Дом, которого больше нет

В 1918 году этот дом был отобран у Церкви большевиками. Но начатый четверть века назад процесс возвращения церковной собственности его не коснулся. О судьбе «Дома дьякона» в Кадашах, а также о том, почему его так называют и чем он особенно ценен для Церкви, рассказывает протоиерей Александр Салтыков.
Протоиерей Александр Салтыков

Протоиерей Александр Салтыков

Завещание купца

«Дом дьякона» – старинное здание с усадьбой, которое купец Павел Пирогов завещал храму Воскресения Христова в Кадашах в 1892 году «на вечное поминовение». В 1918 году советская власть объявила конфискацию церковной собственности, усадьба «Дома дьякона» и другое имущество также были отторгнуты от прихода, который в дальнейшем был закрыт.

В 1992 году, ровно через 100 лет после принятия приходом «Дома дьякона» «на вечное поминовение», новая власть объявила о возвращении церковной собственности, в Кадашах начался процесс восстановления приходской жизни. Однако ни «Дом дьякона», ни другая недвижимость так и не были возвращены Церкви.

Несмотря на личное обращение Патриарха Алексия к мэру Москвы с просьбой о возвращении приходу ряда зданий, в том числе и этого дома, от мэрии не было получено вообще никакого ответа. В дальнейшем захваченная территория была незаконно передана частным лицам (кто они – нам до сих пор неизвестно), а здание в период 2010-2015 годов постепенно уничтожено, несмотря на многочисленные протесты и обращения буквально во все инстанции.

Сегодня на отторгнутой церковной территории ведется активное строительство некоего офисно-жилого комплекса.

Вечное поминовение

Дом дьякона. Архивное фото с сайта kadashi.ru

Дом дьякона. Архивное фото с сайта kadashi.ru

Однако, несмотря на все эти обстоятельства, уничтоженный «Дом дьякона» и его усадьба продолжают оставаться сакральной церковной собственностью. И дом, и земля были переданы храму не просто в дар, а с существенным указанием: «на вечное поминовение». Приход не имеет права отказаться от этой собственности, поскольку «вечное поминовение» –  священная обязанность Церкви.

При этом по прямому смыслу завещания это поминовение совершается не только в храме, но также распространяется на всю эту территорию. Формула «дар на вечное поминовение» – обычное завещательное выражение, и в старые времена, при христианском обществе, это было всем понятно. Теперь же мы вынуждены прояснять смысл для тех, кто не ведает, что творит.

В состав вечного поминовения входят не только бывший собственник-жертвователь и его близкие, но, безусловно, также и все те, кто пользуется этим участком или живет на нем. Все лица, имеющие любое отношение к земле вечного поминовения, вечно поминаются пред Богом видимой и невидимой Церковью, в соответствии с их делами и мыслями – либо направленными к прославлению Бога, либо в противлении Богу и Его Святой Церкви.

«Вечное поминовение» здесь означает, что все люди, пользующиеся данным церковным участком, осознают особенность этого своего положения и сами обязуют себя к постоянному молитвенному воспоминанию о Боге и его благодеяниях, и трудятся во славу Божию вместе с приходом. Именно поэтому в доме проживала семья благочестивого дьякона (впоследствии иерея) Василия Богословского, который был главным пользователем дома.

Анафема Патриарха

На месте разрушенного дома. Фото: vanmeetin.livejournal.com

На месте разрушенного дома. Фото: vanmeetin.livejournal.com

Ввиду всего сказанного, для прихода отказ от завещанной территории равен отказу от сакрального статуса этого участка земли. А это уже церковное преступление, за которое настоятель храма будет нести ответственность перед Богом. За такое священнослужитель должен быть истязан на Страшном Суде, согласно предупреждению, полученному им в момент рукоположения в сан от епископа. Поэтому все будущие настоятели храма, кто бы они ни были, будут обязаны по совести подтверждать незыблемую принадлежность «Дома дьякона» и его усадьбы Святой Церкви.

В интернете недавно появилась статья о применении к насильственному захвату «Дома дьякона» и его усадьбы анафематствования святого Патриарха Тихона и Поместного Собора Русской Церкви 1917-1918 годов. Действительно, это анафематствование наложено на все времена на тех, кто разрушает и гонит христианскую Церковь, разоряет Ее, отнимает Ее имущество и производит прочие незаконные действия.

Никто не может его отменить, потому что оно подтверждено Поместным Собором. Оно распространяется на всех лиц, участвовавших прямым насилием, или лукавством, или каким-либо иным действием в захвате церковной собственности, в данном случае – храма Воскресения Христова в Кадашах, и незаконно использующих ее в личных целях, хотим мы этого или не хотим. Спасением от последствий является только искреннее покаяние с исправлением сделанных ошибок.

Протоиерей Александр Салтыков
Источник

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Комментарии
Похожие статьи
Искусствовед Левон Нерсесян: Когда наступает ответственность – памятник, как правило, уже погиб

Старший научный сотрудник Третьяковской галереи и специалист по древнерусскому искусству – о взаимоотношениях Церкви и музеев,…

Приход храма в Кадашах обеспокоен возможностью незаконного строительства рядом с этим памятником архитектуры

Такие данные содержатся в обновленной кадастровой справке о регламентации территории квартала 401, в котором находится храм.…

Кадаши: и снова бой?

Что происходит сегодня с культурно-историческим памятником? Почему на 9 июля назначено заседание Московского арбитражного суда по…