Христианизация беженцев или исламизация Европы?

|
Католики Германии убеждены, что кризис с беженцами даёт возможность доказать, верим ли мы в Господа нашего Иисуса Христа.

При заселении в гостиницу Католической Социальной академии города Линген гостям предлагают ознакомиться с короткой информацией о Доме для беженцев, который был построен в ее саду в январе 2016 года.

Это, отгороженное небольшим забором, одноэтажное здание невольно притягивает внимание всех гостей маленького патриархального городка.

В Доме для беженцев проживают 30 человек из Сирии, Ирака и Ирана. В течение полугода они ждут решения вопроса о предоставлении им статуса политических беженцев. Ожидание может продлиться еще 4 месяца. Все это время они не могут иметь оплачиваемую работу и выезжать за пределы близлежащих окрестностей.

Как сообщает газета «The Washington Post» в конце мая архиепископ Кёльна, кардинал Райнер Мария Вёльки (Rainer Maria Woelki) совершил мессу на одной из центральных площадей Кёльна и в качестве алтаря использовал семиметровую лодку беженцев, на которой они добирались в Европу. Кардинал Вёльки сказал, обращаясь к собравшимся: «Те, кто позволяют людям тонуть в Средиземном море, топят Бога — каждый день, тысячи раз».

Католики и протестанты Германии убеждены в необходимости оказывать всевозможную помощь беженцам. Однако, в этом вопросе им противостоят националистические организации, которые обращают внимание на проблемы миллионов немецких безработных и культурные различия, которые, по их мнению, являются непреодолимым препятствием для интеграции беженцев в немецкое общество. Католические активисты признают, что во второй половине XX века работа с мигрантами из Италии, Польши, Турции и Советского Союза велась недостаточно эффективно, в результате чего этнические группы замыкались сами на себе. Сейчас этих ошибок стараются избегать.

В начале июня в интервью газете «Frankfurter Allgemeine Zeitung» Далай Лама заявил: «Люди в лучшем материальном положении обязаны помогать беженцам. С другой стороны, их сейчас слишком много. Европа, например, Германия, не может стать арабской страной. В прошлом году Германия приняла примерно 1,1 миллиона человек, бежавших от войны и бедности из Сирии, Ирака, Афганистана и других стран. И с моральной точки зрения я считаю, что беженцев следует принимать только на временной основе. Целью должно быть, чтобы они вернулись домой и помогли отстроить собственные страны».

Католические активисты уверены, что все беженцы достойны внимания, уважения, помощи и поддержки. В этом они видят «провокацию» Иисуса Христа.

По их мнению, беженцы не хотят чувствовать себя иждивенцами, они «хотят не брать, а давать». При этом люди среднего и старшего возраста задумываются о том, чтобы вернуться на Родину. А молодежь скорее связывает свою судьбу с Европой. Свое нежелание возвращаться в родную страну они мотивируют заботой о семье и будущем своих маленьких детей.

Известные деятели Католической Церкви Германии убеждены, что при удачном стечении обстоятельств, через несколько лет переселенцы начнут новую жизнь, интегрированную в жизнь немецкого общества.

Директор Католической социальной академии Микаэл Рейтемэйер (Dr. Michael Reitemeyer), город Линген (Lingen)

«В Германию беженцы попадают не сразу. Они вынуждены побывать во многих странах, где видят, что их не ждут, и испытывают страх, что они будут отправлены куда-то еще.

В нашем Доме для беженцев живут 30 человек, у каждого из которых непростая судьба. Некоторые спасались на лодках. Многие разлучены со своими близкими. У кого-то родственники остались в Алеппо, и они не знают об их судьбе. У одного мужчины из нашего Дома жена с детьми находится в лагере для беженцев в Турции.

Руководители города Лингена не захотели создавать подобие гетто. Беженцев решили расселить в разных местах, чтобы о них можно было лучше заботиться и интегрировать в жизнь местного сообщества.

Изначально у местных жителей и сотрудников гостиницы было много вопросов. Я лично переговорил со всеми своими коллегами. Некоторые работники гостиницы выражали опасения, что снизится количество посетителей. Однако сейчас гости университета с воодушевлением воспринимают реализованный проект. Все говорят: «отлично, что вы это делаете». Мы — христианский дом и если мы хотим оставаться христианами, то мы должны действовать как христиане.

С июля 2015 года мы провели два собрания с местными жителями, они задали все вопросы и получили ответы. Я рад той открытости и готовности помочь, которые проявили местные жители.

Дом для беженцев был создан совместно с властями города Линген, католической благотворительной организацией Caritas и Католическим социальным университетом. Нами было решено, что жилье должно быть комфортным и переселенцы должны быть обеспечены всем необходимым.

В течение многих месяцев наши подопечные живут в ожидании решения о предоставлении им официального статуса беженца по политическим или религиозным мотивам. Наша задача — с пользой занять их свободное время, которого очень много.

При Доме есть волонтеры. Одна из них сама родом из Сирии, но уже 17 лет живет в Германии. У нее очень хорошие отношения с постояльцами нашего Дома. Она заботится о них. Я был под большим впечатлением от выставки, которую она сделала, представив общественности личные истории беженцев, оказавшихся под нашей опекой.

Католический социальный университет активно работает с волонтерами, которые помогают переселенцам. Мы учим добровольцев, как проводить образовательные курсы, как помогать решать юридические вопросы, связанные с правовыми основами статуса беженцев, разъясняем культурные особенности, советуем, как преподавать немецкий язык, при том, что многие из беженцев не получили основ грамоты и на своем родном языке.

Мы общаемся с предпринимателями, чтобы организовать практику и профессиональную подготовку для беженцев с перспективой их устройства на постоянную работу.

Как отмечают наши волонтеры, большинство беженцев убеждены, что вся их жизнь разрушена и им нужно начинать всё сначала. При этом, многие из них работали у себя на родине докторами, учителями, электриками. В нашем Доме живёт специалист по компьютерной графике из Сирии и дизайнер одежды из Ирана. В случае получения разрешения на работу и прохождения дополнительного обучения они смогут и здесь продолжить свою деятельность. Но для этого им, конечно, нужно хорошо овладеть немецким языком.

У обитателей нашего Дома для беженцев хорошие отношения с жителями Лингена. Они, например, регулярно играют в футбол с местными детьми. Да и горожане часто приглашают переселенцев к себе в гости.

Раз в неделю у нас проходит общее собрание для беженцев, местных жителей, работников университета и гостиницы. Мы беседуем, обсуждаем насущные проблемы, устраиваем творческие вечера.

Совместно с одной культурной организацией мы подготовили танцевальную постановку, в которой наши подопечные переработали события и переживания из своего личного опыта. Танец — это способ выражения своих чувств и эмоций на том языке, который понимает каждый. Кроме того, такие проекты важны еще и потому, что позволяют выявить скрытые способности постояльцев нашего Дома.

Одним из жителей Дома для беженцев оказался сирийский композитор, музыкант и художник. И на организованном нами празднике он исполнял песни собственного сочинения. Для нас очень важно, чтобы постояльцы нашего Дома делились друг с другом и с нами традициями своих стран.

Если говорить о других формах работы с беженцами, то я могу привести пример школы в Оснабрюке, в которой по инициативе епископата Оснабрюка создана начальная школа трех религий. Дети из христианских, мусульманских, иудейских семей учатся вместе, они сами во время специальных занятий объясняют основы и ритуалы своих религий.

Я считаю что, чем больше мы знаем друг о друге, тем лучше можем понять друг друга и тем лучше можем адаптироваться».

Профессор Рихард Майландер, основатель и дирижер «Figuralchor Köln», прихожанин церкви Святого Пантелеймона (St. Pantaleon) (Кельн)

«Сейчас в газетах часто пишут о беженцах и трагических обстоятельствах, с которыми они сталкиваются. На меня произвела впечатление история христианина из Дамаска, который покинул страну после того, как все члены его семьи были убиты. Сейчас он работает социальным работником в Германии.

Я сам встречал много переселенцев, которые претерпели многое, как на Родине, так и во время своего вынужденного путешествия.

В нашей общине перестраивают бывший дом для престарелых, чтобы обеспечить жильем беженцев из Сирии. В нем будут проживать более 200 человек. В основном христиане (православные, мелькиты). В связи с этим, мы будем обращаться за помощью к православным священникам, которые служат в Кельне.

В Доме для беженцев квартиры оборудованы необходимой мебелью. Есть детский сад, в котором вместе будут воспитываться как дети из Германии, так и дети из других стран. Это позволит детям переселенцев быстрее адаптироваться и выучить немецкий язык. Для взрослых мы также организуем курсы по изучению немецкого языка. Мы будем помогать нашим подопечным в решении юридических вопросов, знакомить с законами Германии. Взрослому человеку без работы нужно как-то расходовать накапливающуюся энергию, поэтому в нашем Доме мы предусмотрели фитнесс-центр. Мы будем помогать нашим подопечным в получении разрешения на работу и оказывать им медицинскую помощь.

Сейчас очень важное время — необходимо показать, верим ли мы в Господа нашего Иисуса Христа или нет.

Существует много ложных историй, что якобы беженцы что-то украли, кого-то изнасиловали. При тщательном расследовании оказывается, что все это неправда.

В Германии существуют проблемы с фашиствующими группировками. Они всячески противостоят работе с беженцами: поджигают дома, которые строятся для их размещения. Одного из беженцев, обвиняя в краже, замотали проводами. Однако потом выяснилось, что тот ни в чем не виноват.

Существует непонимание и со стороны жителей бывшей ГДР. Они в подавляющем большинстве атеисты, и думают только о себе и своих проблемах. Не имея работы и будучи разочарованными в жизни, они тоже выступают против беженцев.

В Германии уменьшается численность населения, мало молодых людей. И с экономической точки зрения, это хорошо, если в страну будут приезжать молодые семьи. В прошлом году в Германии собрали на 15 млрд. больше налогов. Если в течение 5 лет эти деньги будут распределены для помощи беженцам, это очень поможет в решении проблемы. В случае если эти люди останутся в Германии и будут работать, то для социальной системы нашей страны будет только лучше.

Но налоги не единственный источник средств, которые могут быть направлены на работу с беженцами. Многие частные фонды вкладывают большие деньги в соответствующие проекты. Вместе с тем средства, выделяемые на другие социальные проекты, сокращаются.

Но это практические доводы. Главное основание, из которого исходит Церковь, — это христианские основания. Каждый человек есть образ Божий. В Евангелии сказано: «Я был наг, и вы одели Меня». Наша задача — следовать этим принципам. Если мы этого не делаем, то имеем ли мы право называться христианами?

Помощью беженцам Католическая Церковь и ее активисты занимаются уже много лет. Недавно скончавшийся католический теолог Руперт Нойдек в 1979 году основал организацию «Кап Анамур», которая в 80-е годы спасла в Китайском море 11 000 вьетнамских беженцев, бежавших от преследований на обыкновенных лодках. Активисты на специальном корабле их подбирали и доставляли в Германию. У одной из спасенных пар в Германии родилась дочь, которая спустя время закончила курсы церковной музыки и активно участвует в жизни Католической Церкви. Это и есть реальная интеграция.

Помощь беженцам в Германии оказывают и Евангелическая, и Католическая Церкви. Единого координационного центра нет. Отдельные диоцезы (епархии) и общины разрабатывают свои социальные программы. К примеру, Кельнская архиепископия уже выделила 20 млн. евро на помощь беженцам. Большую роль играют католические благотворительные организации (Caritas, Malteser, Johanniter) и монашеские ордена. Многие верующие жертвуют самостоятельно или оказывают помощь в качестве волонтеров.

В основном помощь оказывается в размещении беженцев, обеспечении одеждой и иными материальными ресурсами (велосипедами, детскими колясками и пр.). Большое внимание уделяется изучению немецкого языка и профессиональной подготовке. Есть и уникальные проекты, такие как совместный хор одной из общин и беженцев».

Пастор Маттиас Шнегг (Pfarrer Matthias Schnegg), настоятель церкви святой Марии Капитолийской (Кельн) (St. Maria im Kapitol als Bauwerk)

«Я знаю много семей в Кёльне, которые приехали в Германию с чувством страха от того, что пережили, и чувством благодарности за гостеприимство немцев.

Бог любит всех людей одинаково. Не существует границ его любви. Нам это трудно понять, так как мы привыкли мыслить границами. Это своего рода «провокация», которая исходит от Иисуса Христа — нет никаких различий. Мы все — братья, сестры. Это легко говорить с кафедры, но воплотить эти принципы в жизнь очень сложно. Наш мир организован совсем по-другому. Многие жители Германии скажут, что невозможно принимать беженцев бесконечно. Но существует значительное количество наших сограждан, которые считают возможным принять большое количество беженцев.

Мы видим нужду и стараемся им помогать. Нужно дать переселенцам шанс, чтобы они попробовали жить в Германии. Но для этого нужны и политические рычаги, так как существует множество препятствий, через которые сами беженцы не могут пройти.

У нашей общины есть дома, которые были построены больше 50 лет назад для нуждающихся. В них теперь поселили беженцев.

Моя цель — интеграция. Надо избежать гетто. Беженцы должны жить вместе с немецкими семьями. В наших домах 12 квартир размером не более 50 квадратных метров каждая. В них живут не только христиане, но и мусульмане.

Мои соседи — христианская семья. Я с ними в хороших отношениях. Если им что-то надо, они звонят, и я откликаюсь. Не надо смотреть на них как-то по-особенному, надо относиться к ним, как к обычным людям.

Мы проводим языковые курсы, рассказываем, как устроена повседневная жизнь в Германии: как работает трамвай, как сортировать мусор и т.д.

Важно сохранять контакт с людьми, помогать устроиться на работу (для этого я разговариваю со своими знакомыми предпринимателями и сотрудниками разных организаций).
При необходимости добровольцы сопровождают семьи. Например, у одной семьи есть маленький ребенок и недавно родился еще один малыш. Волонтер помогает этой семье, сидит при необходимости с детьми, ходит в магазин.

Дети проще и быстрее интегрируются в немецкое общество, они быстрее, чем взрослые начинают говорить по-немецки. С детьми у меня очень хороший контакт, они меня хорошо знают.

Мне хочется приблизить людей к пониманию, что Иисус Христос — это Сын Божий. Прямой путь к Богу — через Иисуса Христа. Но Бог не закрывает людям другие пути».

Обитатели Дома для беженцев из соображений безопасности просили не публиковать их фото, имена и подробные биографии.

Благодарим за помощь в подготовке материала Татьяну Ратобыльскую, Ксению Мостинец и сотрудников Католической социальной академии.

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Комментарии
Похожие статьи
Итальянские католики выступили против запрета мусульманских купальников

Каждый человек имеет право демонстрировать свою веру, в том числе посредством одежды, сказал генеральный секретарь епископской…

На Корсике запретили мусульманские купальные костюмы

Местная молодежь фотографировала на пляже мусульманок в буркини, и это стало причиной массовой драки