Легко сказать человеку: “Твое место в аду!”, но духовную жизнь так не построить

Архимандрит Андрей (Конанос) своими мудрыми советами продолжает помогать нам не сбиваться с правильного пути в духовной жизни, указывает на типичные ошибки и подсказывает, как их избегать.

Живи настоящим! Не вспоминай постоянно о старых грехах. Ты покаялся – и их больше нет.

Архимандрит Андрей (Конанос)

О прошлом вспоминают в основном пожилые люди, пенсионеры. Вспоминают, и начинают рассказывать о том, как они жили, что делали, какие грехи совершали в молодости. У них множество воспоминаний.

Как-то авву Пимена спросили, сколько времени требуется для того, чтобы получить отпущение грехов.

– Отче, как вы думаете, трех лет достаточно?

– Дитя мое, три года – это очень много!

– Но я совершил тяжкий грех.

– Да, но Господь – велик.

– Хорошо. А три месяца – достаточно?

– Всё равно много.

Собеседник продолжал «уменьшать» срок, и наконец авва Пимен сказал ему:

– Дитя мое, если ты искренне покаешься, то Бог простит тебя за три дня!

Нужно просто остановиться и заглянуть в себя. Познать себя – то есть получить честное и правдивое представление о самом себе. Понять, кто ты есть, чего хочешь, чего ищешь. И что Бог любит тебя.

Гораздо важнее здесь другое. Дело в том, что Господь смотрит на грех не как на одномоментный проступок. Он заглядывает глубже. Для Него важно, почему человек совершил этот грех.

Я сам много раз сталкивался с этим почему во время исповеди, и после этого вопроса всегда оказывалось, что первопричина совершённого греха не являлась грехом. То есть, каким бы тяжким ни был грех, мотив этого греха не был плохим, наоборот: было что-то хорошее, но человек сбился с выбранного направления.

Позавчера у меня исповедался молодой человек, принимающий наркотики. Он очень удивился, что я не стал ругать его, а сказал ему: «Какой ты замечательный!»

А сказал я ему это потому, что когда человек приходит и от чистого сердца рассказывает о себе всё, раскрывая перед тобой всю душу (что сам бы я вряд ли мог сделать), невозможно не изумиться и не преклониться перед такой искренностью.

– Но, отче, – спросил он меня, – разве я хороший?

Я спросил его в ответ:

– Скажи мне, почему ты принимаешь наркотики?

– Моя девушка обручилась с другим. Она собирается уехать из Афин в свое родное село. Я понял, что теряю ее, и стал переживать из-за нашего расставания. Пришел домой, голова ужасно болела, и я стал искать лекарство, но не нашел. Тогда я сделал себе сигареты с веществом, которое отвлекает и ненадолго успокаивает, потому что мне очень хотелось спрятаться от всего этого – убежать куда-нибудь, перенестись мысленно в другое место, в другую жизнь… Я не выдержал реальности.

Мне сразу же пришли на память слова старца Паисия: «Тот, кто молится, словно садится в космический корабль и летит на другую планету». И этот молодой человек хотел испытать подобное чувство, но не знал, как это сделать, потому что не знал Бога. Ведь достичь такой молитвы нелегко, особенно если человек никогда раньше не молился. Да и кто из нас может сказать о себе: «Когда я молюсь, то забываю, какой сегодня день и час и где я нахожусь»? Некоторые люди достигают этого чувства с помощью наркотиков. По их словам – с той лишь разницей, что последствия губительны для здоровья.

Нет таких грехов, которые начинались бы с греха.

Когда мужья и жёны бросают друг друга, мы сразу готовы побить их камнями, объявить анафему. Но если попробовать отыскать ответ на вопрос «почему?» – можно увидеть, что в какой-то момент все они испытали боль, все страдали и были преданы.

Один мужчина рассказывал мне:

– Я был женат пятнадцать лет, и при этом у меня как будто не было жены! Она не обращала на меня внимания, никогда меня не любила, не ценила, не поддерживала меня. И я терпел, не уходил. А когда, наконец, ушел, нашел себе настоящую жену!

Вот почему я не могу строить с человеком разговор таким образом:

– Что ты сделал?

– Изменил жене.

– Всё, три года без причастия! А ты что сделал?

– Украл.

– Твое место – в аду!

Говорить так – очень легко, но эти слова никогда по-настоящему не коснутся человеческой души. А если понять, почему человек совершает тот или иной грех, то тем самым ты уподобишься Христу, Который знал причину каждого греха и потому любил всех. Потому Он и прощал, и исправлял людей их же делами.

Человек не почувствует себя безнаказанным, если сказать ему: «Бог любит тебя!» Если духовник скажет тебе: «Дитя мое, Бог любит тебя!», то каким же испорченным и самоуверенным человеком надо быть, чтобы ответить: «Ну, раз так, я буду грешить еще больше!» А некоторые считают, что если сказать грешнику: «Смотри, попадешь в ад!», он исправится. Но эти слова – просто угроза, запугивание. Они не приводят к любви…

Вряд ли найдутся люди, которые никогда не чувствовали себя виноватыми в собственной семье. Я, например, постоянно испытывал это чувство, когда мои родители ругались. И, став священником, я часто слышу от молодых людей, пришедших ко мне на исповедь: «Мои родители ссорятся! Это я виноват, потому что плохо учусь». Или: «Мои родители развелись, и мне очень плохо. Если бы я был лучше, они бы не развелись!»

Дети вообще склонны брать на себя ответственность за то, что от них не зависит, – за поступки собственных родителей. Почему это происходит? Они сами иногда дают ответ на этот вопрос: «Потому что родители сами мне это сказали. Когда я делал что-то не то, они говорили мне, что я плохой».

Ну, после того как ребенок в десятый раз услышит, что он плохой, он, конечно же, начинает в это верить. И в то, что он во всём виноват. Это я говорю еще о довольно легких случаях. А когда мать называет своего ребенка ослом, негодяем, бездельником, подонком, да еще и бьет его? Здесь ребенок окончательно убеждается в том, что он – настоящее чудовище. Потому что, в противном случае, за что его бьют?

Мы выросли с этим чувством вины. Но оно постоянно нуждается в подпитке, чтобы расти и развиваться. Одна девушка говорила мне, что без этого чувства ее жизнь не имеет смысла. Ощущая себя полной неудачницей, она должна была постоянно находить новые причины для своих неудач, в которых, как ей казалось, она сама и была виновата.

Когда я работал в школе, то видел, как некоторые дети перед экзаменами просто заболевали. А некоторые подходили ко мне после уроков и говорили:

– Отче, прошу тебя, не рассказывай всего моей маме!

– Но у меня нет к тебе никаких претензий!

– Да, но не мог бы ты и учителя физики попросить ничего ей не говорить, потому что она сказала мне сидеть дома до ее прихода из школы и быть готовым ко всему!

Кулаки, угрозы, наказания, страхи… Разве можно таким образом устроить духовную жизнь, сформировать духовного человека? И потом мы приходим с тем же самым в Церковь!

Один священник с ужасом пересказывал мне слова, услышанные им на исповеди:

– Отче, мои грехи так ужасны! Теперь я боюсь смотреть и на Бога, и на священников, и на Церковь, и на таинства. Я чувствую себя таким виноватым, что не могу приблизиться к ним.

Почему мы культивируем образ такого «бога»? Ведь Бог – не такой. Если бы Он был таким, Он Сам бы сказал нам об этом, после чего и мы могли бы говорить так другим людям. Но Он никогда нам этого не говорил. Он говорил: «Иди, и впредь не греши» (Ин. 3:11); «Прощаются грехи ее многие за то, что она возлюбила много (Лк. 7:47). То же самое Он сказал и самарянке, которая шла к женскому счастью грешным путем.

У святой Фотинии (так мы теперь называем эту евангельскую самарянку) было пять мужей. Но Господь увидел в ней в первую очередь женщину не порочную, а стремящуюся к счастью, которая никак не могла остановить выбор на одном мужчине. Не находя своего единственного, она суетилась, искала, будучи не в состоянии остановиться. Но эта неудовлетворенность, жажда чего-то настоящего и дала ей возможность стать более открытой к словам Христа – в отличие от остальных, которых всё устраивало и которые ничего не искали.

Не знаю, как Господь охарактеризует наше поведение. Не отвергнет ли Он то, что мы считаем высоконравственной жизнью, как отверг Он фарисеев, которые обладали исключительно положительными качествами, но которым Он сказал: «Не знаю вас! Мои дети – скверные грешники, блудники. Разбойник, Мария Египетская – в Раю. А вы – такие хорошие, благочестивые, чистые и непорочные формалисты – нечисты и скверны для Меня!»? У фарисеев Его слова вызывали настоящий шок.

Поэтому, братия и сестры, давайте не будем пытаться своими словами и поступками вызвать у ближних чувство вины. И принимать это чувство на себя из-за кого-то тоже не надо. Ведь каждый отвечает только за себя. Всё, что произошло в твоей жизни, произошло благодаря тебе. Поэтому не пытайся переложить вину на мать или отца.

Как-то ко мне подошла молодая женщина и сказала:

– У меня нет работы. Я нигде не училась, ничего не закончила, ничего не добилась.

И вывод ее был таким:

– Это всё из-за моей матери!

Она искренне верила в то, что говорила! Потому что так живет современное общество – можно всегда найти кого-то, кто виноват в наших проблемах.

Я сказал ей в ответ:

–А в чём виновата твоя мать?

– Она не дала мне добиться хотя бы чего-то, хотя бы где-то выучиться, поехать за границу, например!

– Погоди. Я знаю одну девушку, у которой мать была примерно такой же. Но она смогла и выучиться, и поехать за границу, и получить там образование, и выйти замуж, и родить детей. У нее как это получилось?

Очень легко найти себе «жертву», на которую можно переложить ответственность за все наши проблемы. Но другие люди не виноваты в наших трудностях. Вот почему то, что иногда делают родители по отношению к своим детям, нехорошо. Что именно? Они говорят ребенку: «Из-за тебя твой отец умер!» Или: «Из-за тебя у твоего отца поднялось давление!» Или: «Если ты уйдешь в монахи, я умру!» Или: «Если женишься на этой девушке, мы не выдержим! Мы уже выбрали тебе невесту!»

Что это? Формирование чувства вины и угрызений косвенным и очень подлым образом. Зачем так делать? Жизнь у каждого – своя, и не похожа на жизнь других. Никто ни за кого до такой степени не отвечает. Каждый ведет свою борьбу.

Поэтому не надо заниматься эмоциональным шантажом.

Как-то в храм, где я исповедовал, приехала издалека одна женщина. Она подошла ко мне и сказала:

– Я приехала специально ради вас! Вы невероятны!

Я ответил:

– Не надо меня хвалить, а то поверю.

– Но я хочу у вас поисповедаться!

Вокруг было много людей, и я спросил ее:

– Сколько вам лет?

– Шестьдесят три.

– И в таком возрасте у вас нет духовника?

– Есть, но я хочу поисповедаться у вас!

– Но у меня нет времени! Ко мне пришло на исповедь много людей.

– Но я приехала из Коринфа!

– Мне очень приятно, что вы приехали издалека, но мы не договаривались о встрече и о том, что вы будете у меня исповедаться.

– Прошу вас, отче!

Лицо у женщины приняло серьезное – даже свирепое – выражение, не было уже ни улыбок, ни умиления. Она повернулась ко мне спиной, но затем обернулась, погрозила пальцем и произнесла:

– Из-за вас я больше никогда не переступлю порог церкви!

– Что вы такое говорите? А как же всё то, что вы сказали до этого? Ну, что тут скажешь… Делайте, как знаете!

Эта женщина хотела заставить меня почувствовать себя виноватым. Ее слова должны были сокрушить меня. Это был ее последний козырь: из-за тебя я больше не приду в церковь, а ты будешь терзаться угрызениями совести, думая о том, что теперь я попаду в ад. Не хочешь? Значит, поисповедаешь меня.

Я сказал этой женщине:

– Я не могу вас поисповедовать. И вот что. Незадолго до вас ко мне подошла другая женщина, и мне также пришлось отказать ей. Она ответила: «Благослови, отче. Я пойду к другому священнику». Почему-то она не сказала, что больше не придет в церковь. Священников много.

Эта игра – «Уступи мне, потому что в противном случае я сделаю то-то и то-то» – говорит только об одном: человек не держит душевного равновесия и не стоит крепко на собственных ногах.

Перевод: Елизавета Терентьева, старший преподаватель ПСТГУ, специально для pravmir.ru


Читайте также:

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Комментарии
Похожие статьи
Не бойтесь ошибок

Личная борьба всегда приводит к верному решению

«Христос воскресе, брат! Убирайся вон!»

Мы спокойно произносим священные слова, которые никак не подтверждаем делами

Не испортить свой «имидж» пастыря или помочь грешнику?

Проблемой в этом мире является не грех, а лицемерие тех, кто считает себя безгрешным