Истинная монашеская община – это прежде всего семья

Правмир продолжает обсуждение документов Межсоборного присутствия. Проект «Положения о монастырях и монашествующих» был разработан комиссией Межсоборного присутствия по вопросам организации жизни монастырей и монашества и в конце мая опубликован в Интернете с целью широкого обсуждения.

Читайте также:

Ситуацию по актуальным проблемам современного монашества, поднятым в проекте,  порталу “Православие и мир” комментирует иеромонах Клеопа, насельник монастыря Петрас Катафагиу, Греция.

Иеромонах Клеопа

Иеромонах Клеопа

В настоящем виде проект “Положения о монашестве” очень сырой и может рассматриваться только как основа для дальнейшего обсуждения будущего Положения. В тексте лишь фиксируется современная система монашества Русской Православной Церкви и закрепляются многие опасные формы церковной жизни, привнесённые извне, из мира или из неправославной среды, и сохранившиеся со времён Синодального периода.

Господствующий в проекте подход к монастырю как к организации, выстраиваемой сверху, с назначаемыми «сверху» игуменами и духовниками, необходимо сменить на понимание монастыря как духовной общины, семьи.

Что мы видим сейчас? Епископ присылает игумена, тот начинает собирать братию. Потом епископ может поменять игумена, забрать монахов из монастыря, потом прислать новых, поменять им устав и так далее… Всё это крайне разрушительно действует на монашескую общину, способствует господству административного подхода, внешнего делания и благоприятствует лишь тем монахам, кто стремится к карьерному росту в Церкви.

Истинная монашеская община – это прежде всего семья. Она строится, так сказать, снизу, собирается годами, часто выстраиваясь вокруг духовника.  Игумен (игумения) должны выбираться насельниками из своих, из тех, кого они видят именно как духовного руководителя общины, как отца и мать в одном лице, кому они готовы довериться полностью.

Игумен – это тот, кто прожил рядом с братией многие годы, такой же хранитель предания монастыря, как и они.  Невозможно забрать из семьи отца, привести в нее незнакомого человека и сказать детям: “Вот этот человек – ваш новый папа”. Так и в семье духовной: братия монастыря выбирают себе отца, рождают его о Господе. Сёстры выбирают себе мать. И никто, даже Вселенский собор, не сможет заставить их воспринимать постороннего, присланного со стороны человека как мать и отца.

Фото: kcenia.belova, orthphoto.net

Фото: kcenia.belova, orthphoto.net

С учётом всего этого особенно опасным мне видится пункт о том, что служащими священниками и духовниками женских монастырей могут быть только назначенные со стороны семейные священники. Я, будучи монахом, стараюсь никогда не давать духовные советы относительно семейной жизни, потому что для меня тайна брака во многом недоступна, я не пережил её опытно.

Назначение же духовником белого священника, который окажется человеком немонашеского склада, не понимающим сути монашества, монашеской практики, – так сказать, не монахофилом, а монахофобом, – приведёт в очень короткое время к полному развалу духовной жизни в монастыре. Да просто все монахи разбегутся, или возникнет модная нынче, но разрушительная для монастыря практика: сколько сестёр, столько и духовников на стороне.

Сердцу не прикажешь, и сёстры в любом случае будут стремиться обращаться за духовным окормлением к тем, кто понимает их жизнь, их искушения. В конце концов, история монашества показывает, что наиболее известные женские монашеские общины основывались или при помощи мужских монастырей, или под руководством духовников-монахов, – например, первый женский монастырь, основанный Пахомием Великим, Шамордино, Дивеево и другие. А из новых: Ново-Тихвинский в России, 20 женских монастырей под духовным руководством старца Филофея Зервакоса, монастыри под духовным управлением старца Ефрема Филофейского, монастырь Ормилия, самый большой женский монастырь Греции, административно и духовно находящийся в подчинении афонского монастыря Симонопетра. Случаи, когда монастырь основан женской общиной, окормляемой белым священником (Пюхтицы, например), более редки.

Вообще сама возможность обсуждения проекта Положения имеет большое значение, потому что даёт возможность вносить предложения снизу со стороны тех, кому жить согласно этому документу. А дальше всё в наших руках. Надо выдвигать предложения, грамотно их обосновывать и тогда есть надежда, что все будет очень хорошо.

Всё, о чём я говорю, давным давно успешно воплощено в жизнь в других Православных Поместных Церквах, а значит может быть воплощено и в Русской Церкви.

Читайте также:

Проект «Положения о монастырях и монашествующих»

Свобода паче послушания, или разговор монахини с игуменом

«Таинство» послушания — в чем опасность?

Архимандрит Амвросий (Юрасов): Монастырь — это не стены, а люди

Словарь Правмира – Монастырь, монашество

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Похожие статьи
Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: