Благословение духовника

Продолжение беседы с протоиерееем Владиславом Свешниковым. Начало: Духовный отец – кто это?

Духовник и исповедник, духовник  и священник – это разные  лица?

– Чаще всего, в России духовник и священник сочетаются в одном лице. Единственное, что можно сказать, что некоторые священники не любят и не умеют (и тогда и хорошо, что не любят) брать на себя опыт особенного духовничества. К ним просто приходят, докладывают свои грехи, они накрывают епитрахилью, тех, кто докладывает грехи, и дело этим кончается. И это тоже опыт, и даже нормальный опыт в тех случаях, когда уже в основном духовная жизнь состоялась, где вопросов в основном нет, где просто идет обычное, заурядное, но в некотором отношении необязательно творческое течение и устроение жизни.

А иные священники напротив берут на себя в этом отношении слишком  много, и в смысле духовного руководства, и, как правило, закабаляют своих  духовных чад. Тем более, что к  по-настоящему древнему духовному опыту это отношения не имеет, и даже внешне часто бывает очень непохоже, а уж по внутреннему смыслу тем более.

Самое главное – это понимание того, что нужно искать от общения со священником. Одно дело, если ищутся некоторые  начальные познания. Если же ищутся возможности утверждения себя в формах, в содержании духовной жизни, ошибки наиболее возможны, хотя ошибки довольно тонкие. И со стороны священников, и со стороны их духовных чад. И ошибок больше всего со стороны священства, а духовные чада позволяют им культивировать себя в качестве таких боссов, высоких духовных начальников.

– Мне кажется, что белое, женатое  священство можно разделить примерно  на две группы. Одни уходят  в церковную жизнь, становятся  духовными отцами многочисленных  паств, лидерами общин. Но получается, что на семью у них уже практически не хватает времени. А вторая часть ставит на первое семью, и тогда в приходе он выполняет минимальные, обязательные функции. Насколько это правильно?

– Я думаю, что у нормальных  священников все развивается гармонично, и семья чаще всего является частью прихода. И тут даже дело не в том, сколько времени он уделяет тем или другим. Все равно любому отдельному члену прихода он не может уделить столько же времени, сколько любому отдельному члену семьи, потому что прихожан больше, чем членов семьи. Только наиболее настырным прихожанам или тем, у кого действительно много болезненно решаемых проблем, он уделяет довольно много времени. А так, обычно, в общеприходском масштабе каждому отдельному лицу уделяется очень немного времени. Просто по невозможности.

– В западном христианстве, то есть  у католиков, нет духовных отцов.  Зато их успешно или плодотворно  заменяют психологи. На самом  деле и у нас все чаще  люди обращаются за помощью  к психологам, заменяя ими священника. В чем разница между психологом и духовным отцом?

– Что значит успешно заменяют? Это еще большой вопрос.

А идут к психологам, потому что эти  многие люди не очень понимают, что такое  духовная жизнь. И свое ощущение духовности они черпают из рамок своей душевности, из содержания своей психологичности. Поэтому, может быть, им действительно скорее нужен психолог, чем духовный отец. Тем более, что именно такие люди очень часто неудовлетворены общением со священником, не видят в этом общении никакой для себя перспективы.

– Можно сказать, что это в  основном женская черта?

благословение-духовника

– В основном да. Хотя, конечно, теперь  и многие мужчины вполне «обабились»,  и эта черта стала довольно  общей. Но, конечно, женщинам она  более свойственна, что в частности  можно видеть по исповедям.

У нас в приходе более или  менее искоренен тот тип исповеди, который культивируется во многих хороших  храмах, когда духовные чада, преимущественно, женщины, вместо исповеди предлагают духовную новеллу. Часто очень талантливую, психологически своеобразную, но к духовно-нравственному содержанию жизни это имеет очень небольшое отношение. И хотя та жизнь строится на материале более или менее, имеющем отношение к нравственности, этот материал переживается не с этических, а с психологических позиций.

– Когда говорят, духовник благословил сделать, что это значит?

– Это значит велел.

– Но зачем человек идет за  благословением к священнику?

– По-всякому бывает. В основном, если кто идет за благословением  к священнику, то он идет за  санкцией. Санкцией на то решение, которое он уже сам принял. Например, он хочет поехать в Дивеево, и говорит: «Батюшка, благословите поехать в Дивеево». Я с трудом представляю себе такую редкую ситуацию, когда батюшка говорит: «Нет, не благословляю».

– Почему же? Помню, отец Дмитрий  Смирнов кому-то говорил: «Зачем тебе в монастырь? Тебе здесь храмов или священников что ли не хватает?»

– Да, такое может быть. Но в двух  случаях – либо в случае  абсолютного самодурства священника, либо в случае того, что он  знает ситуацию и знает, что пришедший к нему болтается как перекати поле. И его болтание и шатание по монастырям происходит без всякой пользы. В таких случаях священник говорит: «Не благословляю». Но, как правило, люди приходят уже с готовым решением и просят на готовое решение вроде как поставить штамп – «Разрешается».

– А если священник благословляет  поступать так, что ты не  можешь? Или он тебя уже благословил,  а ты чувствуешь, что ты не  в состоянии принять его решение?

– Если между духовным отцом  и духовным чадом нормальные  отношения, то – не можешь и не можешь – дело просто кончается. Если действительно не можешь, если не выдуманная немочь. “Всякий духовный наставник должен приводить души к Нему (Христу), а не к себе… Наставник пусть, подобно великому и смиренному Крестителю, стоит в стороне, признает себя за ничто, радуется своему умалению пред учениками, которое служит признаком их духовного преуспеяния… Охранитесь от пристрастия к наставникам. Многие не остереглись и впали вместе с наставниками в сеть диаволу… Пристрастие делает любимого человека кумиром: от приносимых этому кумиру жертв с гневом отвращается Бог… И теряется напрасно жизнь, погибают добрые дела. И ты, наставник, охранись от начинания греховного! Не замени для души, к тебе прибегшей, собою Бога. Последуй примеру святого Предтечи” (IV, 519).

– А если человек поехал, в какой-либо  монастырь удаленный, и его  там священник благословил на  что-то. А он вернулся домой  и понял, что не потянет.  Как быть?

– В нормальной ситуации оба  – и священник и тот, кто  едет, выполнил послушание или не выполнил, – относятся к этому нормально. Ну, увидели, ну поняли. Все хорошо, жизнь идет, жизнь не кончается. Настаивать, в таком случае, на обязательности выполнения решения, значит иметь священническое своеволие или послушническое своеволие. Это только кажется, что человек находится в области послушания, на самом деле, он находится в области своеволия.

В этом отношении благословения иронически можно разделить на две категории. Одна женщина говорит: «Батюшка, у  меня много во рту скопилось слюны. Благословите сплюнуть». А другая: «Батюшка, у меня во рту скопилось много слюны, куда благословите – направо или налево сплюнуть?» Этот пример, конечно, карикатурный, таких не бывает на самом деле. Но по типу  – бывает сколько угодно вопросов по мелочам, на которые никакого благословения специального не требуется. Либо от священника требуется санкция, требуется выбор в мнимой альтернативной ситуации. Но, как правило, речь в таких случаях идет о человеческой безответственности.

Другое  дело, что для серьезных решений, особенно духовного порядка, безусловно, требуется внутренний совет, который даже и не столько совет, сколько рассуждение о содержании проводимого дела. Чтобы было ясно, что оно духовно и неопасно, полезно и плодотворно. И, соответственно, наоборот.

– Если духовник посоветовал одно, родственники говорят другое, а  сердце подсказывает третье, что  в этой ситуации стоит сделать?

– Плюнуть, и сделать по четвертому.

Ну  а на деле, когда как. Иногда оказываются  правы родственники, хотя бы потому, что священник может не знать полноту ситуации. Иногда оказывается прав священник, потому что родственники не понимают полноту духовного отношения. А иногда оказывается право сердце. Хотя своему сердцу в целом доверять не особенно возможно, потому в своей ветхости, во всех своих возможностях понимания действительности, в том числе и интуитивного понимания, ошибки вероятны и возможны ровно так же, как и верные решения. Так что и то, и другое, и третье, а там может быть и четвертое и пятое.

Самое лучшее – если речь идет о понимании промысла Божия – когда человек искренне желает исполнять волю Божию, и с этой позиции он рассматривает все свои дела. А так как они могут быть рассмотрены, как исполнение (или неисполнение) воли Божией, то лучшим ориентиром верности оказываются обстоятельства. Обстоятельства, посылаемые Промыслом, наиболее четко подсказывают картину и направление жизни. Нужно тебе или не нужно уходить с работы, потому что тебя зовут на другую работу? Предоставь все воле Божией, предоставь все Промыслу, и через какое-то время так сложатся обстоятельства, что окажется, что иным образом нельзя было, чем тем, который подсказывает промысел.

Только  конечно нужно видеть происходящее без интерпретаций собственных  и священнических тоже.

– Если случится конфликт с духовным отцом, стоит к кому-то обращаться за советом? И можно ли менять духовного отца?

– Такие ситуации, требуют каждый  раз индивидуального разбора.  Чаще всего не стоит, особенно, если вопрос мелкий. У нас в  жизни крупных вопросов вообще  не так уж много. Тем более что ошибка, даже если она действительная ошибка, а не мнимая (т.е. кажется только ошибкой), если она не приводит к каким-то очевидным, быстро действующим отрицательным исходам, ошибка есть вещь полезная и преодолимая. Полезная, потому что дает возможность увидеть еще раз себя и все, что тебя окружает, на более верных жизненных основаниях. Не стоит забывать, что каждое становление верных отношений не проходит без ошибок.

Но  все имеет значение только в тех  случаях, когда возникают неправильности. В некоторых случаях без совета просто не обойтись. Особенно, когда кажется, что совет, или предложение священника имеют явно нравственно или недопустимый или сомнительный, характер. И в таком случае посоветоваться было бы, конечно, не худо, поскольку тупое послушание в таком случае ничего хорошего не дает.

Что же касается смены духовников, да, она  возможна. Во-первых, когда священник, духовник грешит ересью. И тогда, естественно, совершать подобное ему – грех, означающий отлучать себя от общего церковного, отлучать себя от Духа Святого. По слову Игнатия Брянчанинова, “преподобный Пимен Великий (V в.) повелел немедленно разлучаться со старцем, совместное жительство с которым оказывается душевредным, очевидно, по нарушению этим старцем нравственного предания Церкви” (V, 74). Да, можно, когда священник тяжко согрешает каким-то грехом, связанным с тобой лично. И ты видишь, что не спасаешься. Наконец, печально, но сменить духовного отца можно в тех случаях (лишь бы это не стало нормой), когда оказалось, что встреча была почти случайной, когда налицо ваше глубокое несоответствие. И кто прав, кто виноват, даже лучше не разбираться.

Читайте также:

Духовный отец – кто это?

Страшно ли стать духовником

О духовнике и старцах

Помоги Правмиру
Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Похожие статьи
Дорогой староста, а теперь ключи от храма отдайте мне!

Авторемонт, шитье, земляные работы - как живет сельский пастырь

Отец Павел Адельгейм. Бодрствуйте. Радуйтесь.

Памяти священника, которого считали несгибаемым оловянным солдатом

Священник цинично шутит, заболел или выпивает. Что это с ним?

Протоиерей Андрей Лоргус об усталости, которую не принимает общество

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!