«У
Фото: Генофонд.рф
Фото: Генофонд.рф
Генетик Олег Балановский утонул в реке, купаясь вместе с сыном и дочерью. Семья отдыхала на даче в Костромской области. Вместе с 8-летним Ильей и 10-летней Ульяной ученый попал в омут. Дети спаслись, их отец выбраться на берег не сумел. «Правмир» собрал воспоминания его коллег и учеников.

Ученый Олег Балановский вместе со своей матерью Еленой Владимировной Балановской подняли на новый уровень российскую генгеографию — науку, которая сегодня изучает географию генетического разнообразия популяций с помощью современных методов молекулярной генетики. 

Созданный ими коллектив больше 20 лет занимается исследованием генофондов коренных народов в России и за рубежом. На данный момент обследовано 17 зарубежных стран. 

Благодаря Балановским идет работа по программе ДНК-идентификации, в которой собирается база ДНК-маркеров для криминалистики: с помощью этой базы по ДНК неизвестного человека можно с наибольшей долей вероятности определить его место происхождения и черты внешности. В последние годы началась работа по созданию фармакогенетического атласа России — ценного ресурса для развития персонализированной медицины.

«Сын играл в его лаборатории с карандашами»

Максат Жабагин

Максат Жабагин, заведующий лабораторией генетики человека в Национальном центре биотехнологии Комитета науки Министерства образования и науки Республики Казахстан: 

— Сейчас сложно даже осознать, что произошло. Я познакомился с Олегом Павловичем, будучи студентом, 10 лет тому назад — пришел к нему писать дипломную работу. Он тогда сломал ногу и ходил в гипсе. Несмотря на это, Олег Павлович продолжал активно работать, приходить в лабораторию и читать лекции. После выпуска я решил писать у него кандидатскую диссертацию.

Многие молодые ученые хотят защититься как можно быстрее. Есть такая поговорка: «Пять минут позора, и потом ты великий человек». Я запомнил, как он сказал: «Нельзя упускать важную середину. Этот позор — и потом заурядный кандидат. Или несколько лет честной работы над собой — и потом великий человек». То есть он воспитывал в нас глубину видения и говорил, что необходимо проявлять честность перед собой, усердие и стремиться к своим целям.

Я всегда брал с него пример, как с успешного и талантливого ученого, мы постоянно с ним общались. Перед защитой диссертации он поддержал меня и  выбрал лучшую зарубежную конференцию в Институте Сэнгера для апробации результатов. Из собственных грантов оплатил нашу совместную поездку в Кембридж. 

В науке он видел глубину, а в жизни был человеком широкой души.

Хотя к тому времени Олег Павлович уже был известным ученым и профессором, он оставался очень простым. Когда мы ездили на разные конференции, бронировали  одну комнату, вместе гуляли по городу, знакомились с архитектурой и ходили пробовать местную кухню. Такое отношение он проявлял ко всем своим ученикам. Я всегда знал, что в Москве есть самый близкий для меня человек.

Он очень любил своих детей. Однажды я видел, как он привел в лабораторию своего младшего сына. Они тихо сидели, играли в лаборатории с карандашами, рисовали карты. Когда родился мой сын, я оповестил Олега Павловича по почте. Он поздравил меня с радостью: «Теперь у Вас начнется по-настоящему насыщенная жизнь!»

После защиты, когда я уехал, Олег Павлович всегда отвечал на почту, помогал в редактировании итоговых наших статей, не раз отправлял рекомендательные письма. Был очень открытый. Думаю все его ученики максимально чувствовали его поддержку, как и я. 

Помню, мы допоздна задерживались на работе, чтобы дописать диссертацию или научный отчет. Когда я выходил из своей рабочей комнаты, видел, что и Олег Павлович все еще трудится, дольше всех. А иногда он выходил и говорил мне: «Вы слишком долго задерживаетесь, Максат, поезжайте домой, отдохните». И вызывал такси, отправлял меня домой. Замечательный просто был человек…

Олег Балановский. Фото: генофонд.рф

Когда я защитился, меня пригласили обратно в Казахстан — я оттуда родом, — чтобы там открыть такую же лабораторию, как у Олега Павловича. Я консультировался у него: «Как бы назвать лабораторию?» И он посоветовал назвать «Лаборатория генетики человека», чтобы она была классической, но с более широкими возможностями — тогда это позволит в будущем заниматься любыми тематиками: и популяционными, и медицинскими, и криминалистическими.

Помню, на работе у него были глобус и большая карта: на этой карте он отметил много-много точек по всей северной Евразии, куда он ездил в экспедиции. Меня это всегда впечатляло. Когда мы обсуждали генетические миграции, он крутил этот глобус… 

Даже не верится, что Олега Павловича не стало. Он слишком рано ушел. Но он останется навсегда в нашей памяти, в наших научных изысканиях, основы которых он заложил.

«Он помог найти исполнителя теракта в Домодедово»

Светлана Боринская

Светлана Боринская, доктор биологических наук, заведующая лабораторией анализа генома Института общей генетики им. Н. И. Вавилова РАН:

— Для нас эта новость была шоком. Какая-то трагическая случайность… У Олега 3 июля был день рождения, ему исполнилось 44 года. Он сказал, что поедет в короткий отпуск — у них под Костромой есть дача, они с семьей там отдыхали, когда была возможность.

Я знаю, что он очень любил свою семью, очень уважал свою маму, Елену Владимировну. Для него две важнейших опоры в жизни были наука и семья.

Олег — один из сильнейших специалистов в своей области в России, а ведь у нас не так много ученых занимаются геномной географией. Он очень много ездил в экспедиции вместе с Еленой Владимировной, быстро стал самостоятельным исследователем, у него были свои темы.

Писал диплом в институте молекулярной генетики, получил за него медаль как за одну из лучших студенческих работ. Потом он перешел в медико-генетический научный центр, работал вместе с Еленой Владимировной. В 2011 году Николай Казимирович Янковский, который на тот момент был директором Института общей генетики, пригласил его сделать лабораторию геномной географии. Олег как раз защитил докторскую и стал сотрудником института.

В 2011 году он участвовал в работе по идентификации исполнителя домодедовского теракта. Именно его и Елены Владимировны база данных по популяционной генетике с характеристиками различных регионов страны помогла определить регион происхождения исполнителя теракта. Сначала о нем ничего не было известно: были какие-то фотографии на видеокамерах и останки после взрыва. Криминалисты выделили ДНК и, когда проверили по своим базам данных, такого генетического профиля там не нашли. А у Олега были базы данных разных народов, и тот регион, из которого происходил этот человек, был обследован.

Олег нашел близкие совпадения. При этом он рассказывал, что ему предложили назвать этих людей, а он отказался. Когда собирают образцы, добровольцы подписывают документ о том, что они согласны дать свою кровь или слюну для исследований, если им при этом обещают полную анонимность. И Олег отказался назвать имя — он строго соблюдал эти правила. Обошлись без имен, но террорист был идентифицирован. И сначала никто не знал, как удалось все сделать так быстро.

Он читал яркие популярные лекции, очень понятно говорил. Был очень грамотным в своей области и умел понятно рассказать о своих исследованиях.

При этом он делал доклады на самых высокоуровневых научных конференциях. 

Всегда приветлив, я никогда не слышала от него какого-то резкого слова. Очень спокойный, доброжелательный человек. Когда были какие-то праздники, он придумывал маленькие подарочки: сотрудникам вспомогательных подразделений института он мог принести неожиданные приятные мелочи. И сейчас десятки людей пишут и выражают сочувствие. Все очень сожалеют об этой трагедии и говорят об Олеге самые добрые слова.

«Меня восхищала яркая наука, которую он делал»  

Сергей Дмитриев

Сергей Дмитриев, молекулярный биолог, зав.отделом НИИ физико-химической биологии имени А.Н.Белозерского МГУ:

— Мы с Олегом были однокурсниками. У нас был очень дружный курс, и после выпуска мы продолжали регулярно общаться. Меня всегда восхищала та яркая и интересная наука, которую он делал.

Как-то я, помню, из любопытства пришел на научный семинар в их институте, где Олег рассказывал о своих новых данных, касающихся древних миграций и генетики человеческих популяций бронзового века. И хотя я занимаюсь совсем другими направлениями в науке, Олег так хорошо и доступно объяснял, что все было понятно и я вынес для себя много нового.

Он умел это делать — многие знают Олега именно как талантливого популяризатора науки. Вообще он был удивительным человеком, очень отзывчивым, умным и ответственным. Не верится, что Олега больше нет с нами. Светлая ему память!

Боролся с мракобесием в науке и ходил в храм

Надежда Маркина

Надежда Маркина, старший научный сотрудник лаборатории геномной географии Института общей генетики им. Вавилова, редактор портала генофонд.рф:

— Я с Олегом Павловичем работаю с 2015 года, хотя до этого с ним и с его мамой Еленой Владимировной общалась как научный журналист. После одной знаковой научной конференции он позвал меня к себе в лабораторию, чтобы заниматься научной популяризацией. Мы создали научно-просветительский сайт генофонд.рф, который объединил всех специалистов, кто с разных сторон занимается историей заселения человека по планете и историей этногенеза. Олег Павлович стал его главным редактором.

И за эти годы я имела возможность видеть, как он работает в науке. Нельзя не сказать, что сама интенсивность его работы просто поражала. Казалось, он действительно пытается объять необъятное. Чтобы осилить все свои задачи, Олег Павлович, Елена Владимировна и сам коллектив работали очень много и на самом деле очень тяжело, часто без выходных. Балановский подавал пример подлинной научной самоотверженности и требовал этого от коллектива. По-другому настоящей науки не сделаешь.

Со временем он все больше внимания уделял просвещению. У него постоянно брали комментарии журналисты по самым разным вопросам генетики.

Понятно, что на это не всегда были время и силы и не всегда он аккуратно соблюдал сроки, но тем не менее были ситуации, когда очень важно было сказать свое слово как ученого.

Например, в декабре 2017 года после высказывания Путина о биоматериалах россиян, которые собирает непонятно кто и с каким целями, начали появляться тонны алармистских публикаций о том, что эти материалы нужны чуть ли не для создания генетического оружия. И этой псевдонаучной волне нужно было противостоять. Олег Павлович, отложив все статьи, гранты и отчеты, в течение двух недель дал почти два десятка интервью и комментариев, участвовал в бесконечных дискуссиях, никому не отказывал. И в этой ситуации сугубо академический ученый показал себя настоящим бойцом с мракобесием. 

При общении с Олегом подкупал его исключительно мягкий, интеллигентный стиль. Очень приятно было разговаривать с ним как лично, так и по переписке. Поражала широта интересов. Он хорошо знал историю и литературу, и вообще по сути своей он был человеком гуманитарным. Он ходил в храм, православие было совершенно искренней частью его личности. 

Мы, его коллеги не можем осознать эту трагедию. И когда думаешь про ту дыру, которая образовалась в науке после его ухода, сложно представить, кто сможет его заменить.

Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.