Чтобы Великий пост не прошел мимо (ВИДЕО)

Как сделать так, чтобы Великий пост не прошел мимо, чтобы в конце семи недель мы не обнаружили, что все время потрачено зря – на этот вопрос отвечает протоиерей Максим Козлов

Резонный вопрос, потому что, с одной стороны, мы ждем поста как особенного времени года, и широко известные слова о том, что «пост – весна души» – не только метафора. С другой стороны, каждый, кто сколько-то лет уже жил в церкви, знает, что посты проходят по-разному, и результативность год от года разнится – и по жизни, и по встрече Пасхи, и что, собственно, будет в конце-то после семи недель?

Две вещи нужно твердо учитывать: первая – то, что мы можем пережить и получить на Пасху, – это всегда дар Божий. А дар – он на то и дар, чтобы на него надеяться, на него уповать, но его нельзя планировать. Как чудо – на чудо верующий человек надеется, а если мы начнем его зарабатывать, скорее всего, не получим. Второе : очень многое зависит от нашего правильного целеполагания. Чего мы хотим добиться в результате? Знаем ли ошибки, которые видим по себе, отчасти по другим людям?

прот. Максим КозловПервое – это определенного рода унылость в начале поста: теперь нужно будет поститься, молиться (некоторые даже будут слушать радио «Радонеж») и больше ничего – телевизор выключить, с друзьями не общаться, весело, по крайней мере. Одного, второго, третьего нельзя, только жевать макароны и картошку с грибами – каждый вспомнит дорогие для него ограничения, которые наступят. И вот «так делать нужно, я же православный, никуда я не денусь», но есть некая тоска в очах, которая иногда принимается за покаянный настрой, но это не то. Будет такого рода переживание в начале поста как тяготы, которые нужно (вот нужно!) понести  – ну и донесешь до конца, в лучшем случае.

Второе – это такого рода отношение к посту, что «да, я, конечно, с усердием все буду делать, но главное, чтобы он поскорее кончился. Вот я жду, когда можно будет разговеться, когда всё, наконец, – запоют красиво, будет это чудо ночного пасхального Богослужения и т.д. и т.п.» Причем пост воспринимается так, как некоторые работу воспринимают, даже считаясь трудолюбивыми. Человек делает работу, чтобы отделаться, чтобы наконец началось то блаженное время, когда работы этой не будет. Вот так же и к посту можно относиться.

Соответственно, скажу теперь мудреное слово: много будет зависеть от правильного целеполагания. И здесь что можно вспомнить?

Можно вспомнить значение самого этого слова «пост». Филологи нас, может быть, тоже смотрят, и даже не филологи знают, что в бытовом русском языке слово «пост» означает определенного рода контроль, который нужно пройти.

Скажем о двух видах такого рода контроля. Один: сейчас все мы путешествуем, – это таможенный контроль, пограничный пост. Возьмем такую аналогию: хочется нам куда-нибудь, где в нашем понятии – рай. На острова какие-нибудь, где зеленый-зеленый океан, яркое-яркое солнце и нет нашей бесконечной зимы. И вот все мы уже сделали для того, чтобы там оказаться, приехали в аэропорт, миновали террористов, которые в этот раз не собрались, и нужно проходить этот таможенный контроль. Ясно, что есть вещи, которые можно пытаться с собой протащить: жидкость какую-нибудь не заметят, разрешат взять. А есть вещи, с которыми лучше не соваться, и которые, любишь ты это, не любишь, а нужно здесь оставлять: не берите с собой огнестрельное, холодное оружие –  к примеру, нужно его оставить.

Так же и здесь: вступая в пост, нужно твердо решить, что если мы хотим оказаться там, где рай, где «солнце правды», где такие острова, можно потерпеть нашу жизнь. Давайте решим, что мы оставляем, даже если нам это дорого. И тут уж каждый сам для себя решает.

Такого рода отказы в пост, ограничения должны быть, с одной стороны, реалистичными. Мы же не можем сказать, что «я завтра стану кротким», если я гневлив и раздражителен. Я не могу этого пообещать. С другой стороны, чувствительными. Это не может быть отказ от кофе, если я кофе не люблю. Не велика заслуга. Или там, от макарон с морепродуктами, если я не могу этих ракообразных, членистоногих видеть, а только отбивная для меня утешение. Откажись от того (начиная от еды начиная до распорядка жизни), что составляет для тебя некоторое усилие, ради Той цели не тащи с собой.

Второй пост – это ведь ещё и служили многие из нас (кто не служил, тот в кино видел) – в армии бывает. Стоит человек «на тумбочке», как в армии говорят, или на КПП, ещё что-нибудь охраняет, и должен он бодрствовать. Пройдет полковник, увидит, что солдат на тумбочке согнулся, заснул (ну не полковник, младший лейтенант) – плохо будет солдату. Так и здесь можно попытаться вспомнить, что мы вообще-то призваны быть добрыми воинами Христа Бога нашего, что христианство, как говорится в чине крещения, – это еще и есть воинское братство, так оно задумано. И осознать себя нештатскими, хотя бы на эти семь недель, с разными обязательствами перед нашим Богом, что мы все – понимающие, уставшие, трезво оценивающие себя и действительность вокруг, – должны, в конце концов, вспомнить о присяге, а не о жизненных обстоятельствах. Это поможет пройти пост.

Еще одну вещь можно вспомнить. Сейчас наше христианство нам почти ничего не стоит. Мы не живем в период гонений. С нами не будет такой ситуации, как рассказывала мне старая преподавательница Ольга Ильинична Подобедова, которая девушкой в 30 лет, студенткой университета выходила из одного из московских храмов, и мимо проходившая женщина – рядовая, не сотрудница органов и не ещё кто-то, увидев молодую девушку, выходящую из церкви, повернулась, не поленилась подойти, плюнула ей в лицо и сказала: «На тебе за твоего Бога!» Вот ничего подобного мы сейчас не переживаем. Все гипотетические рассуждения о торжестве политкорректности, о злодеях в СМИ и тому подобное – это потому и гипотетически, что мы свободно об этом пишем, выражаем наши протесты, подаем в суды, с нами-то никто ничего не делает.

Пост – это возможность немножко объявить цену собственному христианству: «Я ради Бога от чего-то готов отказаться или это все разговоры о…?» По преподобному Серафиму, что «рассказывать о христианстве – это бросать камушки с колокольни, а жить по-христиански – это таскать их туда, на колокольню». Есть возможность немножко пожить по-христиански, а не только выглядеть таковым. Ведь берут на небо не фантомы, не видимости, а образ и подобие реального человека. Вот «пособираем» этого реального человека.

Что еще сказать? Пост хорошо, если будет некоторым собиранием внутренней жизни. В молитве Ефрема Сирина есть слова, которые не всегда полно понимаются, когда мы просим избавить нас от «духа праздности». Праздность иной раз сводится до обломовщины – ничего не делать. Лежит человек там, ленится. Теперь вспомним, что по-славянски, соответственно, по-гречески, праздный – это значит «пустой, не наполненный». Это тот, у кого нет внутреннего содержания. Соответственно, праздность может разрешаться как в «ничегонеделание», подобное обломовскому, а может – в бесконечную суету, как у Штольца. Можно гиперактивностью забивать собственную праздность, собственную внутреннюю пустоту.

Пост – это призыв и возможность нечто сделать внутри себя, собрать что-то такое в душе, что, кстати, поможет даже и в старости, в помин Вечной жизни, избежать маразма. Обратите внимание, какое сейчас стало частое явление – старческий маразм. Не ослабление памяти, что бывает почти у любого человека, не какие-то физические изменения, а как спадают с человека внешние социальные скрепы – семейные, рабочие – и выясняется такая картина, что страшно становится. Но я почти не видел, т.е. не почти, а просто не видел павших в маразм старых монахов, и священников не видел в маразме. Потому что внутренняя жизнь у людей все-таки была, создание этого внутреннего человека. Вот мы к этому постом призываемся.

Ну и главное – цели не забывать, что все это имеет смысл как инструмент ради того, чтобы нам с Богом нашим быть. Если все это мы будем делать не ради Христа, а в качестве самодеятельного аскетического упражнения, мы, на самом деле, не сильно будем отличаться от тех людей, читающих общенациональные газеты, которые начинают поститься ради диеты: «ну так, организм оздоравливается, вообще не бесполезно, да как-то так и стал поститься». Вот давайте об этом всем подумаем, глядишь, чем-то и в этом году для нас пост окажется небесполезным.

Записали Тамара Амелина и Петр Каминский

Читайте также:

Великий пост в 2011 году: 7 марта – 23 апреля
Календарь Великого поста – ИНФОГРАФИКА
Великий канон прп. Андрея Критского
Молитва св. Ефрема Сирина
Соборование. Таинство Елеосвящения
О Литургии Преждеосвященных даров
О покаянии и Причащении
Поучения в дни Великого поста
Рецепты постных блюд

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Похожие статьи
Надо ли плакать о грехах

И почему это – не постыдно

Как не отнять у самих себя радость

Проходит время, и за буднями мы уже не видим Пасху

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: