Доктор Алевтина Хориняк: 2014 – начало изменений к лучшему

|
О важных событиях для медицинского сообщества в 2014-ом году Правмиру рассказала доктор Алевтина Хориняк. Алевтину Петровну судили за то, что она выписала рецепт обезболивающего тяжелому онкологическому больному, когда в городе случились перебои с поставкой льготных лекарств. Осенью 2014 года Алевтина Петровна была оправдана на суде.

Алевтина Хориняк: Это Бог вступился за меня

Для меня этот год начинался так же, как и те годы, когда началось это уголовное преследование. Он начинался почти беспросветно, потому что я была убеждена в том, что наши суды, дознаватели, следственные органы – это одно целое, и туда не может проникнуть никакой свет правды.

Я им постоянно говорила о том, что каждый из них будет отвечать перед Богом, что они знают и видят, – я абсолютно не виновата. Но они не хотели это видеть, не хотели этого знать. Воспринимать это было больно. У меня даже была мысль – просить убежища. Я не хотела жить в этой стране, где простого человека, который не имеет власти, не имеет денег, можно запросто обвинить в тяжких уголовных преступлениях. Но в то же время в глубине души я все надеялась, что все-таки в конце туннеля будет свет.

Целый год я плакала, переживала столько стрессов, перенесла две операции. Один мой глаз не видел даже света, а прооперироваться я не могла, потому что были бесконечные допросы, судебные заседания. Я тоже не хотела этот процесс прерывать и боялась, что я прооперируюсь в состоянии стресса и не смогу потом поправиться.

Я ждала такого момента, когда будет мир у меня на сердце, покой, когда будет конец этой истории.

Когда я получила полное оправдание, когда я получила признание газеты The Moscow Times, я поняла, что это общественное мнение возбудил Господь. Это Бог вступился за меня. Он поднял высокие мировые авторитеты такие как организация Human Rights Watch. Это ведь непросто! Для обычного человека это невозможно: поднять медицинскую общественность, три с половиной тысячи врачей! Сколько людей прикладылись своими сердцами к этом событию… Мои больные, люди, которые прочитали об этом в СМИ, наши местные журналисты.

Люди устали от бесправия

В нашей стране люди устали от бесконечного бесправия. И они увидели этот лучик, – что врач нашла в себе мужество и шла до конца. Увидели, что можно сделать, если идти до конца за правое дело, и если ты обращаешься к Богу, и Бог тебе – прибежище, Бог – твоя защита, можно все-таки кое-чего добиться.

Мне говорили: «Если бы вам не было семьдесят лет, мы бы вас закрыли».

Но сейчас происходит много изменений к лучшему. Я всегда говорила: у нас законы в России правильные, законы в России справедливые. Но люди, которые стоят на страже этих законов, исполнители этих законов все извращают. Сейчас приняли решение, и Госдума внесла прекрасные поправки в Федеральный закон, которые облегчат больным доступ к лекарствам, принимается все, что можно, все, что нужно. Государство дает деньги на закупку лекарств, дает в достаточном количестве. Но идет экономия, хищения. Закупают российские пластыри, а не зарубежные. Российские пластыри все-таки не такие качественные. Больные жалуются: то рвота, то непереносимость, то они не обезболивают. Есть еще морфины. Морфин – самый лучший препарат. Но он в ампулах в таких больших дозах, что если мы будем давать их больному не дозировано, не медленно – мы просто его будем сбивать с ног. На четыре часа человек уснул, через четыре часа он опять просыпается со страшной болью, а есть препараты, которые по двенадцать часов действуют, которые медленно выделяются.

Наши врачи не слышали о паллиативной помощи

Все это должно Министерство здравоохранения и правительство проконтролировать: закупаются нужные препараты или не закупаются. У нас в Красноярске не закупают. Наши врачи вообще не слышали врачи об этих препаратах. Врачи не слышали о паллиативной помощи онкологическим больным. Никакой учебы не проводится.

Другая проблема заключается в том, что отдел по нелегальному обороту наркотиков вмешивается в сферу медицинских назначений онкологических больных, в операционных, в травматических, травматологических отделениях… Они вмешиваются, дают какие-то ограничения поступления препаратов в отделения. И бывает, что больным даже не могут обезболить переломы.

Я тоже не выписываю сейчас препараты. Я имею право, законы есть, а я говорю – нет. Раз Наркоконтроль проверяет в аптеках эти лекарства, я лично сама выписывать не буду. Говорю заведующей: подписывайте, пишем протокол. Заведующая подписывает и ставит свою подпись на рецепте, – хотя этого уже не надо. Но ни один врач не рискнет до тех пор, пока Наркоконтроль будет нас так “кошмарить”, другого слова я не знаю.

У нас все открыто. Есть больной, есть его карточка, есть запись о том, что я ему выписала, что он получил в аптеке или как. Пусть в Наркоконтроле работают по нелегальному обороту, а по легальному обороту у нас своих контролеров полно. Все так поставлено, что невозможно врачу выписать какой-то наркотик.

До тех пор пока будут такие трудности, и будут страдать больные. Пока правительство не озаботится тем, что онкологическим больным обязаны облегчить боль, Министерство здравоохранения на местах не будет закупать препараты и знать эту потребность. Они сейчас делают эту работу. Мы сейчас каждые три месяца даем отчеты: какие у нас больные, какие у них формы, в чем они нуждаются. Но ничего пока не изменилось.

Лучшие материалы Правмира можно читать на нашем telegram-канале

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Похожие статьи
«Работает закон Хориняк» – это я часто слышу в своей поликлинике

Благодаря Богу люди больше не обречены страдать – врач Алевтина Хориняк о своей жизни после резонансного…

Суд увеличил компенсацию Алевтине Хориняк за незаконное уголовное преследование

Ранее суд присудил ей выплатить 200 тысяч рублей компенсации морального вреда.

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: