина

Тайна жизни и смерти, или Почему жизнь бывает такой короткой?
На протяжении последних шести-семи лет я заботилась о пятидесяти-шестидесяти новорожденных умерших детях. Хочу рассказать несколько красивых историй, которые научили меня тому, что правда преобладает и побеждает над обманом и смертью. Основное чувство в них — радость. Радость встречи ребенка с родителями, с семьей, даже когда жизнь его была очень короткой.
Реаниматолог Александр Парфенов о сквозных ранениях головы, хосписах и нейрохирургии будущего
И реанимационная помощь, и поддержание жизни у людей, которые кажутся обреченными, стоит денег, поэтому мне кажется, что в разговорах о пассивной эвтаназии есть немалая доля лукавства. Мы не будем тратить деньги, потому что больному всё равно уже не помочь. С другой стороны, если не заниматься проблемой, она никогда не решится. Сейчас выживают такие больные, которые раньше стопроцентно погибали.
Паллиативная помощь и память смертная
О паллиативной помощи общество заговорило не так уж и давно. Кажется, что раньше люди были не в курсе, что смерть — это неотделимая часть человеческой жизни. Что же такое паллиативная помощь? Как она оказывается в нашей стране и за ее пределами?
Муковисцидоз: право на лечение и отказ от него
Паллиативная помощь по своей сути - про память смертную. Она о том, чтобы помнить, что смерть неизбежна, и что нужно постепенно к ней готовиться.
Детский хоспис в поисках средств: «У нас нет выхода — значит, все получится»
Хоспис — чисто благотворительное учреждение. В уставе прописано, что все услуги детям и их семьям оказываются бесплатно, причем пожертвования от семей наших пациентов мы принимать не будем.
Какой смерти достойны люди?
В Пресс-центре РИА Новости показали фильм 'Между жизнью и смертью' режиссера Ника Холта (Великобритания). По окончании просмотра состоялась дискуссия о том, что достойная смерть — это не вопрос медицины, а вопрос культуры. Вечер был посвящен недавно ушедшей Маржане Садыковой.
Вопросы о смерти – это вопросы о жизни
Не может человек обрекать другого на страдания. Но при этом мы должны уважать выбор человека, если он сам себе их страдания выбирает, и такие случаи бывают: иногда люди отказываются от обезболивания и выбирают боль. Но кто готов обречь на боль другого?