«Ловчие ямы» на дороге польско-русского диалога

|

Полтора года назад Патриарх Кирилл и Митрополит Юзеф Михалик подписали «Совместное послание народам России». Сегодня на конференции «Будущее христианства в Европе. Роль народов России и Польши», проходящей в Варшаве, католики и православные оценивают, какие из тезисов этого документа уже удалось воплотить в жизнь. Первый день конференции прошел в непротокольных спорах о конфликтах ХХ века.

28–30 ноября в Варшаве проходит конференция «Будущее христианства в Европе. Роль Церквей и народов Польши и России». На конференцию приехала делегация Русской Православной Церкви во главе  с митрополитом Волоколамским Иларионом, иерархи Католической Церкви в Польше и Польской  Автокефальной Православной Церкви, ученые, политики и деятели культуры обеих стран.

17 августа 2012 г. в Варшаве Патриарх Московским и всея Руси Кирилл и Председатель епископской конференции Польши архиепископ Юзефом Михалик подписали «Совместное послание народам России  и Польши». «Послание» содержит призыв к диалогу между Церквями и между народами и показывает полякам и русским путь примирения. Кроме того, оно призывает к совместному свидетельству Православной  и Католической Церквей в защиту основополагающих христианских ценностей в Европе XXI века.

За этими официальными сообщениями стоят не только «паркетные» встречи иерархов, но и дискуссии ученых, священников и политологов. Если при обсуждении истории XVII–XIX века на конференции в Варшаве  дискуссия касалась терминов и тонкостей в трактовках, то в разговоре о событиях ХХ века позиции русских и польских участников поляризовались.

Русских историков на сессии, посвященной ХХ веку, представлял Андрей Борисович Зубов. Думается, что ни с каким другим российским участником у польских ученых не получилось бы такой напряженной  дискуссии.

«Не наши» режимы и не наши преступления

«Все страны и народы Европы в той или иной степени пережили трагический опыт ХХ века. Болезненным он был и для наших стран, народов и Церквей. Российский и польский народы соединяет опыт Второй мировой войны и период репрессий, порожденных тоталитарными режимами. Руководствуясь атеистической идеологией, эти режимы боролись со всеми формами религиозности и вели особенно ожесточенную борьбу с христианством и нашими Церквами. Жертвами оказались миллионы невинных людей, о чем напоминают многочисленные места казней и могилы, находящиеся как на русской, так и на польской земле. События нашей общей, зачастую сложной и трагической истории иногда порождают взаимные претензии и обвинения, которые не позволяют затянуться старым ранам», — сказано в совместном Послании народам России и Польши.

Андрей Зубов, выступая на конференции, решил обозначить «ловчие ямы», подстерегающие русских и поляков на пути диалога и примирения.

Для русского человека — это представление о коммунистическом большевицком периоде как о своем: мол, это наше, может быть, плохое, — но наше. Именно такое сознание не позволяет раскрыть все документы по расстрелу в Катыни: «там замешаны наши люди, а мы своих агентов не выдаем». Профессор Зубов уверен: «это не наши люди и не наши агенты: наши — лежат на Бутовском полигоне, расстрелянные этими чужими агентами». Зубов уверен, что его расстрелянный в 1937 году предок не считал палачей «своими»:

— «Армия Крайова» ближе нам, чем армия, организованная Сталиным, чем НКВД, боровшееся с польским подпольем; нам Варшавское восстание ближе, чем те, кто стоял на другом берегу Вислы и отказался поддержать поляков, подчиняясь приказу Сталина из Москвы.

Историк считает, что до начала Второй Мировой войны в самосознании жителей СССР четко разделялось представление о режиме  и о подчиненном ему народе. В 1937 году 60% людей не побоялись на переписи заявить, что они верующие — а значит, противники режима. Но после войны ощущение «советского» как «своего» стало общей болезнью:

— Пока мы не вытравим это из себя, мы не сможем вести диалог. Не мы виноваты в Катыни, в Катыни виноват режим, а мы виноваты лишь в том, что не смогли Катынь предотвратить. Советская власть — не наша власть, она нам навязана, это наша трагедия и наша боль. Печально, что она навязала себя и Восточной Европе. Мы были не с теми, кто вводил танки в Польшу в 1967, а с теми, кто слушал в это время «Голос Америки», — заявил на русско-польской конференции профессор Андрей Зубов.

Профессор Ягеллонского университета в Кракове и член Совета Института национальной памяти Антоний Дудык возразил Андрею Зубову. Он считает, что российское общество разделено. Часть русских говорит, что советский режим — это, возможно, плохая, но «наша» власть, и защищает ее. Хотя профессор Андрей Зубов и представляет другую часть общества, для которой большевики вовсе не были русскими, большинство не ассоциирует себя с белым движением и расстрелянными на Бутовском полигоне. А если большинство россиян и заявит, что это была «не их» власть, то возникнет проблема правопреемства России  в международных отношениях, как она возникает в отношениях Польши с Германией, заявившей при очищении от нацизма, что «нацистские» лагеря были, а в Польше лагерей не было. Неизвестно, облегчают ли заявления профессора Зубова русско-польский диалог.

Может ли из России что доброе быти?

Для польского сознания Андрей Зубов выделил другую «ловчую яму» — представление о том, что из России как из государства ничего хорошего быть не может:

— Недавно в Варшаве восстановлен памятник Наполеону Бонапарту, который восстановил Великое гетманство Варшавское — но ведь оно оставалось вассальным. Александр I даровал Конституцию и воссоздал автономную Польшу — куда более автономную, чем Великое гетманство Варшавское. Но Александр I вытеснен из сознания поляков. Не знаю, хотят ли в Польше преодолевать комплекс видения восточного соседа как дикого,  неисправимого, нелиберального?

Как отмечает профессор Андрей Зубов, в России сейчас многие продолжают говорить, что расстрел в Катыни либо совершили немцы, либо его вовсе не было, а во время Варшавского восстания в 1944 году советская сторона все сделала правильно:

— Наша задача и наша половина пути к примирению — оставить этих людей, по крайней мере, без молодежи. Старую собаку новым штукам не научишь, их мы не переубедим, но нужно бороться за умы молодых. Я наблюдаю, что эта борьба пусть медленно, но выигрывается в России, и надеюсь, что это же делается и в Польше.

Счет взаимных обид и преступлений

Профессор Ягеллонского университета Антоний Дудык не согласился тем, что с отречение современной России от советского этапа собственной истории будет продуктивным. Он наметил проблемные точки в истории польско-российских отношений ХХ века:

— Первая Мировая война, во время которой поляки — российские подданные — сражались против
поляков, служивших в австро-венгерской и германской армиях.

— Советско-польская война 1919–1921 годов (началась успешно для России ( войска Тухачевского стояли под Варшавой), но затем последовал разгром. В плен попало, по разным оценкам, от 80 до 165 тысяч красноармейцев. Польские исследователи считают документально подтвержденной гибель 16 тысяч из них. Российские и советские историки называют цифру в 80 тысяч. По Рижскому мирному договору 1921 г. к Польше отошла Западная Украина и Западная Белоруссия).

По словам профессора Дудыка сейчас обсуждается вопрос, могла ли Польша сделать больше для спасения военнопленных.

— Большевистская власть, пришедшая в Польшу из России (есть мнение, что маршал Пилсудский не разглядел масштаб угрозы Красной России, хотя видел угрозу Белой России; считается, что если бы Пилсудский предвидел развитие большевистского режима, он смог бы предотвратить его возникновение и укрепление. Профессор Дудык, впрочем, не считает Пилсудского ответственным за упрочение советской власти в России и Польше).

— 1937–1938 годы — великий террор, в годы которого убито более 100 тысяч поляков — только по этническим причинам, хотя для репрессий придумывались и политические поводы. Это самое крупное преступление и самый важный шанс для примирения двух народов, ведь у русского народа были свои миллионы жертв, хотя об уничтожении польской нации в СССР Сталин издал отдельный приказ, так что НКВД проводило «великую чистку».

— 17 сентября 1939 года, оккупация восточных земель Польши, депортации поляков в СССР, преступление в Катыни.

— вступление Красной армии на польские земли в 1944-45 годах. Это и освобождение Польши от  гитлеровского ига, и начало почти полувековой зависимости Польши от Советского союза. Конечно, в отличие от гитлеровской, эта оккупация не была направлена на физическое уничтожение целого народа. Поляки до сих пор благодарны солдатам Красной армии, которые жертвовали своей жизнью за освобождение Польши. Но они принесли на своих штыках «власть радикального меньшинства» — полстолетия Польшей правили нелигитимные, не избранные народом коммунисты.

— вопрос польско-советских отношений после Второй Мировой войны. Есть 2 мнения, что СССР эксплуатировал Польшу и что СССР Польшу кормил, предоставляя экономическую помощь.

Антоний Дудык считает, что обе точки зрения обоснованы, но лишь отчасти, и эту сложную картину нужно исследовать. Так же сложно и с вопросами политической зависимости от СССР: после 1956 года, когда первым секретарём ЦК Польской объединенной рабочей партии стал освобожденный из тюрьмы Владислав Гомулка, у польских коммунистов было гораздо более широкое поле маневрирования, чем принято считать, заметил профессор Дудык. Правда, Владислав Гомулка остался единственным вождем, который пользовался этим полем маневров, его последователи делали это намного менее охотно.

— Закрытость архивов в России. «С польской стороны архивы открыты, от России мы этого еще ждем. Они медленно и с огромным трудом, но все-таки открываются, это надо ценить», — сказал профессор Дудык.

Профессор Андрей Зубов согласился, что архивы должны быть открыты. “Мы страдаем оттого, что архивы во многом вновь закрыты или к ним осложнен доступ по сравнению с 90-ми годами. Это связано именно с советской идентичностью: народу кажется, что архивы скрывают «наши» тайны. Для сравнения, когда к власти пришли большевики, они открыли все архивы царской власти, и там оказалось не так много преступлений, как о том ходили слухи в русском обществе”, — напомнил Зубов.

Напомнил Зубов и о том, что российское общество ХХ века не было единым. Например, 17 августа 1939 года, когда советские танки вошли в Польшу, русский поэт Владимир Набоков написал в Париже стихотворение «К России», начинающееся со слов «Отвяжись, я тебя умоляю», и навсегда перешел на английский язык. Два миллиона русских людей за границей пережили это вторжение совсем не так, как советские люди внутри страны, и Зубов считает нужным учитывать.

Простить не значит забыть

«Прощение, конечно, не означает забвение. Память представляет собой важную часть нашей идентификации. Мы также имеем долг памяти перед жертвами прошлого, которые были замучены и отдали свою жизнь за верность Богу и земному отечеству. Простить — значит отказаться от мести и ненависти, участвовать в созидании согласия и братства между людьми, нашими народами и странами, что является основой мирного будущего», — говорится в “Совместном Послании народам России и Польши”. О том, что прощение не означает механического забывания прошлого, неоднократно напоминали на конференции.

“Примирение, прощение, и восстановление взаимного доверия — непростой процесс, требующий много усилий и времени”, — сказал перед польско-русской конференцией Примас Польши на покое архиепископ Хенрик Мушиньский: ” Подписанный Митрополитом Юзефом Михаликом и Патриархом Кириллом документ — первый шаг в долгом процессе, и следующий шаг — сегодняшняя конференция. Послание народам России и Польши обсуждается и развивается в трех измерениях: религиозных, научных и общественно-политических. Важно, чтобы тема заинтересовала молодых людей, которые не обременены травмами войн, болезненной  исторической памятью. У молодых должна быть возможность встречи, диалога. Каждая нация имеет различное понимание истории. Чем больше мы говорим об этом, тем больше людей будут ближе друг к другу”.

Главный редактор польского «Католического агентства информации» Марцин Пшецишевский также отметил, что трудно говорить о примирении народов, пока нет объяснения «белым и черным пятнам» в польско-русской истории. Другим условием примирения он назвал наличие различных структур — религиозных и социальных — тесно сотрудничающих между собой в России и Польше. «Это создает естественную социальную ткань — общество заинтересованных в обмене опытом людей. Это происходит не в верхних эшелонах власти  и не на уровне политического решения, а на основе личных контактов на уровне гражданского общества», — считает журналист.

Конференция «Будущее христианства в Европе: роль Церквей и народов Польши и России» проходит в университете имени кардинала Стефана Вышинского в Варшаве и продлится три дня. Во дни заседаний будут отслужены две вечерни — православная и католическая — об умножении любви между народами.

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Похожие статьи
100 лет Русской Церкви в фотографиях

Патриарх в Лондоне, футболисты и православные из Танзании – в подборке «Правмира»

Польский священник отдаст деньги за свой Porche бедным   

Новый Porche католического священника стоил 110 тысяч долларов - и это не понравилось прихожанам

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: