Миссионерская школа отца Даниила Сысоева приобрела статус факультета Белгородской духовной семинарии

|

Школа православного миссионера (ШПМ) была основана в 2008 году иереем Даниилом Сысоевым, трагически погибшим 19 ноября 2009 года. После смерти основателя Школу возглавил его близкий друг и помощник Юрий Максимов (ныне диакон Георгий Максимов) преподаватель Московской Духовной Академии.

Вслед за последовавшей в апреле 2010 года диаконской хиротонией, отец Георгий Максимов оставил управление Миссионерской школой, передав его чтецу и преподавателю Перервинской духовной семинарии Дмитрию Пахомову и православному религиоведу Александру Люльке. В августе 2010 года новые руководители Школы отправили на имя Святейшего патриарха Кирилла рапорт с просьбой о включении ШПМ в структуру Синодального Миссионерского отдела РПЦ на правах факультета Белгородской Духовной Семинарии с миссионерской направленностью.

В результате Председатель Синодального миссионерского отдела Русской Православной Церкви архиепископ Белгородский и Старооскольский Иоанн постановил признать Школу православного миссионера факультетом Белгородской Духовной Семинарии с миссионерской направленностью. Почетным ректором ШПМ является Архиепископ Белгородский и Старооскольский Иоанн, проректором (в ранге декана факультета) – проректор БДС протоиерей Алексий Куренков. Сама Школа приписана к храму свт. Николая в Отрадном, на базе которого осуществляется духовное окормление учащихся и прохождение ими обязательной миссионерской практики.

Как пояснил порталу «Православие и мир» первый заместитель декана Дмитрий Пахомов, образовательный процесс на данном факультете осуществляется по модифицированным для вечерней формы обучения программам Белгородской духовной семинарии в течение 4 лет. В настоящее время в Школе обучается 41 слушатель, преподавание ведется четыре раза в неделю по следующим дисциплинам: священная история Ветхого и Нового Заветов, общая история Церкви и катехизис.

Занятия проводятся по адресу: Москва, 5-й проезд Марьиной рощи, д. 15-а, здание “Международной Академии Бизнеса и Управления”.

Приемная комиссия начинает свою работу с 1-го июня 2011 года, основные вступительные экзамены на 1-й курс Школы запланированы на конец августа.

О специфике деятельности Миссионерской школы «Православию и мир» рассказал Александр Люлька, назначенный вторым заместителем декана вновь образованного факультета:

Александр Люлька

– Александр, после смерти отца Даниила изменилось ли что-нибудь на созданных им миссионерских курсах, или сейчас преподавание осуществляется в том же самом ключе, что и при его жизни?

– После смерти отца Даниила, как мы и ожидали, народу пришло вдвое больше, чем при его жизни. Сейчас у нас записалось более сорока человек, в том числе и через Интернет-курсы, притом многие из этих людей даже не знали его лично. Сейчас мы ведём фактически его курс – углубление в вопросы веры, фактически, догматику. Обучение у нас четырёхгодичное, и все предметы преподаются так или иначе с миссионерским уклоном. На каких-то моментах мы специально делаем акцент, как это используется еретиками и сектантами, и какие здесь лучше подобрать возражения. Я убеждён, что чтобы успешно противостоять сектантам и иноверцам, совершенно не обязательно знать их веру. Прежде всего, нужно хорошо знать свою собственную. Да, те же самые исламские возражения знать полезно, как полезно знать и вероучение, но человек в первую очередь должен знать основы своей веры.

– Александр, ваша Школа славится так называемым «уличным миссионерством». Можете рассказать об этом подробнее?

– Вообще у Святых Отцов можно найти разное отношение к уличному миссионерству. Например, св. Николай Японский, вроде бы, был против. У других Отцов можно найти высказывания о том, что это, наоборот, нужно. Господь говорит, что Евангелие будет проповедовано на кровлях, главное, чтобы это не превращалось в сектантство. А превращается в него оно тогда, когда мы уходим из Церкви и ведём человека в свою группу, а не в церковный приход.

– А как уличное миссионерство осуществляется на практике?

– Вот, например, мы планируем пойти к памятнику первородному греху. В Москве есть два таких памятника. В данном случае это повод поговорить с людьми о Боге.

– Хорошо, предположим, я иду по улице. Ваша первая фраза?

– Как правило, люди стоят около памятника. Можно просто показать на него и спросить: «Что это по-вашему? Как вы думаете, уместен ли он здесь, нормально ли то, что он стоит посреди Москвы?»

– Как вам кажется, не отпугнёт ли человека тот факт, что кто-то подходит к нему на улице и начинает узнавать его мнение?

– Дело в том, что большинство людей у нас вынуждено сталкиваться с тем, что их мнение никого не интересует. Потому человеку может быть очень приятно высказать свою точку зрения. Но мы это делаем, конечно, не только для того, чтобы доставить собеседнику удовольствие. Дело в том, что если начинать говорить с человеком о Боге, сразу становится понятным, интересно ему это или нет.

– У вас есть разработанная методика разговора, или вы опираетесь на опыт и интуицию?

– Конечно, есть некая система общения, которая помогает человеку не быть слишком навязчивым, чтобы не имитировать протестантов. С другой стороны, многие люди стесняются прийти в храм, боятся поговорить с батюшкой, и уж тем более не могут себе представить, что о Боге может говорить человек их возраста, их положения. Наша задача – показать, что эти темы можно обсуждать. Дальше всё зависит уже от самого человека.

Помню, как-то я вёл передачу на радио. Когда мы заговаривали о политике, весь эфир буквально «вскипал», сыпались звонки, люди вступали в полемику. Когда же мы начинали говорить о Боге, эфир сразу затихал, и при этом постоянно приходили смски: «Давайте, давайте, это очень интересно». Понимаете? Люди действительно хотят знать о вере.

– И много было таких смс?

– Много. Почему-то бытует мнение, что о Боге людям знать неинтересно. Неправда – это очень интересно. Люди хотят слушать об этом, нужно просто понять, как выйти на такой разговор. Понимаете, я не фанатик уличной миссии. Это просто один из приёмов, который во многом даже больше нужен миссионеру, чем тому, кому он проповедует. Проповедующий вдруг начинает понимать, что он чего-то не знает. Миссионерские курсы и другие формы обучения создают у человека иллюзию, что ему уже известно всё. Ему всё объясняют, он получает ответ на свои вопросы, а здесь он сталкивается с другим человеком, у которого другие вопросы, предусмотреть которые он не мог. После этого миссионер сам начинает искать ответы, читать литературу, это стимулирует его к получению больших знаний, тем более если он видит отдачу.

К тому же здесь важна ещё одна тонкость. Мы не ставим цели человека куда-то заманить. Наша задача – просто сеять. Если у человека пробудился интерес к вере и молитве, может быть, он пойдёт в другой храм, но главное – что он обратится к Православию.

– Ваша школа известна также проведением диспутов с инославными. Велика ли отдача от таких встреч?

– Трудно сказать, ведь это зависит от Бога. Мы не можем кого-то уговорить, чтобы он стал христианином.

– А вообще охотно ли они вас слушают, или вы сталкиваетесь с определённой блокировкой сознания, когда человек не способен воспринимать критику?

– Такое бывает, но беда в том, что подобную блокировку мы видим не только в сектах. Посмотрите на некоторых атеистов. Складывается впечатление, что они не могут долго логически мыслить. После первых двух шагов у человека начинаются проблемы с логикой именно потому, что он просто не хочет вас слышать. Нужно понимать, что во всех этих вещах есть духовная причина, и именно она является главной. Человек просто противиться Богу, пусть даже неосознанно. Но вообще диспуты обычно устраиваются даже не ради тех, с кем мы спорим. Чаще всего они проводятся для тех, кто наблюдает за ними со стороны, потому что люди наблюдают за аргументацией, и это может на них повлиять.

По крайней мере, после подобных диспутов некоторые мусульмане действительно обращаются в христианство. Не так давно Московская татарская православно-христианская община совместно с научно методическим кабинетом Школы православного миссионера   издала  православный молитвослов на татарском языке.

– Это – исключительный случай, или вы планируете издание молитв на языках других народов?

– Конечно, это только начало. Данный молитвослов является первым изданием в череде готовящихся изданий на языках многонациональной паствы нашей церкви. В нашей школе для этого существует научно-методический кабинет, возглавляемый выпускником московских духовных школ, насельником Свято-Успенского мужского монастыря  иеромонахом Иннокентием (Кильдеевым) (в миру – Кильдеев Равиль Саитович). Так что надеемся, что вскоре многие новообращённые смогут молиться на своём родном языке.

Ксения Кириллова

Читать также:

О действенном и искусственном миссионерстве

Живой разговор о миссии

Свет вечной жизни

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: