В Челябинской области восстановили на работе водителей, уволенных после итальянской забастовки на станции скорой помощи. Они выступили против сокращений, низкой заработной платы и плохого технического оснащения на станции. «Правмир» поговорил с 34-летним Дмитрием Бурдиным — одним из организаторов акции протеста.

В конце февраля 2020 года суд восстановил на работе после незаконного увольнения водителя скорой помощи Дмитрия Бурдина из уральского города Сатка. Этому предшествовала итальянская забастовка сотрудников и фельдшеров станции. 34-летний Дмитрий — активист профсоюза «Действие», который объединяет работников здравоохранения. По его словам, представители администрации даже не попытались с ним связаться, чтобы как-то решить проблему, вместо этого — уволили под надуманным предлогом. 

«После оптимизации урезали зарплату»

Южноуральская Сатка — классический моногород, жизнь которого сосредоточена вокруг комбината «Магнезит» — крупнейшего производителя огнеупорных материалов в России. По ту сторону заводской проходной работы мало: Дмитрий Бурдин — отец двух детей — до скорой трудился в добровольной пожарной охране. Место не самое хлебное, но выбора в городке немного.

— Наши функции ничем не отличались от функций бойцов МЧС. Мы тушили пожары, спасали чьи-то жизни, сами каждый день рисковали, но зарплата в добровольной пожарной охране значительно ниже, чем в МЧС. Решил уйти на скорую, — рассказал Дмитрий Бурдин. 

Бригада скорой тоже постоянно рискует. Самых тяжелых больных приходится везти в областной центр — Челябинск — за 180 километров. Когда на кону человеческая жизнь, водитель несется с бешеной скоростью, выезжает на встречку, нарушает правила.

— У нас существует традиция — благодарить друг друга после смены. Водители — фельдшеров и наоборот.

Каждая смена — напряженная. Иногда привожу больного, а у самого ладони мокрые.

Судите сами: я еду с мигалкой, а в это время в салоне к кому-то подключают систему или качают сердце, тут нужно быть очень аккуратным. Помню, везли ребенка, всего переломанного, машина сбила. Я должен двигаться быстро, но плавно, без дерганий, объезжая все ямы, попадешь колесом в колдобину — неизвестно, как это отразится на больном, — признается Дмитрий.

Смена у водителей саткинской скорой длится по 12 часов. Они бы и рады работать больше, но нельзя по инструкции. Из-за постоянной нехватки экипажей у бригад сумасшедший график, отдохнуть не получается: постоянно в пути. В течение дня одна машина может намотать по трассе километров триста, и это в горной местности.

За работу Дмитрий и его товарищи с недавних пор стали получать на руки по 13 тысяч рублей в месяц, при том, что средняя зарплата по городу — более 40 тысяч рублей. Как на такие деньги содержать семью с маленькими детьми — неясно.

«Перчатки за свой счет, а работаем за «спасибо». Санитары, фельдшеры и медсестры – анонимно и честно о своей работе
Подробнее

— В соседнем Златоусте водители скорой помощи за абсолютно такую же работу получают 27 тысяч, а чем мы хуже? — задается вопросом Дмитрий Бурдин.

Мизерная зарплата стала итогом необъяснимой оптимизации на предприятии. По словам Дмитрия, им радикально сократили абсолютно все выплаты. Во-первых, ставка за ночные дежурства, которая должна составлять 100 процентов, была снижена до 20. Выплаты за стаж тоже урезали: с 80 до 15 процентов, сократили и компенсацию за вредность — с 24 до смехотворных 4 процентов. 

Кроме того, сотрудники медсанчасти обнаружили, что из табелей стали пропадать фактически отработанные часы. В администрации сначала сослались на ошибку, а потом, когда выяснилось, что такие ошибки систематически допускались на протяжении 3–4 месяцев, руководство объявило, что они вычеркнули время, потраченное на обед. Как итог — 13–15 тысяч рублей «чистыми».

— Какой обед, если мы экстренная служба, у нас их нет, — отметил Дмитрий. 

Это стало последней каплей. В сентябре 2019 года Дмитрий Бурдин и его коллеги написали главврачу Константину Лаптеву коллективную жалобу на низкие зарплаты, плохое оснащение и на острую нехватку кадров.

В какой-то момент на весь Саткинский район осталось всего пять бригад скорой помощи. Чтобы дежурить такими силами, работники едва успевали перевести дух между вызовами. Тут уж не до обеда. Разумеется, время ожидания приезда скорой достигло нескольких часов. Жители города начали жаловаться во все инстанции. 

«Случится авария — меня посадят, а главврач отделается выговором»

Чтобы заставить администрацию ССМП принять меры, фельдшеры и водители объявили итальянскую забастовку. То есть стали строго выполнять свои обязанности — никаких переработок. Первым делом прекратили трудиться в выходные и решили больше не ремонтировать служебные автомобили.

— У нас плохой автопарк. Машины выходят на линию в неисправном состоянии, о чем свидетельствуют данные диагностики. Я работаю на «Газели», которой уже давно пора на пенсию, — объясняет Дмитрий.

Резина на автомобилях скорой помощи в плохом состоянии

Фельдшеры отказались выезжать на вызовы поодиночке, ведь, чтобы по всем правилам провести реанимацию больного, нужно как минимум два человека. Но приходилось выкручиваться. По словам медиков, ситуация, когда сотрудник скорой помощи вынужден бегать по соседям с просьбой помочь донести больного в машину — абсолютная норма для Саткинского района.

Протестная активность не осталась незамеченной. В город потянулись проверки из регионального Министерства здравоохранения, но их результаты никого не удовлетворили, кроме руководства медсанчасти и министерских чиновников. 

«Министр здравоохранения Юрий Семенов был на станции скорой помощи. Осмотрел условия труда: сотрудники осуществляют работу на хорошо оборудованных и укомплектованных местах, с комфортными комнатами отдыха, душевыми и кухнями. Далее — пообщался с медработниками на общей встрече и лично. Разъяснения на все вопросы были даны, ни в одном случае снижение заработных плат не подтверждается. Для этого берется вся выкладка расчетных листов работника почти за два года», — рапортовала пресс-служба Министерства здравоохранения Челябинской области.

“Сил больше нет терпеть”. По всей России бастуют бригады скорой помощи
Подробнее

Главный врач Константин Лаптев заявил, что средняя зарплата медработников на станции составляет 35 000 рублей. При этом сами фельдшеры утверждают, что зарабатывают не больше 18 тысяч, и такая ситуация возникла недавно — как раз с приходом в ССМП нового главного врача. До этого они зарабатывали примерно по 25 тысяч рублей. С водителями другая история — они получают еще меньше, но, как уверяет главврач, им было предложено работать еще и механиками. Водители шли на это с большой неохотой.

— Если я починю какую-то серьезную поломку в машине, особенно учитывая, что денег на ремонт не дают, а потом из-за неисправности случится трагедия — то меня посадят, а главный врач отделается выговором, — рассказал Дмитрий.

«Правмир» направил запрос в Министерство здравоохранения Челябинской области. Мы спросили, как власти будут решать проблему кадрового дефицита, обновят ли автопарк на станции скорой помощи в Сатке и повысят ли зарплаты ее сотрудникам. На момент публикации материала редакция не получила ответа. 

«Укол в сердце сейчас уже не делают». Врач скорой помощи – об успешных реанимациях, чудесах и бахилах
Подробнее

На срочный вызов едут по четыре часа

За последние несколько месяцев ситуация не изменилась, а только усугубилась. Бунтарей — водителя Дмитрия Бурдина и Дениса Ахтямова — в конце концов уволили. Последнего якобы за то, что тот пришел на работу в своих штанах, хотя сменной формы у него не было.

— 10 января 2020 года меня вызвали в отдел кадров и выдали трудовую книжку. Приписали какие-то липовые выговоры, в тот же день выдали расчет.

В гараже я сказал механику, мол, дай я хотя бы смену закончу, он ответил, что если я сейчас сяду за руль, то это будет считаться угоном, — рассказал Дмитрий Бурдин.

После увольнения Дмитрия и Дениса атмосфера в медсанчасти накалилась еще сильнее. В поддержку уволенных сотрудники ССМП устроили митинг. К протестующим присоединились и горожане, которые прекрасно понимают, что и сами рискуют из-за проблем на станции, ведь на очередной срочный вызов бригада может ехать четыре часа.

Акция протеста

Между тем, Дмитрий и Денис не смирились с увольнением и подали иск в суд с требованием отменить незаконные выговоры и восстановить их на работе. По словам Дмитрия, этому предшествовала странная история, связанная с заявлением в полицию. Главный врач Константин Лаптев обвинил Дмитрия в краже казенного топлива, однако следователи не нашли никаких доказательств преступления.

В итоге 25 и 26 февраля 2020 года суд отменил выговоры, которые легли в основу увольнения Дмитрия Бурдина и Дениса Ахтямова, и водителей восстановили на работе.

— Это, конечно, победа, но мы будем продолжать бороться за свои права. Первым делом мы требуем отстранения от работы главного врача Константина Лаптева и административного состава, мы требуем повышения заработной платы и решения вопросов с автомобилями. На таких машинах мы не можем быстро доставить больных в больницы. Снимите с автомобилей маячки, мы же скорая, а не медленная помощь, — говорит Дмитрий.

— Для нас абсолютно очевидно, что незаконные выговоры и последующие за ними увольнения были связаны с деятельностью наших активистов по защите трудовых прав. С нашей точки зрения, это преследование за гражданскую позицию и способ борьбы против независимого профсоюза, — добавил председатель профсоюза «Действие» Андрей Коновал.

Экстремальная медицина – как первая любовь. Почему врача встречают с молотком, а провожают с цветами
Подробнее

Челябинск тоже страдает из-за нехватки бригад скорой помощи: горожане постоянно жалуются на слишком длительное ожидание медиков. Последний резонансный случай — родители четырехлетнего ребенка, получившего открытый перелом, не дождались скорой и повезли малыша в больницу на такси.

Сейчас в столице региона работает около 70 бригад, а надо на полсотни больше, из норматива — одна бригада на 10 тысяч человек (население Челябинска — около 1,2 миллиона человек). В новых районах подстанции даже не предусмотрены, поэтому время ожидания на вызовы не срочной категории (а к ним относятся, например, жалобы на высокую температуру) может составить несколько часов.

Впрочем, по словам медиков, пациенты тоже хороши. Нередко обманывают диспетчеров, приписывая себе более серьезные симптомы, чтобы бригада приехала поскорее. Также участились и случаи нападений на фельдшеров.

В совокупности всех проблем — молодежь не стремится идти работать на ССМП, а старых сотрудников ставят в условия, когда они не в состоянии нормально работать.

При этом желание трудиться есть, и немалое.

На вопрос, почему Дмитрий Бурдин не хочет сменить место, где так много проблем, он отвечает, что работа на скорой помощи для него важна — нравится делать что-то по-настоящему важное, к тому же коллеги его поддержали, хочется довести дело до конца и добиться реальных изменений в системе.

Фото: Геодакян Артем / ТАСС,  Профсоюз медработников «Действие» / VK

Материалы по теме
Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.