Апология встряски: pro et contra

Журнал “Шестое чувство” № 5/2008

Наша нынешняя беседа посвящена духовности  современного военного человека. Эту актуальную тему обсуждают с разных ракурсов диакон московского храма Спаса Нерукотворного Образа на Сетуни, ветеран Великой Отечественной войны отец Николай Петрович Попович, а также молодой офицер, окончивший высшее военное училище,  и литератор. Оба собеседника  о. Николая пожелали остаться неназванными.

Офицер. – Батюшка, как выпускник военного училища, я изучал историю России и хочу понять, почему все-таки произошла революция и исчезло великое государство. Мне кажется, что одна из причин состоит в том, что русские государи, будучи, безусловно, лично глубоко православными людьми, были при этом людьми нерусскими. Может, поэтому масса народа, не испытывая к ним чувства  национального родства, в конечном итоге пошла за комиссарами в кожаных тужурках?

Попович. – А что, разве к комиссарам в тужурках у народа это национальное родство как-то проявлялось? Там же был сплошной интернационал! Дело не в крови. Я хочу подарить вам очень хорошую книжечку святителя Николая Сербского, где нацисты допрашивают капитана сербской армии. Причем трибунал возглавляет судья-протестант, а в числе обвинителей – эсэсовец. Последний и спрашивает обвиняемого: «Ты кто?». Он отвечает: «Я христианин». «Ты этого еврея исповедуешь, Иисуса Христа?» Он говорит: «Он еврей по крови, но Он Бог, он вне нации». Он эфиоп? Эфиоп. Японец? Японец. Серб? Серб. Потому что Он – Сын Человеческий. Это мой ответ. Вот император Павел I – какой чудный государь был, а при этом какой имел замес по крови? Или Ее Императорское Высочество, святая мученица Елизавета Феодоровна Романова – англичанка по матери и немка по отцу!

О. – Согласен.

П. – Так что кровь тут ни при чем. Если пойдем по пути превозношения чьих-либо «голубых кровей», то непременно придем к Гитлеру. Возьмем нынешнюю жуткую трагедию с Украиной. Почему Русь, при всей нынешней беде, в отличие от малороссов, все же едина? У нас нет нескольких Церквей, нет никакого желания перейти в Церковь римско-католическую, или протестантизм, или под омофор Вселенского Патриарха. И пусть мы сегодня слабенькие, но мы единые, православные, и над нами  – наш Святейший Патриарх. Русский человек отличается от малоросса не кровью, а тем, какова его история. Украина была то под поляками, то под литовцами, то под австрияками. Это и внесло страшное разложение в душу, а не в кровь, хотя это тот же славянский народ.

Большевики сумели сыграть на соборности русского народа, на его коллективном желании всеобщего блага, на идее равенства и социальной справедливости. Народ полагал, что земля будет общая, фабрики будут общие, и в то же время он не понимал страшной богоборческой сути происходивших явлений.

Литератор. – Какие еще причины революции вы бы назвали?

П. – Одна из важных причин – проникновение светских идей просвещения в народ. Он сказал себе: господа-то не веруют, а я мужик простой, умнее их, что ли? Вера перешла в разум. А умом Бога не постичь. Потому как вера идет впереди ума.

О. – А почему вера перешла в разум?

П. – Потому что, начиная с XV века, европейцы – особенно немецкая нация – через протестантизм и вольнодумство освободились от Церкви. Ведь что такое Церковь? Это запрет на произвол, это аскеза. Пусть и католическая, но это аскеза, это нравственное совершенствование. А человек освободил свое сердце от обязанностей жить чисто, честно, и вера перешла в разум. А наша аристократия всегда заискивала перед Западом. И – заразила этой болезнью собственный народ.

О. – Протестантизм пришел к нам с Петром Первым?

П. – С Петром пришел даже не протестантизм, а идея устроить великое государство – здесь и сейчас: флот, армию, мануфактуру. Лучше жить! И Петр, увидев более высокий уровень жизни на Западе, успехи Европы в военном отношении, сделал вывод, что Православная церковь сдерживает безграничное развитие этих производительных сил.

О. – А почему сдерживает?

П. – А потому, что если взять ортодоксальную православную точку зрения, то все мы – гости на земле, и, следовательно, материальные заботы хороши в меру. Великий наш святой преподобный Силуан Афонский, бывший гвардеец, простой солдат, стяжал высокую благодать. Однажды он поразил своей духовностью одного католического кардинала. Не образованностью, а именно духовностью. Это разные вещи. И тот сказал: я поражен. Дело было на Афоне в 1938 году. И что, спрашивает кардинал, много здесь таких? Много, отвечает, вся братия. Почему же, спрашивает он, имея такую духовную основу, Россия не создаст государство крепкое и во всех отношениях такое же развитое, как Запад? Преподобный Силуан отвечает ему: мы привязаны не к земле, а к Небу.

О. – Значит, пусть либералы сидят во власти? Простите, что перевожу разговор на нынешнюю российскую конкретику.

П. – Не в этом дело. Мир приходит к концу. Святитель Игнатий Брянчанинов, дворянин, бывший офицер и блестящий богослов, писал в начале ХIХ века с горечью: «Не тщись, человек, изменять судьбы Божии на земле. Думай о спасении своей души». Почему он так сказал? Он предчувствовал грядущие глобальные катаклизмы, причина которых была одна – отход человечества от Бога. И он, этот отход, настолько глобален, что в этих условиях придумать что-то очень сложно. В то же время, если вы станете на путь личного спасения, да еще на путь православного подвижничества, то сразу же привлечете к себе очень много народа. Потому что таинственный свет христианства будет распространяться от вас на других. Как сказал преподобный Серафим Саровский:,«стяжи дух мирен – и тысячи вокруг тебя спасены будут». Сейчас эту фразу затаскали, но она – основа основ, и достичь такого состояния очень трудно. Какую задачу ставит Христос перед человеком? «Где сокровище ваше, там будет и сердце ваше». Лучше не скажешь. Сегодня особенно легко поверить в Бога, потому что все «измы» размыты. Обессмыслилось все: и государственный процесс, и строительство, и наука, и искусство. Кстати,  возьмите восемнадцатый век: там было все, к чему стремитесь вы сейчас: империя, гвардия, слава, честь, погоны, заслуги, имения, университеты. Россия была цела и по-земному велика – а ради чего? При Екатерине Великой мы создали могучую державу, а в то же время монастыри она безжалостно уничтожала. А Господь так сказал ученикам: «Бойтесь закваски иродовой, саддукейской и фарисейской». Что это такое? Закваска иродова – это государство. Это тот государственный фетиш, идол, который воплощали Гитлер и Наполеон. Государство цветет. А за счет чего? За счет подавления духа. Саддукейская закваска – это архиереи, которые распяли Христа, это католические папы, которые исказили православие. Может, частично и некоторые православные в разные времена. И, наконец, фарисейская закваска. Это – духовенство. Очень трудно следовать за Христом. И нередко пастырь говорит правильно, но, увы, не живет в соответствии со своим словом. Потому как это – борьба с самим собой, а ее далеко не каждый выносит. И все равно сегодня я оптимистичен. Мы получили миллионы мучеников, вся русская земля полита их  кровью. Кроме того, историческим процессом руководит Господь, а не люди. И Он попускает напасти, рождаемые человеческой греховностью, чтобы люди вразумились и обратились к нему в порыве покаяния и любви, в том числе и взаимной.

Сегодня говорят о Ленине и Сталине. Так вот, если бы победила ленинская позиция, то России пришел бы конец. Я далек от похвалы Сталину, потому что он уничтожил русское крестьянство, офицерство, принес много беды, но в то же время отлично понял, что принял господство над русским православным народом. Он установил «соборность» в виде коллективизма, почитание вождей партии, как «святых». И даже гимн воссоздал. Все было скопировано, и все до поры до времени действовало, пока не обессмыслилось. Потому что царский православный запас христианства в душе народной стал иссякать. Далее, что сказать о формуле: «Нет власти, аще (если – прим. ред.) не от Бога»? От Бога ли была власть коммунизма? Нет, она попущена Богом. И сегодняшняя власть попущена Им. Хотя она ближе к Богу, чем коммунистическая. Я вижу, как молится президент, как он подает икону. Мы же не знаем тайных движений его души. И здесь не надо ставить поспешные клейма и штампы. Начиная с Александра Первого, весь Запад ненавидит Россию лютой ненавистью. И его цель – Россию уничтожить, забрать ее ресурсы.  Поэтому самая главная задача сегодня – воцерковление русского народа и его вождей.

О. – Как же воцерковить людей, если русскому человеку с утра до ночи в течение 20 лет закладывают в душу сатанинство? Кто будет воцерковляться?

П. – Согласен. Мне были непонятны недавние слова президента о том, что у нас лучшее телевидение.

Л. – Может, это слова в кредит? Но где же здоровая критика в адрес ТВ, идеологически заменившего собой райкомы партии?

П. – Я видел, как Медведев и Путин на Пасху стояли с женами, крестились, кланялись на ектениях, на каждом прошении. Это все-таки определенная церковность, а человек – не схема. Я уже старый человек, многое видел, и я ценю в человеке всякий добрый импульс. А совершенный публично и сверху, он, этот импульс, имеет резонанс по всей стране и западает в души. Более того, он сообщает обществу определенные установки, расценивается как руководство к действию, как знак того, что в церковь ходить и почетно и нужно. Нельзя этим пренебрегать.

О. – Вы считаете, что крестообразные движения имеют отношение к вере?

П. – Не судите, мы не знаем тайн человеческой души. Возьмите для сравнения «Очерки русской смуты» Антона Ивановича Деникина. Отец у него крестьянин, сам он человек не церковный, тоже царя сдал. Он пишет, что под Петербургом стоял запасной полк, несколько тысяч человек. И была в нем походная церковь. После масонской революции 17 года, по решению собрания советов полка поручик предложил в этой церкви сделать нужник. И солдаты ходили туда и мочились. Понимаете, в чем дело? Зараза безбожия, которая вошла в наш народ, до сих пор не изжита. О каком монархе или православном лидере сейчас можно говорить? Мы получили такого правителя, какого заслужили. Крестится – и слава за это Богу! В храме стоит, а не где-нибудь еще – и хорошо!

А теперь о военных. Многие высшие военные чины были возмущены фильмом «Штрафбат». А я считаю его лучшим фильмом о Великой Отечественной войне. Потому что негодяй, майор КГБ фактически командовал всей дивизией. И боевой генерал боялся его! Особист – это было все. У советского офицера руки были связаны политруком и особистом. Сравните: во время последнего покушения на Гитлера немецкий полковник прошел в ставку генштаба, в бункер Гитлера, где никто ни разу не проверил его портфель со взрывным устройством. Никто не смел его обыскать, ведь он – офицер! К Сталину так не смог бы пройти даже Жуков. Наш офицер был лишен чести и достоинства. Не случайно в русской дореволюционной армии не было ни одного случая предательства. А в советской армии – сплошные перебежчики. Потому что дух был уже другой. Неправославный. А вот как дух воспитать – вопрос другого порядка.

Что касается личного спасения, о котором мы уже говорили, то нельзя его недооценивать. Если монах-христианин уходит в келью, кается и молится, то он постепенно становится светочем для всех. Это – компас духовный. Он молится за весь мир. Молитва у него, как «Катюша». И если человек творит сегодня крестное знамение, исповедуется и причащается, целует икону, то я считаю, что он не полностью находится под властью сатаны. А вот большинство офицеров и генералов царской армии, которые сдали православного государя, были формально людьми православными, а по делам своим  – безбожниками. И тоже требовали лучшей жизни, хотели социальной справедливости, желали равенства, братства и счастья. И получили.

Теперь о другом. Никому и никогда не посылается крест, который нельзя вынести. А потому я считаю, что все, что происходит с Россией после 90-х годов, – это еще одно испытание для нашего внутреннего очищения, которое необходимо выдержать. Не в смысле молчать, терпеть и потакать злу, но собирать духовные силы для сопротивления. Святой Иоанн Кронштадтский также говорил о том, что Россию постигнет страшное кораблекрушение, которое разнесет ее в щепы. Однако потом они, щепы, соберутся. Путин, когда еще был президентом, приезжал к покойному ныне старцу Иоанну (Крестьянкину). Зачем он приходил к нему и они беседовали целых два часа? Разве это не положительный момент? В любом случае позитив был однозначно – президент пообщался со святым человеком и наверняка услышал от него то, что действительно было необходимо и душеполезно услышать.

Л. – Во всяком случае, это нечто доселе невиданное. Попробовал бы Сталин сходить к Матронушке. Были слухи, что он якобы к ней ходил, но они ничем не подтверждены. Его бы сразу убило партийное окружение. Вопрос остается следующий: какая форма преодоления существующей ситуации является наиболее эффективной и единственно возможной? Понятие воцерковления нуждается в уточнении, многие не понимают, что это такое.

П. – Начинать надо с самого главного: что такое человек, для чего он живет на земле, для чего родился, что такое смерть. Выше Христа человеческая история никого не знает. Даже Эйнштейн, иудей, сказал, что в Нем нет тени. Образец дан? Дан. Для кого? Для тебя, для меня, для него. Серьезное осмысление этих вопросов поднимает человека на немалую духовную высоту и помогает быть честным перед самим собой и Богом.

О. – А вопрос соотношения спасения и существующего нравственного беспредела?

П. – Сегодня светское государство не лишает вас жизни, не расстреливает за малейшее слово протеста десятками тысяч, как это было в недавнем прошлом. Сегодня священник как никогда свободен в своей проповеди. Даже до революции такого не было. То же самое могу сказать о христианине. Он в состоянии открыто благовествовать. Во всяком случае, может позволить себе это попробовать. Было бы желание. И это – Божий промысел о нас, чтобы мы укрепились духом. Не в пассивности, не в бытовой суете, а через формирование в себе христианина, не приемлющего лжи.

О. – И либералов батюшка на проповеди может обличить? Пофамильно?

П. – Может. Но разве дело только в них? Кто противник Христа? Дьявол и его легион. Кто победил дьявола? Христос. Чем победил? Крестом. Любовью. Ненавидь не человека, а грех, живущий в нем. Либералы, может, для того и попущены Богом, чтобы испытать нас. А ты не поддавайся, проявляй силу духа. Без борьбы и победа не славна.

О. – Почему же власть государственная не может быть изначально нормальной?

П. – Человек везде одинаков. И на президентском кресле, и в келье, и в Генштабе.Себя надо изменять, тогда и власть станет человеческой. А без этого, как ни крути, а все останется по-прежнему – кто бы эту власть ни захватил. В истории было великое множество примеров, когда оппозиция брала власть в свои руки, становясь на место неугодных, а потом делалась точно такой же – тиранической и кровавой. Вспомните – благими намерениями выложена дорога в ад. Провозглашаем одно, а на практике получается совсем другое. Страсти-то не изжиты! Православия во многих – кот наплакал! Религии еще совсем не знают, собственного духовного опыта никакого нет, а туда же, норовят  вести за собой народ, свергать неугодных! Да такие самоуверенные люди, получив власть, озвереют в одночасье! И всех потянут за собой в преисподнюю! Страсти – это же не ерунда, не мелочь какая-нибудь, это могучие силы, полностью порабощающие и растаптывающие людей, парализующие их волю к добру. Так что в человеке все дело, а не во внешних обстоятельствах, которые все то и дело хотят менять, думая, что дело только в них. Какая ошибка! Власть пр едержащим, равно как и стремящимся к власти нужно быть ближе к святой Церкви. Она – великая тайна, в ней совершается спасение человеческой души. А власть сейчас та, какую мы заслужили. Возьмите 17 год. Как только царь вынужденно отрекается от престола, сразу наступает самостийность. Сразу и повсеместно идет распад. А кто виноват? Генералитет. Все командующие фронтов потребовали отречения. Все! Большинство офицеров стояли под козырек: свобода! Вот и получили свободу. А потом уже формируется Белая армия. И если кто-то пытался что-то поправить в этом отношении, так это Врангель Петр Николаевич, но уже все, было поздно. А казаки как повели себя? Пускай москали дерутся себе, а мы на Дон, к бабам. Хватит воевать! И два миллиона чикнули их. Все виноваты, все согрешили в России против Бога и царя, все – и гражданские, и военные. А когда Николая Второго арестовали, почему народ не восстал?

О. – Почему?

П. – А потому, что потеряли веру в Бога. Потому, что возлюбили материализм и вседозволенность, воспротивились христианским заповедям, христианскому царю, захотели власти и изобилия. А заодно и крови.

Л. – И слухам верили, распускаемым о царице, что она немецкая шпионка. А это – чистейшая семья. И о Распутине распускали лживые слухи, дискредитировавшие царя.

П. – Я пережил эту неправду десятки раз. Бог судья всем отступникам и предателям. В основе их поведения лежит ненависть ко Христу и равнодушие. Для меня, кстати, самый страшный человек – именно равнодушный. Таких людей, к сожалению, очень много. Они не задумываются над Истиной. Человек забывает, что здесь он очень кратковременный гость. Пришел и ушел. А Христос умер на кресте за каждого из нас, за каждого индивидуально! За эфиопа, за русского, за еврея, за казаха, за татарина, за малоросса. Это тоже великая тайна. Пострадал за всех нас, чтобы все мы вошли в жизнь вечную. Так что люди, которые хотят с налета насильственно что-то менять, просто не знают христианства. И самое ужасное, даже не хотят его знать, ограничиваются своими субъективными убеждениями.

Л. – Давайте вернемся к нашей главной теме. Преподобный Сергий Радонежский благословляет воинов на брань. И сегодня военный человек – такой же, как и вчера и во все времена. Он любит определенность и четкость в ответе. Требует поставленной задачи. Вот точка кипения дойдет однажды до 100 градусов, и тогда что делать? Как выходить из положения? Видимо, ответ в том, что людям верующим и ответственным надлежит быть более социальными, более гражданскими.

О. – У митрополита Филарета сказано так: Люби Отечество, гнушайся его врагами. Значит, так и надо   действовать.

П. – Правильно. Но  не забывайте одного: этот тезис далек от совершенства. Христос сказал: «Любите врагов ваших». Каких? Всех. Он  же говорит Петру: «Спрячь меч в ножны. Неужели ты думаешь, что я не смог бы упросить Отца, и Он послал бы мне двадцать легионов ангелов?». Он возлюбил врагов до конца. И это – наш идеал. Однако нынешняя несовершенная жизнь вносит коррективы в эту одну из самых высших Христовых заповедей. Мы постоянно живем по принципу выбора меньшего зла по сравнению со злом большим.

О. – С вашего разрешения перейдем к следующему вопросу. Если мы, русские, имеем Богом избранную миссию на земле, то как же может народ-Богоносец жить в этом вертепе? Терпеть весь этот безнравственный произвол?

П. – Всему есть свой предел. Скорее всего, он примет форму какого-то катаклизма. Не случайно на земле попускаются трагедии и войны, чтобы ожесточившиеся и нравственно огрубевшие люди пришли в себя. Там, где царят алчность и разврат, – там и разложение, потому что духовность оттуда уходит. То же и с режимами, где культивируется голая сила и мощь. Человек уходит от борьбы с собой, все сосредотачивает на внешнем. А это – трагедия.

Л. – Ситуация, видимо, будет складываться по Божьему попущению, то есть спонтанно. В неких точках могут разгореться события вроде Кондопожских, которые всколыхнут общество. Но всему – свое время. У Высоцкого есть песня о человеке, который вышел из заключения на свободу, а он к ней не готов. И в песне есть такие заключительные строчки:

Лили на землю воду,

Нет у колосьев чуда.

Мне вчера дали свободу,

Что я с ней делать буду?

Вот мы сейчас тоже хотим свободы. А отчего до сих пор живем в рабстве? Какая причина? Не готовы к принятию Истины во Христе, нет к ней должного жертвенного порыва. Преобладают неверие, эгоизм, страх и пассивность. А ведь когда евреи не приняли Христа и отвергли Его, они подверглись рассеянию. Храм был разрушен, и государство стерто с лица земли, Иерусалим распахан под поле. Это было наказанием евреям за грех Богоубийства. Когда Россия отреклась от царя и православия, предпочла им  ВКП(б), атеизм и материализм, все это остаточным валом докатилось до сегодняшнего дня. И мы, возмущаясь тем, что подвергаемся насилию и угнетению, не подозреваем, что над нами, как и над древними евреями, исполняются слова древнего пророка Исайи, который говорил: «Вол знает владетеля своего, и осел – ясли господина своего, а Израиль не знает Меня, народ Мой не разумеет. Увы, народ грешный, народ, обремененный беззакониями, племя злодеев, сыны погибельные! Оставили Господа, презрели Святаго Израилева, – повернулись назад. Во что вас бить еще, продолжающие свое упорство? Вся голова в язвах, и все сердце исчахло. От подошвы ноги до темени головы нет у него здорового места: язвы, пятна, гноящиеся раны, неочищенные и необвязанные и не смягченные елеем. Земля ваша опустошена, города ваши сожжены огнем, поля ваши в ваших глазах съедают чужие, все опустело… Омойтесь, очиститесь… научитесь делать добро…» (Ис. 1, 3–7, 16, 17). Пророк призывает евреев к покаянию. А покаяться – это значит вернуться к истокам, к Богу. И тогда уже действовать. Это и наш путь. В традициях славного дореволюционного прошлого. А сегодня хотят каких-то крутых изменений, но опять вне Бога. Должны быть правильные духовные установки. Да, надо, по идее, возлюбить врагов. Но мы живем в страшном и жестоком мире. И если мы бросим оружие, открывая грудь мечу врагов и подставляя щеки, то на наших глазах они, смеясь, будут насиловать наших детей, а нас с презрением убьют, наступив, как ацтеки древности, перед нашей смертью нам ногой на лицо. Сказано: «Не убий!». Правильно. Но была Великая Отечественная война. Был воин-освободитель. Он убивал фашистов. Виноват он в грехе убийства так, как бандит, вырезавший беззащитную семью в какой-нибудь горячей точке? Нет конечно. Так что все это нужно учитывать. «Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих» (Ин. 15, 13). Или возьмите горячий пример с войной Грузии против Южной Осетии. Россия вступилась за беззащитных – и поступила правильно, по-евангельски. Разве это, кстати, не достойный пример политики нынешнего президента? Мы преподали урок деятельной любви к ближнему, хотя он и имел вид жесткой военной силы в отношении агрессора. А что делать? Подчас только такой уровень жертвенной любви (а мы ведь рисковали сотнями жизней наших миротворцев)  действует в этом несовершенном мире и хотя бы отчасти снимает борьбу противоположностей. Что же касается общей ситуации внутри нашего общества, то конкретную форму богоугодной жизни  в нем покажет время.

О. – С Осетией – понятно. Но внутри-то нашего общества безнравственность и сатанизм при этом никуда не ущли. Что с этим прикажете делать?

П. – Будьте честны, принципиальны. И действуйте профессионально, как военный, сообразно с этим. А Бог подскажет, как именно. С Осетией подсказал? Ну вот.  Но там с самого начала все было предельно ясно. А есть ситуации посложнее. Кстати, неизвестно, как в дальнейшем на том же Кавказе положение будет складываться. Поэтому надо уметь слышать   Божию  волю. Спросите – как? Через стяжание чистоты и святости. Да-да! Это единственный способ быть с Богом и правильно жить. А без Него хоть весь мир завоюйте и всех либералов положите на лопатки – никакой пользы. Сами точно такими же станете. Без Бога человек рано или поздно  делается зверем.

О. – Ну а бесы пусть сидят на ТВ, кружат над Кремлем, да? А я буду спасать себя!

П.Только меняя себя, вы делаетесь по-настоящему полезным для других. Что тут непонятного? Это – не мое мнение, а железная духовная логика Святых Отцов. Если вы погибаете во грехах, о каком коллективном спасении других людей может идти речь? Слепой куда поведет слепого?  Например, если вы одержимы жаждой власти?.. Пожонглируете христианством, выхватив что-то из его контекста, захватите эту самую власть – и начнете всех вешать! А христианство моментально забудете, оно же к любви призывает, к прощению, к тому, чтобы быть всем слугой!.. Вот так. Поэтому надо сначала утверждать веру в себе! А она начинается с личного покаяния. Именно оно открывает путь ко Христу. Сказано Иоанном Предтечей: «Покайтесь, ибо приблизилось Царство Небесное». Это он говорил об условии прихода ко Христу. Так что без видения собственных грехов нет христианства. Воцерковись, смири свои страсти – и только тогда сердце откроется Богу, и ты поймешь Его волю правильно, точно и наверняка. Только так. Иначе что путного вы сделаете и кто из настоящих людей за вами пойдет? Даже в Византийской империи, где православие было официальной религией  – все  ли спасались? Не думаю. Хотя внешние условия были налицо. Значит, не это главное. Но это я так, к слову.

О. – Однако Минин и Пожарский подняли же людей! Почему подняли? Была Смута, преддверие конца. А сейчас на Руси третья Смута. И что же – сидеть-посиживать, лбы об пол расшибать?

П. – Опять двадцать пять! Минин и Пожарский были глубоко верующими людьми. И общество, несмотря на Смуту, помнило в глубине своей Христа. Потому Смуту и преодолели. В этом смысле религиозная передовая важнее пушек. А сегодняшние военные только-только приходят к вере, едва касаются ее, а думают, что уже все знают. Какое заблуждение!  И понимание молитвы как «расшибания лба» – грубо и невежественно. Так может говорить только человек, не имеющий никакого духовного опыта и не понимающий его. Молитва – это спасительное богообщение и испрашивание у Господа силы на благое изменение себя и мира вокруг. Поймите, духовная жизнь – искусство из искусств, и в ней есть свои непревзойденные специалисты, Святые Отцы. Не вставайте на их место, не «поправляйте» православие в угоду политическому моменту. Это все равно, если бы я сейчас пошел в Генштаб, оттолкнул генералов от схемы ракеты «земля-земля» и начал что-то менять в ее чертежах. Что тогда будет? Куда жахнет ракета? Так и вы – печатным шагом в сферу высшего богословия хотите войти и всех построить? Не надо. Пусть каждый профессионально занимается  своим делом. Усвойте элементарные духовные вещи – и довольно с вас.

О. – Что ж, получается – я умру, а мои дети останутся при этой сатанинской вакханалии? Нет, пусть монахи молятся, а нам надо дело делать. Иначе так ничего и не изменится.

П. – Еще раз говорю: надо самому утверждаться в вере – и тогда, если нужно, и время замедлится, и цель верно определится, и практические дела пойдут быстрее. Вне Бога и молитвы все обессмысливается. Жизнь вне молитвы приводит к тому же безбожию. А все безбожные революции в этом смысле представляли собой перемену мест слагаемых, сумма же, качество пришедших во власть оставалось прежним. Те же страсти. Сегодня в обществе, и в особенности у военных, преобладает поверхностное понятие о вере и молитве. Жили-то целых сто лет под атеизмом, вся духовная традиция отбита. Подлинная молитва – это самое главное дело на земле и в мире, это самый тяжкий и ответственный труд, это богообщение, это изменение себя, это получение духовной силы и мудрости от Бога. Убийственно неправы те, кто рассуждает о молитве и вере с налетом скептицизма, как о чем-то никчемном. Не стоит. Молитва – это та сила, с которой нам никакой враг не страшен. Не медитировать, не закатывать глаза к небу по образцу кликуш, не вызывать у себя стигматы, как это проделывал над собой Франциск Ассизский, не биться в экстазе, как Катарина Сиенская, а со смирением и покаянием просить у Бога избавления от беды. И укрепляться духом и разумом. Причем так должны молиться все. И военные в особенности. Чтобы Господь их вразумил и раскрыл глаза на истину, подсказал, как правильно поступать, вложил верные и спасительные планы в сердце. И здесь крайне важно качество мысли и ее духовная составляющая. От нее зависит, куда снаряд полетит. По своим или по врагам.

О. – Не беспокойтесь, нажмем куда надо. А насчет молитвы вы правы, простите. Но есть люди, которые к этому специально призваны. Я это имел в виду. Нельзя всем же только молиться. Это все-таки удел монашества.

П. – Монах и молился и тысячи послушаний разных при этом выполнял. Корчевал лес, копал землю, сажал картошку, полол, строил, ухаживал за скотиной. Но с молитвой. То же пусть делает и военный в своей области. И врач. И учитель. Каждый. Мы все христиане, молитва должна быть для нас как воздух, и все мы призваны в Боге искать силу и мудрость. Только Он – надежный и спасительный ориентир и на земле, и в вечности. В этом смысле военный ничем не отличается от монаха. И тот же учитель. И врач. Мы все – во Христе. А верный путь к Господу лежит  только через молитву, обсмеянную слепцами. А вот чтобы она заработала, нужно духовно трудиться, очищать сердце прямой жизнью, молитвенным правилом и постом. Военный, соблюдая все это, будет с особым тщанием и ответственностью выполнять свой долг, защищать Родину и народ, идти в наступление и подавлять сопротивление противника, если тот пересек рубежи Отчизны или пытается сеять смуту внутри страны. А что касается России и ее возрождения, то посмотрите – сколько сейчас витает проектов по национальной идее и так далее! Большинство из них – полный бред! Национальная идея в России была, есть и будет заключена в православии. Кроме того, русский народ органически тяготеет к единовластию. Важно только указать правильный ориентир и самим быть его достойными. Вы в начале беседы спрашивали о причине революции. Вот вам ответ: еще задолго до революционной смуты наши русские патриоты восхотели строить великую Россию. И начался колоссальный, невиданный ранее экономический рост. Мы по всем параметрам догоняли самые развитые европейские страны, а по ряду показателей вообще были первыми в мире. Но весь запал – обратите внимание – был брошен именно на экономику, политику и иные материальные аспекты. Быть первыми, выйти на новые рубежи, развить армию и флот по самым передовым технологиям – а в результате наступил полный крах, ибо ослаб молитвенный порыв к Богу, и небеса закрылись. Захотели устроить жизнь без Творца, без нравственных заповедей и ограничений, без борьбы со своими страстями. Весь интерес обратили на внешнюю сторону, на успехи, на фанфары. Вот так. И свершилась чудовищная темная революция, порожденная повальным общественным безбожием. Великая империя пала, так как все эти экономические скачки и рывки делались за счет отступления от идеи Святой Руси и богоугодной православной царской власти. Прогрессивному обществу они оказались ненужными. Россия вступила на путь сытый, процветающий и светский. А ей от Господа, как и древнему Израилю, была уготована совершенно иная судьба – нести свет Христовой истины народам и защищать православие, преображать души человеческие (та же трагедия повторилась впоследствии и в СССР – те же устремления – пять в четыре, догоним и перегоним, будем везде первыми, повернем реки вспять, покажем всем кузькину мать, а также последнего попа и жулика,– и все вновь развалилось, потому что строилось на зыбучем песке шапкозакидательства и безбожия!)

Военные во время Февральской революции почти все были безбожниками. Выступали против православного царя и презирали Церковь. Мы – передовые! Монахи, церковники – тунеядцы, приспешники прогнившего самодержавия»! (те же речи от слепых прагматиков слышны о Церкви и сегодня: «набивают карманы», «обнимаются с глобалистами» и прочие лживые ярлыки, идущие от порочных обобщений!). А религиозного, главного смысла жизни себя тем самым лишили. Доразвивались до ледокола «Ленин», до первой космической ракеты с человеком на борту! А где теперь все это?  Об экономике и говорить нечего. Вот вам и «поднять народ»! Куда, зачем? Определитесь, наконец! Без Бога – ни до порога! Подумайте, отмерьте семь тысяч раз, воцерковитесь, а потом уже только рубите! Но – во имя Святой Руси, а не ради очередной «великой России» без Бога! Или где религия – лишь дымовая завеса!..  И без злого мщения, без чуждой христианам жажды крови, ибо ничто так не разделяет людей, как кровь. Иначе все повторится снова – очередное насилие, деспотия, демагогия, стагнация и развал. Только в Боге успокаивается человек. Сложнейшая и ответственнейшая вещь – выбор духовной цели жизни для народа, который дезориентирован и измучен.

Понятно, что вам, честным военным, нынешний расклад не нравится. Но всякое изменение начинается с души человека, с ее христианского преображения. У лидера должен быть не сиюминутный запал – выбежал, пальнул, банк с телеграфом захватил и врагов к стенке поставил (вспомните для сравнения, как гуманно обходилась русская армия с пленными французами) – а сильная и правильная духовность, деятельная и жертвенная любовь к людям, жизнь, основанная на соблюдении заповедей Божиих. Для чего? Чтобы после этой первой победы, достигнутой на  православн-патриотической волне,  он не установил очередную тиранию и не начал рубить сплеча, объявив себя властителем душ.  Чтобы щепки, щепки-то опять не полетели! Чтобы жестокость и кровь не одурманили мщением его сердце, еще далекое от Христа. Вспомните – после окончания Смуты Михаил Федорович Романов всех по-православному простил, всех своих прежних врагов – и бояр-перебежчиков, и тушинских наймитов, и даже прямых изменников. Всех. Как сильный и милосердный царь.  И эти измученные, в большинстве своем  растерянные и запутавшиеся в обстановке люди с великой благодарностью восприняли этот широкий царский жест – и покаялись. И служили Романовым  верой и правдой.

Вот если будет у нас такой вождь, тогда каждое  его слово отзовется в народе как набат. И дело такого лидера станет благословенным. И народ, услышав его, перестанет, наконец, быть толпой и превратится в собор мужественных людей, озаренных светом Христовой истины. И тогда каждый будет делать положенное ему дело. И – активно менять ситуацию на Богом данном ему уровне, не дожидаясь попущения беды. Но знайте, – без личного спасения,которое вы почему-то ставите на второй план, никому из нас все равно не обойтись.  Никому, слышите?  Ведь это – спасение нашей собственной души. Нельзя же прицепиться, задрав ножки, к другому человеку и на нем в рай въехать! Не выйдет. Грехи-то свои куда денем? А их у нас воз и маленькая тележка.  И за каждый из них нам  придется отвечать по полной программе. А элементарные условия, облегчающие людям путь спасения – здоровую нравственность,  уважение к Церкви, семье, государству, патриотизм, ответственную и любящую народ власть,– все это, конечно, нужно создавать.

И еще:  известный московский священник, покойный отец Алексей Мечев, причисленный недавно к лику святых, говорил: «Страшна вера христианская без любви. Лучше вообще не веровать, чем веровать и не любить». Запомните эти слова. Надо  разделять человека и грех, а это – искусство из искусств. И только любовь во Христе поможет сделать это. А многие сегодня грезят только танками и римской мощью, превращая – уже в который раз – христианство в политическую демагогию, в духовно-понтонную переправу для достижения своих амбициозных целей. Но вы, конечно, к таковым не относитесь. Помогай вам Бог!

Публикацию подготовил

протоиерей

Михаил ХОДАНОВ

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Похожие статьи
Кто-то, в ком ты уже смог разглядеть человека

Любовь – чувство гораздо более сложное, чем ненависть

Про Эру Милосердия

Коля покусился на наше священное право ненавидеть и не быть милосердными к врагу

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: