В Иваново 26 октября состоится заключительное заседание суда, где будет будет определена степень вины доктора Любови Яровиковой. Следствие обвиняет ее во врачебной ошибке, которая привела к смерти ребенка. При этом эксперты не нашли связи между действиями врача и гибелью мальчика.

Это случилось весной 2018 года. Участкового педиатра детской поликлиники №10 города Иваново Любовь Яровикову вызвали для осмотра восьмилетнего мальчика. У него были признаки  ОРВИ и пятидневная лихорадка. До Яровиковой у мальчика был другой педиатр этой же поликлиники. Лечение было назначено, опасных симптомов и отягощенного анамнеза не было.

Через несколько часов после приема Яровиковой позвонили и сообщили, что мальчик внезапно потерял сознание, а приехавшая скорая помощь констатировала смерть. Доктор сразу же пришла в квартиру пациента, где ее долго допрашивала полиция.

Позднее вскрытие установит, что причиной смерти стал фульминантный (молниеносный) миокардит. Как пишет в своем фейсбуке педиатр Сергей Бутрий, это редкое «немое» заболевание, которое невозможно выявить при осмотре на дому. Врач отметил, что при выявлении этого заболевания и срочной госпитализации шансов на спасение больного почти нет.

Уголовное дело было возбуждено по статье 109 (причинение смерти по неосторожности), которое позже переквалифицировали на статью 125 УК РФ (оставление в опасности), а 17 августа 2019 года врач-педиатр Яровикова оказалась обвиняемой в совершении более тяжкого преступления, «неоказание помощи больному» (ст. 124 УК РФ). 

В рамках расследования было проведено три экспертизы, которые установили, что причинно-следственной связи между действиями врача и гибелью мальчика нет, показаний к госпитализации не было, как и шансов установить диагноз амбулаторно. Поначалу казалось, что дело разваливается, поэтому обвинение давило только на тяжесть случившегося.

И тогда обвинение переквалифицировали на «Неоказание помощи больному, повлекшее смерть». Прокуратура требует для врача наказание в виде двух лет  лишения свободы в колонии общего режима.

Следующее заседание суда назначено на 26 октября.  После него будет вынесен приговор.

«Это дело не должно было дойти до суда»

Ольга Зиновьева,  адвокат, управляющий партнер и руководитель судебной практики адвокатского бюро, специализированного по медицинской деятельности:

— Чтобы сложился состав преступления, необходимо наличие прямой причинно-следственной связи между смертью пациента и дефектом оказания помощи, но этой связи нет. Ребенок умер, по всей видимости, от осложнений вследствие ОРВИ в виде молниеносной формы миокардита, но не оттого, что помощь ему была оказана ненадлежащим образом или не оказана вовсе. В этом деле, на мой взгляд, мы видим классические манипуляции следствия, когда, столкнувшись с неудобными доказательствами по одному составу, дело переквалифицируют на другой, однако от необходимости установления прямой причинно-следственной связи обвинение все равно уклониться не может.

О выписке наркотиков и вине врачей
Подробнее

Несколько лет назад я защищала врача детской скорой помощи, приехавшего на вызов к годовалому ребенку. Ребенок не мог пожаловаться, хныкал, поджимал ножки, клиническая картина указывала на кишечную инфекцию. Врач осмотрел его, вызвал инфекционную неотложку и уехал по другим вызовам. Однако через час ребенок умер; на вскрытии выяснилось, что он глотал (причем, видимо, не первый день) магнитные шарики от конструктора, что стало причиной разрыва кишечника, перитонита и смерти. 

Виноват ли врач? Даже если бы он направил ребенка в больницу, там ему, скорее всего, просто не подумали и не успели бы вовремя сделать рентген. Поскольку признаки, полученные врачом в ходе сбора анамнеза и осмотра, могли свидетельствовать о кишечной инфекции и ребенок погиб не от действий врача, следствие по требованию защиты было вынуждено вынести постановление о прекращении уголовного дела. И здесь я ожидаю, что будет то же самое. Я вообще удивляюсь, как при такой фактуре дело вообще дошло до суда.

В любом случае, у гособвинения есть процессуальные возможности отказаться от обвинения, что позволит им сохранить лицо, в отличие от постановления по делу оправдательного приговора. В случае же обвинительного приговора, полагаю, что у защиты есть огромные шансы исправить ситуацию в последующих судебных инстанциях.

Принести ритуальную жертву

Представители медицинского сообщества эмоционально реагируют на происходящее. Генеральный директор клиники «Рассвет» Алексей Парамонов пишет, что смерть ребенка — это нечто настолько чудовищное, что возникает ощущение, будто наказание за нее носит какой-то ритуальный характер: «Любовь судят за смерть ребенка. Мы все смертны, но дети, в нашем сознании, не должны умирать. Поэтому Асклепию или Ваалу нужно принести человеческую жертву, чтобы это не повторилось».

Дело врачей: что происходит и чего ждать?
Подробнее

Он добавляет, что судят опять за врачебную ошибку, хотя, по мнению профессионального сообщества и по заключению экспертов, даже и ошибки не было. Случилось непредсказуемое фатальное осложнение. «Мы не просто смертны, а еще и внезапно смертны. Следственный комитет принять этого не может. Также он не может принять и очевидную всему мировому сообществу истину, чисто врачебная ошибка, даже если она и была бы, уголовно не наказуема. Административное разбирательство, гражданский процесс, профессиональная экспертиза коллег — да, уголовка — нет. Это сеет страх и снижает качество медицинской помощи. Не лечите, да не судимы будете», — считает Парамонов.

Между тем члены инициативной группы, созданной «ВКонтакте» для поддержки Любови Яровиковой, отзываются о ней хорошо. «Педиатр Яровикова — наш участковый врач. Старшему сыну 15 лет, младшему 8 (ребенок с инвалидностью и сложными хроническими заболеваниями). Ни разу не была проявлена некомпетентность, бездушие. Любовь Владимировна прекрасный врач, с большим опытом, добрым сердцем и любовью к работе», — пишет Светлана Александрова.  

«Если даже такой доктор, с такими прозрачными и понятными обстоятельствами дела, сядет в тюрьму, то какой месседж мы даем всем остальным, особенно нынешним выпускникам педфаков?» — заключает Сергей Бутрий.

Уголовные дела против врачей

Дело Сушкевич

«Дело не в Сушкевич. Это охота на ведьм». Почему врачебных дел с каждым днем все больше
Подробнее

Одно из громких дел в настоящее время рассматривается в Калининграде. Врача-реаниматолога регионального перинатального центра Элину Сушкевич и и.о главврача Елену Белую обвиняют в гибели младенца. 

Следствие полагает, что в ноябре 2018 года в родильном доме у женщины родился недоношенный ребенок массой тела 700 грамм. По мнению следствия, и.о. главного врача роддома Елена Белая, получив информацию о рождении ребенка и его тяжелом состоянии, приняла решение об убийстве новорожденного. Это было сделано с целью не допустить ухудшения медицинской статистики, что могло негативно повлиять на дальнейшее назначение Белой на должность главного врача.

В поддержку врачей выступили многие известные доктора и блогеры, Российское общество неонатологов, президент НИИ неотложной детской хирургии и травматологии Леонид Рошаль.

 Дело Сармосян

«Всех нас можете посадить, но вы угробите профессию». Врач — о деле Марины Сармосян
Подробнее

8 декабря 2019 года в Москве арестовали бывшего главврача роддома № 27 Марину Сармосян, ее обвинили в халатности, которая повлекла тяжкий вред здоровью, а также смерть человека.

В отношении Сармосян было возбуждено уголовное дело по статьям 293 («Халатность») и 238 («Оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности») УК РФ. Показания дали четыре потерпевших, которым было отказано в проведении кесарева сечения, в результате новорожденные дети получили травмы при родах.

Сармосян отправили в СИЗО, а спустя 10 дней ей сменили меру пресечения на домашний арест.

Сармосян продолжает оставаться под следствием.

Дело Мисюриной

Дело Мисюриной: Взгляд пациента
Подробнее

В январе 2018 года врач-гематолог московской ГКБ № 52 Елена Мисюрина была приговорена к 2 годам колонии общего режима. Ее признали виновной по статье «Оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности, повлекших смерть».

Врач сделала пациенту с раком предстательной железы и сахарным диабетом трепанобиопсию в июле 2013 года. Медицинская манипуляция была проведена для уточнения диагноза и определения тактики лечения. Больной скончался через несколько дней после этого.

В январе 2015 года в отношении Мисюриной возбудили уголовное дело. По версии следствия, врач «нарушила методику, тактику и технику выполнения указанной манипуляции».

В феврале 2018 года Мосгорсуд отменил меру пресечения, Елену Мисюрину освободили в зале суда.

16 апреля 2018 года Московский городской суд отменил приговор врачу.

Дело Ярыгина

Каток проехался. Что чувствует врач, которого обвиняют в смерти пациента
Подробнее

В августе 2018 года врачу кировского НИИ гематологии Денису Ярыгину предъявили обвинение в «оказании услуг, не отвечающих требованиям безопасности, повлекших по неосторожности смерть человека» (ст. 238 часть 2 УК РФ), подразумевающее наказание до шести лет лишения свободы.

В мае 2017 года отдел СК РФ по Ленинскому району города Кирова возбудил уголовное дело по заявлению родственников пациента Евгения С. 70-летний мужчина поступил в Кировский НИИ гематологии и переливания крови ФМБА России в декабре 2016 года с диагнозом «хронический лимфолейкоз в последней стадии». Врачебная комиссия, в соответствии с принятыми в РФ стандартами лечения этого заболевания, назначила пациенту химиотерапию. 

В феврале 2017 года, прервав курс терапии, пациент уехал на консультацию в Израиль. В том же месяце вернулся и продолжил лечение. В марте опять уехал в Израиль, где и скончался. Дочери больного считают, что лечащий врач гематолог Денис Ярыгин неправильно назначил лечение и виноват в смерти отца.

Уголовное дело в отношении доктора возбуждено в мае 2017 года.

 Дело Шишлова

Элина Сушкевич, Елена Мисюрина и другие. Что происходит с фигурантами самых громких «дел врачей»
Подробнее

Накануне оправдали астраханского психиатра, осужденного из-за совершившего убийство пациента.

По версии следствия, в 2017 году Шишлов, работавший в областной клинической психиатрической больнице, рекомендовал перевести из психиатрического стационара на амбулаторное лечение под наблюдение участкового врача одного из пациентов. В июле тот вышел из лечебного заведения, а в сентябре напал на своих родственников и убил полуторагодовалую дочь племянницы.

Следствие посчитало связь между поступком пациента и решением лечащего врача о выписке явной. Суд признал врача виновным. Его приговорили к двум годам колонии-поселения после убийства. Позже суд смягчил обвинение, назначив врачу исправительные работы.

7 октября четвертый кассационный суд в Краснодаре отменил приговоры астраханского районного и областного судов. 

При поддержке Фонда президентских грантов

Материалы по теме
Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.