«Я
Фото: istockphoto.com
Фото: istockphoto.com
«Что случилось? У вас что — храм закрыли?!» — вбежала на подворье встревоженная женщина. «Нет, все нормально, — ответила Оленька, наша свечница. — Почему вы так решили?» — «Попрошаек на паперти нет! А если нет — значит, закрыт!»

Елена Кучеренко

Мы потом долго обсуждали с нашими тетушками этот разговор. Кому-то наши бездомные не нравятся. «Развели тут бомжатник, — ругаются. — Сидят вон пьяные». А для кого-то, оказывается, храм без нищих — не храм.

В тот день было очень холодно. Потому, наверное, они и не пришли.

О наших попрошайках я могу рассказывать бесконечно. У них там на паперти жизнь бурлит. А как начнут что-нибудь говорить — только успевай записывать.

«Напишите на бумажке ваши желания, я их исполню»

Валя, например, главарь «банды нищих». Подружка моя. Подошла недавно. Слегка выпившая и поэтому борзая:

— Ленка, — говорит. — Вы тут у себя в храме что-то бубните: «Аминь! Паки-паки… Фа-фа, ля-ля…» А я — чисто молюсь! Вот мне сказали покойника Псалтирью отчитать. И я его в натуре отчитала!

И побрела на свою паперть. А я осталась представлять, как она в натуре это сделала…

Валя — правильная и четкая. Ее все уважают. Она — детдомовка. А еще служила в Афганистане медсестрой.

Но историю ее жизни я в другой раз расскажу.

А есть Юра с Машей. Влюбленная пара. Они лет пять у нас побираются. Временами ругаются, но верность друг другу хранят свято. Юра для Маши в Николином уголке вещи подбирает. Однажды очень просил для нее сумочку: «Такую — самую женскую».

Вместе мы с ним искали, нашли… И он ей ее подарил. Трогательно было.

Сам Юра — красавец. Его бы приодеть, закодировать, работу найти — и будет второй Брэд Питт. А как и почему он дошел до такой жизни — я не знаю.

С ним и с Машей на днях интересная история произошла. Подходят они к нашему охраннику Руслану:

— Ручку дай, пожалуйста.

— А зачем вам ручка? Расписаться хотите? — брак зарегистрировать типа. Пошутил, в общем.

— Нет! Там волшебница пришла.

Удивился охранник, дал им ручку. Они бумажки достали, написали что-то и пошли в сторону паперти.

Руслан не выдержал, спрашивает потом:

— А что было-то? Что было?

— Женщина какая-то подошла к нам: «Напишите на бумажке ваши желания, я их исполню». Мы по телефону себе попросили.

Вот теперь мы, посвященные, ждем — правда волшебница или нет? Хотя — почему нет?

Проблемный элемент паперти

— А как у нас баба Зина на спортивном бумере домой поехала, знаешь? — спросил меня Руслан, тот самый охранник.

Знаю. А случилось вот что. Баба Зина опять напилась. Она хорошая, мы дружим. Но в этом плане она — самый проблемный элемент нашей паперти. Мне кажется, она приезжает туда исключительно поквасить в приятной компании на околоправославном пленэре. Хотя у нее есть квартира в ближайшем Подмосковье. Ну и деньжат собрать пытается. 

Делят попрошайки все поровну. «По-божески», — говорит Паша. Тоже «местный».

Как она добирается на своих ходунках — для меня до сих пор загадка.

Как баба Зина посылала Росгвардию куда подальше, а они ей за это ботинки надевали, я уже рассказывала.

После этого она на какое-то время пропала. Говорили, что сидела дома на «пенсионерной» ковидной изоляции. И вот «откинулась с чистой совестью», приехала и на радостях устроила очередной «выход с цыганочкой». Выпила, лихо швырнула в сторону свои ходунки и валялась на снегу.

Другие попрошайки пытались ее поднять — замерзнет же. Но это бесполезно. Баба Зина тяжелая и в такие моменты активно сопротивляющаяся и выражающаяся.

Эту картину сначала увидела одна наша прихожанка — Лена. Она хотела вызвать скорую помощь — правда ведь на таком морозе на снегу человек может умереть. Но у нее разрядился телефон. А тут как раз подъехал на своем спортивном BMW какой-то мужчина. Собственно, не какой-то, а время от времени бывающий у нас в храме. Но близко его никто не знает. Многим кажется, что у него очень уж суровая внешность.

— Что у вас здесь происходит? — строго спросил он Лену, бездомных и бабу Зину.

Последняя неожиданно проснулась.

— Иди ты на… — радостно выкрикнула она.

Но после этого силы окончательно покинули ее, и баба Зина погрузилась в еще более бессознательное состояние. 

— Ей нужно вызвать скорую! — еще более строго сказал мужчина.

— Я хотела, но у меня разрядился телефон, — начала оправдываться Лена.

— Так, все ясно! Позвоним с моего! — резюмировал мужчина.

И минут через десять врачи уже были на паперти. Правда, зря. Ехать с ними в больницу баба Зина категорически отказалась, наградив медиков такими эпитетами, что, казалось, сама себя застеснялась. Что бывало очень редко. Точнее — никогда.

Врачи оказались верными клятве Гиппократа и героически пытались бабу Зину реанимировать и урезонить. Они уговаривали старушку проехать с ними, параллельно обследуя ее ноги на предмет обморожения. 

Но вместо благодарности она валялась, брыкалась, ругалась и отправляла от себя эскулапов настолько витиеватыми маршрутами, что те даже восхитились.

— Ну, не можем же мы ее насильно везти, — сказали в итоге врачи. — Нужно полицию вызывать. Замерзнет же, правда.

— Не надо полицию! — сказал вдруг мужчина на BMW. — Я ее сам отвезу домой.

— Что, правда? — удивились и прихожанка Лена, и врачи, и попрошайки, и сама баба Зина.

Последняя пришла в себя и вытаращилась на своего нежданного спасителя. А потом вальяжно махнула рукой:

— Окей! С тобой поеду!

Оставалось выяснить — куда ехать. Сделать это оказалось не просто, потому что язык бабе Зине категорически не повиновался.

— Баб Зин! Ехать куда? — кричала ей в ухо Лена.

— С-с-с-с… Мс-с-с-с…

— Куда?!

— Сос-с-с… Мыс-с-с…

Через полчаса мучений и гаданий название улицы выяснили. С номером дома было сложнее. Но после того, как бабу Зину трясли за плечи и пытали всей папертью, она смогла показать его на пальцах.

Потом в белую спортивную BMW постелили пеленки, которые нашли в храме, и вроде бы все было хорошо. Но бабу Зину еще нужно было дотащить до машины и запихнуть в нее. У хозяина авто чудом оказалась с собой инвалидная коляска. В ней и подвезли. И старушка укатила к себе домой на бумере, провожаемая завистливыми взглядами бездомных и прихожан, которые стали невольными свидетелями этой сцены.

Не каждый день наши попрошайки на спорткарах домой уезжают.

«Купил все по списку!»

Что было дальше — история пока умалчивает. Бабу Зину мы после этого не видели. Надеемся, все хорошо.

И радуемся, что все хорошо у Вали — «смотрящей» нашей паперти. Она недавно болела — сильно, тяжело. Паша, друг ее, рассказывал, что лежала она в палатке своей и не вставала. Кашляла и горела вся.

Пришел он на паперть денег на лекарства ей собирать. Сказал, прописали. Наверное, скорую вызвали. Скинулись мы с прихожанами и дали ему достаточно денег на хорошие медикаменты.

— Да вы что, деньги такие? Он же пьяный, все пропьет! — заохала мимо проходящая бабушка.

Паша правда был уже с утра крепко выпивши.

— Не гони! Сделаю все по-божески! — заверил он старушку.

Через неделю Валя была жива-здорова и строила на чем свет стоит свою паперть. Я аккуратно спросила, купил ли Паша лекарств.

— Купил все по списку! И чеки принес! — заверила Валентина. — Он честный…

Ну и слава Богу! Жалко только, что поломала их всех улица и к нормальной жизни возврата нет. Мы уже смирились, что и на работу не пойдут, и в приют не хотят, и пить не бросят. Живы были бы, и то хорошо…

«Это бывший бездомный»   

Хотя есть и счастливые истории. Ей и закончу. Правда, произошла она не у нас.

Ехала я как-то мимо одного храма. Решила зайти, помолиться. А потом, как настоящая паломница, отправилась в их трапезную.

Смотрю: там какие-то сотрудники местные едят, болтают. И бездомный с ними. Трезвый, чистый, но эти лица я не перепутаю. Кофе пьет, с народом общается. Его никто не гоняет, общаются совершенно на равных.

Когда он ушел, я не выдержала и спросила у одной девушки:

— Это бездомный был?

Она встревоженно молчала.

— Нет-нет, я не боюсь с ними рядом есть. Творческое и христианское любопытство…

— Это бывший бездомный, — сказала она. — У нас на паперти сидел, а потом отец настоятель его судьбой озаботился. Работу дал. Жилье. Вот теперь он здесь.

И так мне радостно стало… Как сказал бы наш Паша: «Все по-божески!»

Фото: pixabay.com

Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.