Епископ Егорьевский Марк: Сознательных сторонников епископа Диомида – единицы

|

Источник: Благовест-Инфо

Заместитель председателя Отдела внешних церковных связей Московского патриархата епископ Егорьевский Марк (Головков) прокомментировал для «Благовест-инфо» решения недавно прошедшего Архиерейского Собора, связанные с епископом Чукотским и Анадырским Диомидом.

— Ваше Преосвященство, как бы вы оценили масштабы поддержки позиции епископа Диомида внутри Русской Православной Церкви? В Интернете назывались цифры – от 20 до 300 тыс. человек. А диакон Андрей Кураев в интервью радиостанции «Эхо Москвы» сказал, что почти все монастыри РПЦ «заражены алармистско-апокалиптическими настроениями», т.е. разделяют мировоззрение чукотского епископа.

— Я не согласен с этой оценкой. Такие завышенные цифры приводятся теми, кто использует эту ситуацию для раскольнической, антицерковной деятельности. Есть люди, которые специально это разжигают, подогревают. Ведь епископ Диомид высказывал мнения, которые противоречат мнению священноначалия, значительно раньше, еще в 2004 г. Для меня было совершенным откровением, когда я узнал, что уже тогда у него в храме висели «иконы» царя Ивана Грозного, Григория Распутина. Но Чукотка так далеко – тогда об этом никто не знал. А через какое-то время это было поднято на щит противниками объединения с Русской Зарубежной Церковью. Некоторые силы, антицерковные по своей сути, взяли его на вооружение и стали активно продвигать его воззрения, сделав его знаменем оппозиции священноначалию, Синоду, всей Церкви.

И я не согласен с тем, что значительная часть монастырей поддерживает позицию епископа Диомида. Думаю, что его сознательных сторонников гораздо меньше, просто единицы. Многие люди подписывали письма в его поддержку неосознанно: им морочили голову, говорили, что надо выступить в защиту Церкви. У людей есть неразбериха, часто от дезинформации, от намеренного искажения позиции. Зачастую в СМИ приводятся и обсуждаются взгляды епископа Диомида, а разъяснения священноначалия, официальная позиция, которая нашла отражение в документах, не так быстро находит путь к читателю, в то время как «жареные» новости расходятся быстро и своей «правдоподобностью» соблазняют людей.

Участники Архиерейского Собора говорили о подобных настроениях в своих епархиях?

— Я не почувствовал особой озабоченности архиереев. Думаю, что после всех разъяснений, которые были даны Собором, количество сочувствующих епископу Диомиду снизится. В Церкви есть разномыслия, и они допустимы, но до какой-то определенной черты. С того момента, как Церковь осудила позицию епископа Диомида как ложную, ибо он призывает изолировать Церковь от общества, от мира, что коренным образом противоречит природе Церкви, — это означает, что разномыслия кончились. Думаю, что большая часть людей, даже если они в каком-то неразумии говорили, что симпатизируют взглядам епископа Диомида, они все-таки гораздо больше любят Церковь, чем какого-то конкретного человека. Поэтому я думаю, что абсолютное большинство людей сделают выбор в пользу единства Церкви, в пользу верности Церкви.

Архиерейский Собор принял решение о лишении чукотского архиерея сана. Но можно ли считать, что, как говорится, инцидент исчерпан? Как вы считаете, что нужно сделать, чтобы избежать рецидива?

—  Епископам, священникам надо вступать в общение с людьми — простое, непринужденное, открытое, все время разъяснять позицию Церкви. К чему призывает епископ Диомид? Отказаться от контактов со всеми людьми: властью, представителями других религий и уйти в подполье, в вакуум. Но наша Церковь всегда была миссионерской. Ведь апостолы пошли к разным людям и говорили со всеми: с язычниками в Ареопаге, с иудеями в синагоге. Апостолы Петр и Павел не гнушались общаться с римскими властями, чтобы говорить им о Христе. Неужели мы будем проклинать власти и отказываться от возвещения Христовой истины? Это же противоречит духу апостольской миссии Церкви.

А потом, надо говорить открыто: никакого соединения вер, создания какой-тот новой религии никогда не планировалось и не планируется, в Церкви и мысли такой нет. Это полная чушь! Надо говорить, встречаться и разъяснять, что позиция епископа Диомида является клеветнической, там нет ничего общего с реальностью, и по своей сути она противоречит природе Церкви, ее традиции. И людям просто нечего возразить в ответ.

Люди, которые говорят о верности епископу Диомиду, очень часто заблудшие и непонимающие. Как-то к нам, к Отделу [к зданию Отдела внешних церковных связей в Даниловом монастыре] пришла группа людей, человек 7-8, которые сказали, что хотят представить священноначалию письмо в поддержку епископа Диомида. Я тогда был занят, но переговорил с ними и назначил время в другой день. Они пришли в назначенный день, я принял их в кабинете, угостил чаем, поговорил. Они как-то растаяли, сказали: «С нами же никто не разговаривает, а вот вы говорите…» И среди этих людей только один человек оказался … неадекватным, он, как зомбированный, говорил одно и то же, какой-то набор штампов, казался невменяемым. Остальные люди оказались вполне хорошими, мы стали говорить о каких-то практических вещах, я им объяснил позицию священноначалия, все согласились, стали обсуждать проекты работы церковных общин. Я в добром настроении расстался с ними, состоялся хороший разговор.

Думаю, что многие из тех, кто стояли с плакатами [в пикете в поддержку епископа Диомида у храма Христа Спасителя в дни работы Архиерейского Собора], просто требуют к себе внимания, им нужно все объяснить, рассказать. Большая часть людей просто заблуждается, и все.

— Наверное, эта ситуация вновь заставляет говорить о религиозном просвещении.

— Конечно. Почему мы все время говорим о необходимости религиозного воспитания и образования? Потому что от неграмотности рождаются и ереси, и недомыслия, и расколы. Многое зависит от степени религиозного просвещения. Если бы люди были лучше осведомлены, было бы меньше проблем.

— У вас нет ощущения, что официальная оценка Церкви последовала поздно? Ведь со своими обращениями епископ Диомид выступил еще в начале прошлого года.

— Безусловно, нужно было бы раньше реагировать. Но я понимаю благородство Святейшего Патриарха: поскольку многие обвинения были направлены лично против него, ему не хотелось, чтобы от него шли какие-то прещения. И поэтому дождались Собора, чтобы сами архиереи выразили позицию. Иначе это могло бы быть воспринято как месть со стороны Патриарха, членов Синода, митрополита Кирилла. Но когда на Соборе все единогласно выразили осуждение, стало ясно, что это позиция всей нашей Церкви.

— Голосование было единодушное?

— Практически да, трое архиереев, кажется, были против.

— Как бы вы оценили реакцию епископа Диомида на решение Собора?

— По-моему, он сам чувствует, что зашел слишком далеко. Он человек противоречивый: с одной стороны, он продолжает обвинять и заявляет, что ему не в чем каяться, а с другой стороны – говорит о готовности трудиться на Чукотке, понести то послушание, которое определит ему священноначалие. Я все-таки надеюсь и молюсь, чтобы он образумился.

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.
Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!