«Весь день провожу в инстаграме и не подаю еду на стол, пока не сфотографирую». «Ввязываюсь в споры в соцсетях и пишу комментарии часами». «Боюсь за сына-подростка: ночами он не спит, а играет за компьютером». Это интернет-зависимость или нет? «Правмир» поговорил об этом со специалистом по психологии и психотерапии зависимостей, кандидатом психологических наук, доцентом кафедры нейро- и патопсихологии МГУ им. М.В. Ломоносова Риммой Теперик.

История первая. «Кексом кормлю не мужа, а интернет»

Валентина: 

— Никогда еще не произносила этого вслух, себе до конца не признавалась — да, у меня компьютерная зависимость. Если быть точнее, инстаграмная. 

Обычно психологи что говорят? Если интернет — ваш рабочий инструмент и приносит пользу, если близкие не жалуются на то, что вы пропадаете в Сети, если у вас есть любимое дело в реальной жизни — расслабьтесь, у вас нет зависимости. На это мне есть что сказать: не расслабляйтесь. Мой пример как раз доказывает обратное. 

Я очень давно, еще до того, как это стало популярно, начала заниматься мыловарением и производством домашней косметики, пригодилось химическое образование и собственная склонность к аллергии. Сначала раздаривала мыло друзьям и знакомым. Потом начала продавать друзьям друзей и знакомым знакомых. Со временем сделала свой сайт, потратила на это уйму сил и немало денег, но продажи не повысила. 

Но вот в мою жизнь вошел Instagram и все, наконец, закрутилось. Моя продукция стала хорошо продаваться, я обзавелась множеством полезных знакомств в профессиональном сообществе мыловаров всего мира. Смогла уйти с работы и зарабатывать, исключительно занимаясь любимым делом. 

«Помогите, моя дочь все время делает селфи». Зачем люди создают идеальную жизнь в Instagram
Подробнее

Я и с мужем познакомилась в Instagram, когда он заказывал у меня к 8 марта подарочные наборы женщинам из своего отдела на работе. Даже родители — мне 32 года, но их мнение ценю — считают мой инстаграм-аккаунт образцово-показательным, а мою жизнь в нем — отличным способом существовать в современном мире. 

Смело могу говорить, что в Сети я нашла себя, мужа, коллег, друзей, дело жизни, и никто не усомнится. Мне самой проще думать именно так, но я не хочу закрывать глаза на правду. А она такова. 

Производством я занимаюсь два дня в неделю, еще в среднем восемь часов в неделю трачу на деловую переписку, отправку посылок и так далее. Выходит три рабочих дня. А в Сети сижу где-то по 10 часов ежедневно. Ищу новые идеи? Да у меня уже их столько, что на воплощение жизни не хватит! 

Нет, вы не подумайте, что у меня нет жизни вне компьютера. Я пеку тыквенные кексы и езжу с мужем на выходных гулять к Финскому заливу. Только никто не знает, что я могу утром отказаться от запланированной поездки потому, что проснулась с помятым лицом.

Чем мешки под глазами помешают прогулке? Ничем, но хороших фото не жди, а значит, и ехать не стоит.

Или вот кекс, если он вышел кособоким, то никакой изумительный вкус его не спасет меня от уныния. Зачем мне сдался, когда фото для Instagram не сделать?! Еще одна история про кекс, который как раз получился — испекла утром и не дала мужу к завтраку, он торопился на работу, а я не успела сделать фото. 

В общем, в первую очередь я кормлю кексом не мужа, а интернет. Когда злюсь за это на себя и бунтую, думаю, что теперь за город буду ездить без телефона, кекс есть, а не фотографировать, семейные радости оставлять в семье. 

В это же время во мне просыпается «продавец» не то мыла, не то души и планомерно убеждает, что инстаграмный покупатель любит тех, чья жизнь на виду. Без нетворкинга мне не обойтись. 

Так и не меняю ничего. Но давно сомневаюсь в том, что я в Сети больше нашла, чем потеряла.

Комментарий Риммы Теперик, психолога:

Римма Теперик

— В этой истории озвучена проблема, пожалуй, всех нас. Всех, кто использует активно соцсети, не вполне осознавая, с какой целью он это делает и какой в этом смысл для его жизни. 

Здесь произошла очевидная подмена. Соцсеть изначально использовалась для профессионального продвижения. И это нормально. Есть понятие профессиональной соцсети, когда ее используют для своей реализации, для расширения круга общения, формирования группы поддержки и так далее. 

Но случается, что смысловое содержание смещается. В психологии этот феномен называется сдвиг мотива на цель. То есть сначала человек это делает, чтобы расширить клиентскую базу, а продолжает просто потому, что уже без этого не может. 

В этом примере подмена может быть в том, что важным становится не содержание жизни (кулинария, семейные выезды за город), а социальное одобрение — лайки, просмотры, комментарии. Это инфантильное разрешение в принципе нормальных для человека конкурентных процессов. 

На мой взгляд, это несложно регулируется, достаточно задать себе вопрос: «Для чего я это делаю?» Если я заразился социальной динамикой, а она, к слову, бывает и в реальных коллективах, не только виртуальных, то, может быть, это повод остановиться и вернуться к осознанной реализации первоначальных целей? Ведь в долгосрочной перспективе невозможно испытывать удовлетворение, занимаясь бесконечной подпиткой своего тщеславия и формированием иллюзорной самопрезентации. В данном случае достаточно это осознать и отрегулировать.

История вторая. «Зависимость у сына, а лечат меня»

Екатерина: 

— Моему сыну 15 лет, и у него игровая зависимость. Никто, кроме меня, проблемы не видит. Муж говорит: «Оставь ребенка в покое. Учится хорошо, школу не прогуливает, с репетиторами занимается. Играет? Так все играют. Влюбится, перестанет». 

И знаете, его аргументы долгое время действовали на меня успокаивающе. И правда, учится в хорошей гимназии без троек, готовится к поступлению в вуз, который сам выбрал, друзья у него есть. Может, я просто драматизирую ситуацию? 

“Мой сын ничего не делает, только играет”
Подробнее

Так и думала, пока не стала замечать по утрам, что сын ночью спать не ложился. Теперь он нарочно разбирает кровать, чтобы ее несмятость в глаза не бросалась. Спит урывками: днем после уроков 2–3 часа, еще вечером пару часов. В общем, набегает не больше пяти, максимум шести часов в сутки. Ест тоже один-два раза в день, только в своей комнате, перед компьютером, часто уже холодную еду. И все это из-за игр, на которые он тратит все свободное время! 

Прерывается только на учебу. Думаю, в этом есть расчет, он ведь мальчик умный. Понимает, что если учиться бросит, мы примем серьезные меры, а пока вроде и повода нет. 

Год назад решила посоветоваться со школьным психологом. Обрисовала проблему. Услышала в ответ какие-то общие рекомендации, вроде «налаживайте контакт в семье», «проводите выходные вместе», «интересуйтесь, во что он играет». И даже такой совет — «играйте с ним вместе». Апофеозом стал намек на то, что я слишком тревожная мама, и слова: «Надо бы принимать успокоительное. Не сыну. Вам». 

Честно, я бы рада ошибаться, но интуиция материнская подсказывает, что я права, проблема уже вышла из-под контроля и дальше будет только хуже. Только вот к психологу больше не пойду. А что делать, не знаю.

Комментарий психолога: 

— Считаю, что школьный психолог дал грамотный профессиональный совет. Да, стоит поинтересоваться, во что играет ваш ребенок и даже поиграть с ним вместе. И, действительно, пока говорить о наличии зависимости нет причин. Ведь сын продолжает ходить в школу и даже хорошо учиться. 

Другое дело, что тут явная проблема регуляции. Невозможно долго жить в том режиме, в котором подросток сейчас находится, с постоянной депривацией сна. В конце концов, последствия обязательно наступят и коснутся они в первую очередь учебы. 

Маме и правда стоит успокоиться, но это не означает, что проблемы никакой нет. Она может быть. Но это проблема не игровой зависимости, скорее всего, а баланса между сверхувлечением играми и другими сторонами жизни. 

Главная деятельность подростка — это что? Общение со сверстниками и противоположным полом. Если подросток много времени проводит за компьютером, но это не мешает остальному, если баланс пусть и смещен в пользу компьютера, но не нарушен полностью, то это нормально. 

И сейчас таких подростков, которые все успевают, очень много. Особенно в среде тех, кто занимается точными науками, они часто интроверты и нередко становятся профессионалами в области компьютерных игр. 

Вот за соблюдением этого баланса стоит наблюдать. Если же перекос случился и начались проблемы в общении со сверстниками и в учебе, то на этом этапе еще можно решить проблему, просто обратив на нее внимание подростка. Здесь разговоры вполне уместны, если, конечно, в семье не утрачено доверие. 

Подросток, осознав последствия своего зависимого поведения, скорее всего, будет склонен что-то предпринять, научиться самоконтролю. И в этот момент главное — быть не его обвинителем, а союзником. Только так можно будет ему помочь.

У психологов резонно возникают вопросы: «А до интернета где все эти проблемы были? Их не было вообще?» Конечно, нет.

Ярмарка тщеславия, которая сейчас в инстаграме, раньше была на других аренах.

Сверхценные увлечения тоже всегда были — рыбалка, футбол во дворе, постоянно работающий телевизор. 

В моем детстве таким увлечением были книги, когда мы читали по ночам с фонариком под одеялом. И это вполне могло приводить к проблемам в учебе и вредило здоровью. Сверхувлечения были и будут, интернет не единственный, демонизировать его не стоит. 

Зато мы, преподаватели, сейчас видим другую проблему поколений Y и Z, которые родились с интернетом — старшеклассники и студенты учиться в интернете не могут. И парадокса здесь нет. Они привыкли использовать его для развлечения, а для учебы в интернете нужна высокая самоорганизация. Им трудно встать утром и начать заниматься, они выключают камеру в зуме, ложатся и засыпают. 

Это не означает, что дистанционное обучение плохое. По многим дисциплинам оно даже имеет свои преимущества. Проблема в низкой самоорганизации. 

История третья. «В интернете снова кто-то не прав»

Андрей: 

— Я многим обязан существованию Сети — моя работа удаленная и связана с интернетом. Многому научился в фото-сообществах, а фотография — мой способ самовыражения, на заре интернета я познакомился со многими интересными людьми. 

Но вот беда, соцсети очень сильно поедают мое свободное, да и рабочее время. Они заменили не только утреннюю газету, у меня укоренилась привычка участия в интернет-спорах, причем я понимаю, что это достаточно бессмысленное времяпрепровождение. 

Три работающих лайфхака, чтобы сократить время в соцсетях
Подробнее

Сначала была иллюзия, что я таким образом расслабляюсь, при этом служу какому-то важному делу восстановления исторической справедливости, мои споры касаются исключительно истории, иногда политики. Даже казалось, что это аналог общественной жизни. 

Потом пришло понимание, что эти споры — не обсуждения свободной мысли, а выражение своих уже сформированных взглядов. Выходит, пустая трата времени. Я уже не уверен, что защищаю правду, но спорить продолжаю с не меньшим энтузиазмом. День за днем. 

А так хорошо оставить это все, быстрее, не отвлекаясь, закончить работу, прогуляться с женой, встретиться с друзьями, заняться фотографией. Вместо этого — однообразие интернетовских сражений. Досадно.

Комментарий психолога: 

— Эта история тоже является иллюстрацией из обыденной жизни очень многих людей, как и истории выше. Почему они возникают? Мне кажется, потому, что мы еще недостаточно хорошо чувствуем интернет-пространство, что в нем уместно, а что нет. 

Например, то, что мы видим в этой истории, было бы вполне уместно в дружеской дискуссии на кухне, но, будучи вынесенным в интернет, этот же самый разговор теряет свою дружественность и, чаще всего, приобретает агрессивность. Но это еще и вопрос особенности психологического содержания интернет-коммуникации — феномен «диалога на площади», два человека встречаются на условной площади и кричат, а мы все видим и слышим — ситуация дикая, но не для интернета, ведь там нечто подобное и происходит. 

Здесь, как и в первой истории, наблюдается социальное заражение, когда человек вовлекается в деятельность, не вполне отдавая себе отчет, а надо ли ему это, а какой в этом смысл, достигнет ли он тех целей, которые перед ним, может, были первоначально. 

Среди профессионалов вопрос уместности публичного обсуждения тоже стоит остро. И я, как практикующий психолог, скажу, что в нашем сообществе есть правило: многие вещи обсуждать исключительно в закрытых беседах, не вынося их на всеобщее обозрение, потому что последствия могут быть плачевными. 

Но в некоторых случаях публичное обсуждение в интернете может помочь расширить представления людей о чем-то. Дело в том, что это все тонкие грани, которые все мы не всегда достаточно четко чувствуем. Поэтому на месте героев приведенных историй может оказаться любой из нас. 

Конкретно в данном случае лекарством будет, если человек при вовлечении в дискуссию задаст себе вопрос: «Зачем я это делаю?» При этом ответ может быть любым: для развлечения, для отдыха, для поддержания человеческой потребности в общении, для того, чтобы поделиться своей точкой зрения. И если цель не утрачена в процессе, то все в порядке. 

Если же цель самому человеку не ясна, значит, лучше воздержаться. Если же цель заключается в желании открыть глаза окружающим, потому что именно вы владеете всей правдой по этому вопросу, то тем более стоит воздержаться. Такая цель никогда не может быть оправданной, идет ли речь о дискуссии в интернете или на кухне в компании друзей.

Возвращаясь к началу, хочу еще раз сказать: интернет, соцсети, компьютерные игры как предметы аддикции — нейтральны. Но своими врагами мы можем сделать их сами.

При этом способов масса. Кто-то выставляет напоказ личную жизнь, нарушая границы интимности, и мы можем говорить о психическом эксгибиционизме, но ведь есть и обратная сторона — подглядывание за чужой жизнью в сетях, не менее нездоровый психический вуайеризм. 

Но те же соцсети могут стать местом созидания, расширения круга общения, в том числе профессионального. Компьютерная игра может дать отдых, переключение, может помочь развить быстроту реакций, умение работать в команде. 

Конечно, компьютерные игры, как и сериалы, построены по принципу вовлечения, когда так и хочется продолжения. Но все-таки это наш выбор, продолжать или остановиться. Сейчас мы все только учимся жить в этом новом для человечества климате интернета и вырабатывать для себя здоровые ориентиры.

Друг, враг, хозяин

— Сейчас существует тенденция понимания аддикции как стойкого ухода от реальности, который может достигаться очень разным способом: или за счет приема каких-либо веществ (алкоголя, наркотиков), или за счет фиксации на каких-либо видах деятельности (азартная игровая, интернет-деятельность, пищевое поведение), но главное, что все это сопровождается развитием интенсивных эмоций. В этом смысле аддикции могут быть очень разными. 

Но психологи склонны выделять понятие аддиктивной личности — это когда человек в принципе склонен к аддикциям и может осуществлять переход от одной к другой. Некоторые из этих аддикций могут приводить к серьезным дисфункциям, а другие наоборот, граничить с понятием нормы. 

Как гаджеты вызывают зависимость и как с ней бороться
Подробнее

Как раз те истории, что мы с вами сегодня рассмотрели, относятся к социально приемлемым и в строгом смысле говорить о зависимом поведении тут нельзя. С другой стороны, их можно рассматривать как ситуации возможного формирования аддикции. А значит, они требуют серьезного внимания к себе. 

Аддиктивный агент — гаджеты, интернет, игры и даже алкоголь — сам по себе нейтрален, и сначала он может быть нам другом, потом врагом и, в конце концов, хозяином. 

Если вернуться к тенденциям, то речь идет еще и о том, чтобы выработать общие критерии зависимого расстройства и определить границы нормы и патологии.

5 основных признаков интернет-зависимости

1. Фактор дозы. Когда человек тратит на свое увлечение слишком много времени. Чаще всего это означает, что на игру, соцсети или кибербродяжничество уходит все свободное время. Хотя я бы заподозрила склонность к развитию зависимого поведения, если взрослый человек тратит на то, чтобы, говоря современным языком, потупить в Сети, больше часа в день, а на компьютерную игру — больше двух. Для подростков критерии другие, они могут больше времени проводить в соцсетях или за игрой. И это патологией не будет. 

2. Изменение толерантности. Когда нам нужно все больше и больше. Если потребность возрастает со временем, это повод задуматься.

3. Утрата контроля. Например, мы решаем поиграть два часа в компьютерную игру, чтобы расслабиться, а заканчиваем через два сорок, это нормально. Ведь надо учитывать, что в компьютерной игре есть понятие игрового сюжета и его нужно закончить, что может потребовать дополнительного времени. Этого обычно близкие люди не понимают, считая, что выйти из игры можно в любой момент. 

Совсем другая ситуация, если мы вместо двух часов играем в итоге весь день, а иногда и два дня. Это говорит о том, что контроль утрачен.

4. Синдром отмены. Да, у многих есть привычка сидеть в Сети, но грань между привычкой и зависимостью легко заметить, когда мы остаемся без возможности выхода в интернет. 

Уведомления в социальных сетях работают как приманка. Почему мы не можем продержаться без них и пары дней
Подробнее

Многие в такой ситуации, например на отдыхе, с облегчением вздохнут и подумают: «Да и ладно, нет и слава Богу». Знакомо? Но есть те, у кого начнется настоящая ломка. Такой человек и сам не отдохнет, и другим отдых испортит. 

А симптомов у синдрома отмены много: нарушение сна, тревожность, раздражительность, и обычно они только нарастают. 

5. Последствия. Речь о серьезных проблемах, когда человек бросает учебу, перестает нормально работать, его здоровье расстраивается, семейная жизнь страдает.

В случае зависимости увлечение становится сверхценным, а потребность в нем — ненасыщаемой.

При поддержке Фонда президентских грантов

Материалы по теме
Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.