Бэби-бокс – способ остаться людьми

|
Бэби-боксы - "легализация порока" или единственная альтернатива убийствам горе-матерями своих новорожденных детей? Размышляет Наталия Холмогорова.

Под вечер, осенью ненастной,
В пустынных дева шла местах
И тайный плод любви несчастной
Держала в трепетных руках…

Решив написать душещипательный «Романс», юный Пушкин выбрал для него тему, заведомо понятную и вызывающую сентиментальные чувства у его современников. Это тема подкидыша и его матери. Соблазненная и покинутая «дева» не может сама растить ребенка – и оставляет его на чужом пороге, утешая себя тем, что так, по крайней мере, он будет жив, и о нем позаботятся:

Но вдруг за рощей осветила
Вблизи ей хижину луна…
Бледна, трепещуща, уныла,
К дверям приближилась она:
Склонилась, тихо положила
Младенца на порог чужой,
Со страхом очи отвратила
И скрылась в темноте ночной.

Живи пушкинская героиня сейчас – быть может, она оставила бы ребенка в бэби-боксе.

Одном из тех, о которых сейчас в России идут горячие споры. Противники – в их числе омбудсмен по правам детей Павел Астахов, а также некоторые церковные публицисты – говорят, что «окна жизни» противоречат традиционным ценностям, что это «легализация порока»; они, мол, облегчают матери отказ от ребенка и потому должны быть запрещены.

О социальных и криминологических аспектах бэби-боксов пусть лучше говорят специалисты. Я же хочу поговорить об этической стороне дела и о том, как соотносится такое решение с «традиционными ценностями».

Проблема нежеланных детей – старше человеческой семьи, более того, старше самого человечества.

Не случайно Уголовный кодекс выделяет убийство новорожденного ребенка матерью в отдельную статью. Это парадоксальное преступление: насилие над маленьким и слабым, оно вызывает гнев и отвращение – но в то же время является намного более «естественным», инстинктивно обусловленным, чем большинство человеческих злодеяний. Казалось бы, сама природа противится тому, чтобы мать убивала свое дитя… но нет, как раз с природой «все не так однозначно».

Любому заводчику домашних животных известны случаи, когда самка убивает (а порой и съедает) своих новорожденных детенышей. Или просто отказывается их кормить – и если на помощь не придет человек, они погибнут от голода. Такое случается, когда детеныши рождаются слабыми и нежизнеспособными, или сама мать больна или ослаблена, иногда объясняется слишком юным возрастом матери или просто стрессом… Словом, самка чувствует, что не сможет благополучно вырастить детей – и предпочитает не тратить на них ресурсы, а «утилизировать».

Хвостатую горе-мамашу осуждать бессмысленно: она поступает так, как велит ей инстинкт. Но у людей, помимо инстинктов, есть разум и способность оценивать свои действия. Поэтому уже в незапамятные мифические времена избавление от нежеланного ребенка стало для человека нравственной проблемой. «Мы же не звери! – сказали себе наши облаченные в шкуры предки. – Зачем так сразу убивать? Может, есть другой выход?»

От отвращения к прямому убийству своими руками («лучше уж отнести куда-нибудь в лес и бросить на съедение волкам») древний человек быстро сделал следующий шаг: зачем вообще «выбрасывать»? Не лучше ли подкинуть туда, где ребенка найдут и о нем позаботятся?

Судя по результатам, мысль эта оказалась на редкость удачной. Подкидыш Эдип спас Афины от чудовища и стал мудрым и справедливым царем (правда, не обошлась без трагедии его встреча с давно потерянными родителями). Подкидыши Ромул и Рем основали Рим. И не кто иной, как подкидыш Моисей, вывел еврейский народ из Египта и положил начало великим монотеистическим религиям.

Судя по тому, какое место занимает образ подкинутого ребенка в мифах, легендах, сказаниях и литературе самых разных народов – это «нетрадиционное» решение с древних времен было широко распространено по всему миру. И оценивалось как «лучшее из худших», как приемлемый и гуманный выход из неприемлемых обстоятельств. Осуждению подвергались порой те обстоятельства, при которых был зачат и рожден нежеланный ребенок – но не само желание его отдать.

wpid-5_2

С наступлением христианской эры, став влиятельным общественным институтом, заботу о подкидышах взяла на себя церковь. Теперь нежеланных младенцев оставляли на церковной паперти или у ворот монастырей. А в XVII-XVIII веках по всей Европе создаются сиротские приюты – прежде всего, именно для подкидышей. Открывает такой приют и Петр Первый в России; впоследствии из него вырастет знаменитый Воспитательный Дом.

Сами бэби-боксы – тоже отнюдь не недавнее изобретение. Первое «колесо подкидышей» – вращающийся барабан, вмонтированный в наружную стену монастыря, и при нем колокольчик – появилось в XII веке в Риме, по указу папы Иннокентия III. Оттуда эти конструкции распространились по всем европейским столицам. Цель их была та же, что и сейчас: дать матери, не желающей или не имеющей средств растить ребенка, возможность его не убивать, а быстро и анонимно отдать на попечение общества. И церковь, и светское общество видели в этом не «поощрение порока», а напротив, средство борьбы с пороком куда худшим.

Как видим, и бэби-боксы, и саму практику анонимного подкидывания младенцев едва ли стоит называть «нетрадиционной». Скорее уж, бэби-боксы чересчур традиционны! Слишком много в них от далекого прошлого, от «темных веков», казалось бы, давно оставленных позади. Неужели в наш гуманный век, когда «незаконнорожденные» давно уравнены в правах с детьми, рожденными в браке, когда на внебрачного ребенка никто уже не смотрит косо, и матери с младенцем, так или иначе, с голоду умереть не дадут – неужели для спасения детей все еще требуются такие отчаянные меры?

По-видимому, именно такая средневековая «весомость-грубость-зримость» смущает тех, кто называет бэби-боксы «позором для нашего общества» или говорит, что они «побуждают матерей отказываться от детей».

Однако если мать любит свое дитя и готова его растить – ничто не побудит ее от него отказаться, даже если бэби-боксы будут встречаться ей на каждом шагу.

Те сорок семь детей, что оказались в бэби-боксах за три года их существования в России – в ином случае, скорее всего, были бы найдены в кустах, в подъездах, в мусорных баках.

Отказ от убийства новорожденного (как и от аборта) добрые души обычно представляют себе так: после разговора по душам со священником или просто с каким-нибудь добрым человеком незадачливая мамаша раскаивается, преисполняется любовью к своему будущему ребенку и принимает решение растить его, несмотря ни на что. Такие душевные перевороты, конечно, в жизни случаются; но душевный переворот – дело сложное и сугубо индивидуальное, его невозможно «поставить на поток». Трудно переть против рожна – против звериного инстинкта, властно требующего избавиться от нежеланного, ненужного детеныша.

165943196

Повышение уровня жизни, отказ от концепции «незаконнорожденности», превращающей множество детей и их матерей в «людей второго сорта», развитие методов предохранения – все это в большой степени смягчило проблему нежеланных детей. Однако не разрешило ее полностью. По-прежнему существуют нищие, деклассированные, необразованные женщины; матери-подростки, лишенные поддержки семьи; матери-нелегалки, страшащиеся депортации; матери из патриархальных субкультур, где «принести в подоле» – по-прежнему позор, с последствиями вплоть до «убийства чести»… Женщины, которые даже об аборте имеют смутное понятие, а о средствах предохранения не ведают вовсе; которые зачастую, по разным причинам, скрывают беременность, не встают на учет, рожают вне роддомов.

Официальная процедура передачи на усыновление – когда о том, что женщина родила и оставила ребенка в роддоме, в обязательном порядке извещают ее родных, а потом много лет взыскивают с нее алименты – совершенно неприемлема для тех, кто хочет скрыть происшедшее.

Бэби-бокс обеспечивает необходимую им секретность и простоту процедуры – и позволяет решить проблему, не совершая страшного преступления.

«Нельзя, чтобы отказаться от ребенка было так просто!» – скажут моралисты? Нет: это должно быть как можно проще, если альтернатива – его убить, во чреве или сразу после рождения.

«Мы возвращаемся в средневековье!» – скажут общественники? Но убийства младенцев матерями – стандартные российские 130-140 случаев в год – возвращают нас куда глубже. Это провал прямиком в царство животных, в смрадную нору, где истощенная или больная самка пожирает своих щенков. А анонимный отказ от ребенка – через бэби-бокс или как-либо еще – древний, проверенный тысячелетиями путь к тому, чтобы остаться людьми.

Бэби-бокс – это специально оборудованное в медицинском учреждении место в виде металлопластикового окошка со стороны улицы и специальной кроваткой-колыбелью с внутренней стороны здания. Открывая «окно жизни» снаружи, малыша кладут на специальную комфортную кроватку, после чего дверцу закрывают  или она закрывается сама.
86548979
Малыша осматривают специалисты, делают первичные анализы. Сообщается о найденном ребенке в полицию и в органы опеки. Мама, оставившая в бэби-боксе свое дитя, не несет уголовной ответственности, если на малыше нет телесных повреждений. В противном случае ее будут разыскивать.
Если ребенок не объявлен пропавшим и его родители неизвестны, ему присваивается статус подкидыша. Далее его судьбой займутся органы государственной опеки. В соответствии с российским законодательством новорожденному будет оказана юридическая помощь по устройству в специализированные учреждения. При этом мать может передумать и вернуть себе дитя — после генетической экспертизы, но до того момента, пока его не усыновили.
По материалам проекта “Колыбель надежды”.
Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Комментарии
Похожие статьи
А что государство предлагает вместо беби-боксов?

Елена Мизулина предложила штрафовать на 5 млн рублей за установку беби-бокса

Правительство не поддержало законопроект о легализации беби-боксов

В кабинете министров считают, что эта инициатива вступает в противоречие с положениями Конституции РФ, Семейного кодекса…

В День защиты детей в бэби-бокс Краснодара подбросили очередную девочку

Эта девочка стала семнадцатым ребенком в Краснодарском крае, оставленной в бэби-боксах