Залипли
Муж залип на новостях, с работы — сразу к телевизору или ноутбуку. Семья собралась за ужином, и все перессорились. Дети не понимают, что происходит, им страшно. Как сохранить мир в семье и не поссориться с близкими, объясняет семейный психолог Яна Катаева.

Яна Катаева

Стоит ли запрещать телевизор?

— Новости, обсуждения — сейчас это трудно. В семье возникают конфликты. Как быть, если одному нужно обсуждать новости, а второму совсем не хочется говорить о повестке дня?

— Мы по-разному справляемся с паникой, тревогой, тяжелыми чувствами. Важно понять, что между нами складывается цикл, связанный с тем, что один переживает свою тревогу, боль, злость, отстраняясь и замыкаясь. А второй переживает чувства, разделяя их с другим. И никто из нас не плохой, не равнодушный и не ненормальный, все мы переживаем, как умеем. 

И понимание, что со мной и другим все в порядке, никто никому не желает зла, приносит облегчение. Мы справляемся со стрессом по-разному, и каждый имеет право на свой способ.

Если отношения открытые, доверительные, чтобы это обсуждать, можно попробовать договариваться. Например: «Я тебя спрашиваю сначала, можешь ли ты послушать меня? И если ты говоришь “нет”, я это принимаю и не воспринимаю как “ты отвергаешь меня и мои чувства”». Замкнутый партнер, которого разговоры слишком перегружают, тоже может найти способ мягко говорить об этом: «Тебе тяжело и ты хочешь поделиться, но я чувствую, что сейчас это не вывезу».

— Муж залип на новостях, с работы — сразу к телевизору или ноутбуку, выключен из повседневной жизни. Как быть?

— Компульсивное навязчивое чтение или просмотр новостей — это тоже одна из стратегий справиться с ситуацией, один из способов психики получить хотя бы иллюзию контроля над жизнью.

В таком случае жене нужно отнестись по возможности с сочувствием к способу мужа справляться. Ситуация чрезвычайная, ненормальная, и в ней включаются разные психологические защиты. И это хорошо, что они включаются, они необходимы. 

Читать новости — один из способов самосохранения, он тоже имеет право на существование, как и способы замереть и расклеиться, лежать и плакать, быть вялым и разобранным. Как и способ отрицать происходящее. 

Мне подписчицы сейчас пишут: «Я беспокоюсь только о том, что цена памперсов вырастет. Со мной все в порядке?» 

Избегание — это тоже способ психики справляться. И сейчас нам не нужно ругать себя и других за то, как они справляются.

А хорошо бы отнестись с сочувствием и к своим способам справляться, и к чужим.

Что можно сделать с навязчивым скроллингом новостей? Можно предлагать маленькие паузы: «Я понимаю твои потребности быть в курсе событий, но мы можем договориться об ужине без новостей? Или завтраке?» Просите о чем-то конкретном. И даже если один раз не получится, даже если мы начнем, например, ужинать без новостей, а потом опять вдруг слушаем новости, не нужно относиться к этому как к обреченности — «Все, теперь без конца это будет!» Проговорите с грустью и сочувствием: «Пока не получается. Ну и ладно, потом получится».

И еще можно разговаривать в таком ключе: «Как думаешь, чтение новостей идет на пользу тебе? Как кажется, тебе это помогает?» Может, так вы поможете партнеру осознать, что вообще-то не помогает, а делает еще хуже. Может, он сам примет решение дозировать их?

— Поможет ли запрет на включение телевизора?

— Нет, мы можем запрещать только нашим детям, и то — чем они старше, тем с меньшим успехом. Мы не можем запретить другому взрослому смотреть телевизор или делать что-то другое. Можем только попросить.

— Чем грозят запреты?

— Ощущением, что партнер нарушает границы, давит, не пытается понять. Потому что за желанием смотреть телевизор или скроллить новости в сети есть какая-то глубоко укорененная потребность, скорей всего, потребность в безопасности: «Я хотя бы понимаю, что происходит, мне тогда немного спокойней».

Наш главный фокус сегодня — по возможности охранять безопасное и теплое пространство между нами, это приоритет. Все, что противоречит этой цели, лучше по возможности не делать. Но можно просить: «Ты знаешь, мне это очень тяжело дается, я потом не могу себя долго собрать. Ты можешь из сочувствия ко мне, потому что ты желаешь мне добра, выключить сейчас телевизор? Потом я уйду по своим делам, и ты снова его включишь, если хочешь. Или, может быть, ты сможешь уйти в спальню и там посмотреть новости?» 

Или обсуждать в таком ключе: «Как ты считаешь, какой нам лучше выработать режим сейчас? Какие решения принять вместе? И почему?» И можно обсуждать, аргументировать, почему сейчас телевизор лучше выбросить на мусорку, например, или в ограниченном, дозированном режиме включать. Но это все равно должен быть разговор на равных.

Что делать, если у членов семьи разные взгляды

— Если родители втягивают взрослых детей в дебаты, как мягко устраниться и не перессориться?

— В такие дебаты не стоит ввязываться, потому что невозможно ничего доказать и никого переспорить. Лучше не продолжать этот разговор, можно сказать: «У нас разные точки зрения, но я сейчас не хочу это обсуждать, не буду дискутировать». Или: «Я люблю и уважаю вас за все, что вы сделали для нас. Но обсуждать не буду, ничего хорошего из этого не выйдет, а мне нужны все мои силы».

— Возможно ли вообще сделать семью территорией без обсуждений повестки дня? Если да, то какими инструментами?

— Если говорить о расширенной семье — с родителями, братьями и сестрами, то если вы с ними не живете, вполне можно. Когда они начинают разговор о том, что происходит в мире, переводить его на них самих — «Как вы? Что готовила сегодня мама? Как твоя нога?» и так далее. 

Но если это люди, которые живут в одном доме, мне кажется, это заведомо провальная идея. Можно только просить о каких-то островках, свободных от этой повестки.

— Какие есть техники, если люди уже закипели, их несет, они не слышат друг друга? Как это остановить? Если ты сам участник спора? Или если ты видишь, как муж спорит со своим отцом, муж с детьми, и хочешь предотвратить ссору?

— Если ты участник спора, вовремя заметить: «Что-то стало горячо слишком, давай сделаем паузу». И важно перекрывать наше разъединение: «Слушай, мы совсем друг друга не слышим. Я вижу, ты меня не слышишь, и я не могу тебя понять. Но я хочу напомнить, я тебе не враг и ты мой родной человек». Но это высший пилотаж, это трудно сделать в моменте. 

Тогда хотя бы обняться молча, обменяться теплыми взглядами. 

Если ты видишь, как твои родные люди спорят, можно тоже сказать: «Так, ребята, что-то стало горячо. Можете притормозить немного? Можете взять паузу?» Или: «А давайте попьем чай». Или: «О, у нас же мороженое есть! Давайте есть мороженое». Вклиниться миролюбиво и предложить что-то другое поделать или про другое поговорить. 

— Как понять, что спор переходит в ссору, которая точно загонит в тупик? В чем отличия спора от ссоры?

— Во враждебности. В споре может быть горячая дискуссия, но проявления злости, ярости, гнева — это уже ссора. Каждому из нас знакомо состояние тела, когда мы злимся, — ком в груди или животе, напряжение в мышцах, дыхание учащается, в голове начинает шуметь, руки могут сжиматься. И когда вы замечаете в своем теле это состояние, значит, спор переходит в ссору.  

— Люди продолжают отмечать дни рождения, другие семейные праздники. Если за столом разговор перерос в конфликт, какие слова можно сказать и действия предпринять?

В целом можно просто напомнить: «Так, ребята. Мы сейчас празднуем день рождения Васи. Вася, а что было самым ярким в этом году, какие события были самыми интересными?» Наша повестка сейчас — не политические дебаты, а празднование дня рождения или 8 марта. Хорошо бы договориться заранее, если это возможно: «Давайте, пожалуйста, вот этот час за столом мы будем говорить про наши дела. Мы все равно так или иначе будем обсуждать нашу жизнь в связи с изменениями, но хотя бы не общую ситуацию, а только нашу».

— Если подростки хотят высказать мнение о происходящем, как не стоит реагировать, чтобы не испортить отношения?

— С подростками лучше разговаривать вопросами: спрашивать, как они это видят, почему, какую выстраивают логическую цепочку. И мягко аргументировать свою точку зрения, если она отличается (а очень вероятно, что она отличается). Подростку бесполезно что-то навязывать директивно, вместо этого хорошо бы рассуждать вместе с ними, послушать его аргументы — в общем, вести уважительную дискуссию, если это возможно.

Как быть, если сорвался на близкого?

— Какие методы помогают снизить агрессию в себе и в других?

— Мы, главным образом, можем влиять только на себя и очень мало на других, если другой — не твой маленький ребенок. 

Главный секрет — отслеживать свое состояние, замечать, что ты не справляешься и нервная система истощена.

Обычно мы склонны замечать, что мы на грани, когда мы уже на отметке «9» из «10» по шкале раздражительности и злости. Очень важный навык — замечать, когда ты на отметке на «3», «5», «6». И, замечая, сделать 3-минутную паузу, последить за своим дыханием.

Можно применить такую практику — увидеть пять вещей, потрогать четыре поверхности, услышать три звука, понюхать две вещи и попробовать одну на вкус. Включить все пять органов чувств, дать нагрузку на эти анализаторы.

Мне еще помогает просто налить воды в стакан и медленными глотками выпить, прислушиваясь ко вкусу воды.

— Главная проблема в том, что не все могут вовремя остановиться. Особенно это трудно холерикам.

— Совершенно верно. Но все-таки быстрое возбуждение происходит, если напряжение уже накоплено, если тормоза отказывают от усталости и перегрузки. Ключевой навык как раз отслеживать свое состояние. 

Я рекомендую спрашивать себя трижды в день: «Как я сейчас? Где я сейчас по десятибалльной шкале усталости? Где я по десятибалльной шкале от спокойствия до гнева, злости?» Если мы направляем туда внимание, если мы тренируем навык отслеживать свое состояние, это очень поможет.

— Муж ни с того ни с сего сорвался из-за грязного холодильника, хотя обычно не обращает внимания. Или жена раздраженно кричит: «Я только что помыла пол, а ты по нему в ботинках!» С одной стороны, тяжело близкому человеку, он срывается. Но с другой — при чем здесь я?

— Сейчас много неадресной агрессии есть и будет. Когда ты злишься на ситуацию, на кого-то, кому ты это никак не можешь выразить, то выражаешь это тем, кто ни при чем — своим детям и близким. Сейчас стресс невероятный, все искрит, мы не роботы, мы не можем его никак не выражать и все время сами гасить.

Мне нравится выражение: «Любить — это держать любимого в безопасности в своем сердце». То есть защищать образ любимого от самого себя, держать его там, в своем сердце, в безопасности. Создать внутреннее намерение — я не дам тяжелым событиям разрушить мою любовь и мою семью. Я буду с пониманием относиться к тому, что у всех искрит. 

Когда муж ведет себя резко по отношению ко мне и мне это кажется несправедливым, я буду напоминать себе, что рядом со мной достойный человек, хороший отец и мой любимый мужчина. Это не значит, что надо терпеть, это значит, что хорошо, чтобы один из нас мог сказать: «Тс-с-с… Я знаю, тебе тяжело. Но это было обидно», — а не нападать в ответ.

— А как быть, если ты сам срываешься на близкого?

По себе замечаю: гораздо легче я могу сорваться на детей, если предъявляю к ним такие же требования, как раньше. 

Вижу выход в снижении требований к себе как к родителю — может быть, меньше водить детей на занятия, не так активно устраивать им культурный досуг, не так тщательно регулировать время в гаджетах и качество контента. Это все, конечно, хорошо бы продолжать делать. Но важно снизить требования к себе и к ним в этом периоде адаптации к новой реальности, потому что наш психологический контейнер переполнен. Если мы будем воевать с детьми из-за гаджетов, уборки в их комнатах, дисциплины, мы не справимся.

Важно, когда ты сорвался на кого-то, не ругать себя и не стыдить. Это звучит, наверное, парадоксально: если я не буду себя стыдить, значит, буду считать это нормой и распущусь. На самом деле это работает так: я не могу все время ходить пристыженным и виноватым, поэтому я начинаю обесценивать чувства детей, говорю им: «Слова тебе не скажи, а ты уже рыдаешь». 

Чтобы оставаться чутким к детям, важно быть чутким к себе.

И сочувствовать себе, когда ты все-таки не выдержал и сорвался. Не оправдывать себя, а сочувствовать себе: «Как жаль, что сейчас у меня нервы не выдержали. Как же истрепана моя нервная система, если я из-за такой ерунды завелась». И сочувствуя себе, мы можем сочувствовать и детям, и принимать их чувства.

А если мы сорвались, очень важно наши связи чинить. Посочувствовали себе — идите посочувствуйте ребенку и признайтесь: «Я погорячилась, это не из-за тебя, сейчас трудное время. Я тебя люблю». И в партнерских отношениях то же самое: сорвался — почини потом.

И очень важны ритуалы связи. Известный исследователь семьи Джон Готтман говорит о том, что не очень счастливые пары в итоге разводятся не потому, что много ссорятся, а потому что мало хорошего и приятного вместе переживают. Важно, чтобы были моменты, когда мы что-то вместе готовим, болтаем, лежим в обнимку, играем в настольную игру. Это поможет нашей связи восстановиться, если нервы не выдерживают и мы ее нарушаем.

Совместные завтраки-ужины — пожалуй, самый знакомый, испытанный ритуал связи. И сама еда, любимые блюда имеют успокаивающий эффект. Есть даже понятие «comfort food» — утешительная еда. Обычно это с детства любимые блюда. Что-то, что мама готовила, когда хотела порадовать. Особенно действенна домашняя выпечка из детства.

Фото: freepik.com

Помогите Правмиру
Сейчас, когда закрыто огромное количество СМИ, Правмир продолжает свою работу. Мы работаем, чтобы поддерживать людей, и чтобы знали: ВЫ НЕ ОДНИ.
18 лет Правмир работает для вас и ТОЛЬКО благодаря вам. Все наши тексты, фото и видео созданы только благодаря вашей поддержке.
Поддержите Правмир сейчас, подпишитесь на регулярное пожертвование. 50, 100, 200 рублей - чтобы Правмир продолжался. Мы остаемся. Оставайтесь с нами!
Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.