Митрополит Шио Сенакский и Чкороцкусский: О преподобном Алексии (Шушания) и вере в эпоху гонений

|

К 35-летию Патриаршества и 80-летию со дня рождения Святейшего и Блаженнейшего Католикоса-Патриарха всея Грузии Илии II

Городок Сенаки расположен в Западной Грузии, в Мингрелии. Его название переводится на русский язык как «келья». Словно в иноческой келье, здесь в годы богоборческого лихолетья теплилась лампада молитвы. Несмотря на гонения, продолжали действовать монастыри – Теклатский и на «Острове архангелов», что являлось отнюдь не типичной ситуацией для эпохи гонений как в Грузии, так и в России. В сенакских обителях подвизались монашествующие, среди которых и архимандрит Шио (Дзидзава), духовник Святейшего и Блаженнейшего Католикоса-Патриарха Илии ΙΙ.

Еще жива была память о светильнике веры, великом грузинском подвижнике, преподобном Алексии (Шушания), просиявшем в Сенаки на рубеже ΧΙΧ–ΧΧ столетий и воспитавшем целую плеяду учеников. На этом фундаменте преемственности мистического опыта Преподобного в последующем поколении его духовных чад сумела выстоять Церковь в Западной Грузии.

Выдающийся вклад преподобного Алексия в сохранение церковной жизни и монашества в годы атеизма по достоинству оценил назначенный в 2003 году в новообразованную Сенакскую и Чкороцкусскую епархию Грузинской Православной Церкви епископ Шио (Мужири), выпускник Тбилисской консерватории и Православного Свято-Тихоновского Гуманитарного университета в Москве.

Биография: Шио (Муджири), митрополит Сенакский и Чкороцкусский, управляющий грузинскими приходами в Австралии, викарий Католикоса-Патриарха всея Грузии Илии Второго. Родился в 1969 г. в Тбилиси. В 1991 г. окончил 3 курса Тбилисской Государственной консерватории и поступил в Шиомгвимский мужской монастырь послушником, где в разное время проходил послушания трапезаря, эконома, благочинного и служащего священника обители. В 1999 г. он экстерном окончил Батумскую духовную семинарию. Затем продолжал богословское образование в России, в Москве в МДА и Православном Свято-Тихоновском Гуманитарном университете, который окончил в 2006 г. В 1994 г. пострижен в монашество, в 1995 г. рукоположен во иеродиакона, в 1996 г. во иеромонаха, а в 1998 г. возведен во игумена. С 2001 г. и вплоть до избрания в епископы в 2003 г. служил священником на грузинском приходе в московском храме великомученика Георгия в Грузинах.

18 августа 2003 г. решением Священного Синода Грузинской Православной Церкви игумен Шио был назначен епископом вновь учрежденной Сенакской кафедры с титулом Сенакский и Чкороцкусский. 7 сентября того же года последовала его архиерейская хиротония.  30 апреля 2009 г. Священный Синод Грузинской Церкви также определил его управляющим грузинскими приходами в Австралии.  21 декабря 2010 г., уже в сане митрополита, вошёл в состав Синодальной комиссии Грузинской Православной Церкви по канонизации. В 2012 г. защитил магистерскую диссертацию в ПСТГУ на тему «Преподобный Алексий (Шушашния), исторический контекст его жизни и духовно – пастырское наследие».

Владыка приступил к архивным поискам, кропотливо собирал воспоминания очевидцев и создал первое в историографии исследование о духовно-пастырском наследии преподобного Алексия и о Теклатском женском монастыре. Мы надеемся в скором времени увидеть издание книги, а пока митрополит Шио рассказывает читателям «Правмира» о Преподобном и о том, как была спасена вера в Западной Грузии.

– Владыка, за последние годы появилась огромная литература о жизни Русской Церкви в эпоху гонений. Интересно было бы сопоставить ситуацию с тем, что происходило в Грузии?

– Новейшая история нашей Церкви, особенно история монашества в XX столетии, еще не до конца изучена. Многие предполагали, что в советской Грузии традиция церковной и монашеской жизни была совершенно уничтожена, но все же, несмотря на жестокие гонения, оставались подвижники, которые спасли веру и монашество в нашей стране. Именно они подготовили почву для возрождения Грузинской Православной Церкви, которое в последние десятилетия происходит под духовным руководством Святейшего и Блаженнейшего Католикоса-Патриарха всея Грузии Илии II.

В эти дни мы справляем 35-летие патриаршества и 80-летие со дня рождения Святейшего. В связи с выдающейся первосвятительской деятельностью нашего Патриарха немало было сказано о его семейных корнях, о заслугах его предков перед Отечеством. Ведь он – представитель известной в Грузии фамилии Гудушаури. Часто отмечаются его личные подвиги и заслуги в деле возрождения Грузинской Церкви. Однако о его духовных корнях и предках, о его духовных наставниках известно не так много. Поэтому сегодня хотелось бы коснуться и этой стороны духовной жизни Католикоса-Патриарха.

Святейший Католикос- Патриарх Илия II

Святейший Католикос- Патриарх Илия II

Мало кто знает не только в России, но и в самой Грузии, что Святейший Патриарх Илия является представителем и преемником замечательной духовной и монашеской традиции, заложенной в Западной Грузии преподобным Алексием (Шушания) и своими корнями уходящей еще глубже и дальше – в Гелатский мужской монастырь и на Святую гору Афон.

Духовником Святейшего Патриарха был архимандрит Шио (Дзидзава), духовным наставником архимандрита Шио – преподобный Алексий (Шушания). Наставником же и учителем преподобного Алексия – выдающийся афонский подвижник и духовник грузинских монахов на Афоне иеросхимонах Феодосий (Эристави). После кончины преподобного Алексия духовником отца Шио (Дзидзава) стал замечательный старец и духовник Теклатского женского монастыря архимандрит Константин (Кварая).

Преподобный Алексий причислен Грузинской Православной Церковью к лику святых.

 Афонские корни

Иеросхимонах Феодосий (в миру Феодор Григорьевич Эристави, в схиме Феодосий) происходил из древнего грузинского рода рачинских князей. Окончив гимназию в Кутаиси, он в 1858 году поступил в Гелатский Рождества Богородицы мужской монастырь, где в 1860 году принял монашеский постриг, а в 1866 году был рукоположен святителем Гавриилом (Кикодзе) в иеромонаха. После того, как на Афоне была основана грузинская Иоанно-Богословская обитель, он несколько раз туда ездил, в  1881 же году отправился с твердым намерением навсегда остаться на Святой горе.

Десять лет спустя автор воспоминаний «Записки русского инока-афонца о своем путешествии по святогорским обителям» схимонах Денасий (Юшков)[1] упоминает о нем уже как о духовнике грузинской обители святого Иоанна Богослова. Отца Феодосия знали и почитали на Афоне за высоко-духовную и благочестивую жизнь. В архивах Свято-Пантелеимонова русского монастыря сохранилось письмо от 1909 года известного калиагрского отшельника-схимонаха Вениамина (Малышева)[2]. Отвечая иеросхимонаху Агафодору (Буданову)[3], вопрошавшему его о высоте духовной жизни схимонаха Илариона (Кузина)[4], отец Вениамин писал: «Вспоминая богатое и всестороннее рассуждение покойного отца Феодосия-грузина, отдаю пальму первенства не отцу Илариону, а покойному отцу Феодосию».

   Грузинская обитель св.Иоанна Богослова на Афоне

Грузинская обитель св.Иоанна Богослова на Афоне

Чтобы вы могли себе представить, какой молитвенный настрой царил во вверенном отцу Феодосию братстве, приведу рассказ монаха Денасия (Юшкова): «Седмичным [у них] был иеросхимонах Иона (Хоштария), духовное чадо отца Феодосия, родом из дворян. Он служил вечерню. Я не мог заметить, чтобы он во все время совершения службы хотя бы однажды взглянул куда-нибудь далее своего подножия. Так был он сосредоточен в себе и внимателен к своему служению».

Лучшими монахами на Афоне в то время называл грузинских монахов и иеросхимонах Свято-Пантелеимонова монастыря Владимир (Колесников)[5].

Знаменательна позиция отца Феодосия в т.н. «Грузинском деле». В 1869 году на Афон приехал уроженец Кутаисской губернии иеромонах Венедикт (Баркалая), который взял у Иверского монастыря заброшенную келлию святого апостола Иоанна Богослова и с помощью финансовой поддержки грузинской и российской общественности и российских государственных учреждений начал ее восстановление. Особенную помощь в этом ему оказали и афонские русские обители – Пантелеимонов монастырь и Андреевский скит. При такой помощи отец Венедикт в кратчайшие сроки сумел не только отреставрировать старые здания и построить новый храм, но и собрать большое количество братии (до 40 человек). Все это не пришлось по душе греческим старцам из Иверского монастыря, и они стали накладывать разные запреты на дальнейшее развитие келлии. Тогда отец Венедикт решил принять экстренные меры: он заручился  поддержкой Российского императорского двора и подал в суд на монастырь. Этот процесс длился почти сорок лет, и закончился катастрофическими последствиями для всех грузинских монахов, проживающих на Святой горе: в 1919 году почти все они были выдворены с Афона.

Грузинская обитель св.Иоанна Богослова на Афоне

Грузинская обитель св.Иоанна Богослова на Афоне

При этом отец Феодосий (Эристави) был противником правового решения споров с Иверским монастырем и предлагал особый, духовный, путь, утверждая, что греки – народ набожный и единственный аргумент, перед которым они склонят головы, это святость. Поэтому грузинским монахам нужно было, по его мнению, добиваться не правовой победы, но создания братства, святость, благочестие и христианская нравственность которого вызвали бы желание иверских монахов с уважением относиться к их нуждам. В качестве примера отец Феодосий приводил высокое почитание греческими монахами умершего в 1863 году великого подвижника, иеросхимонаха Илариона Грузина. Однако, к сожалению, в решении «Грузинского дела» преобладала другая позиция.

В 1905 году отец Феодосий (Эристави) преставился ко Господу.

Следует отметить, что на протяжении долгих лет будучи духовным отцом преподобного Алексия (Шушания), отец Феодосий прислал ему письмо с Афона с некоторыми вопросами духовного характера, в том числе об Иисусовой молитве. Это еще раз свидетельствует о том, сколь высок был авторитет преподобного Алексия.

Преподобный Алексий (Шушания)

– Преподобный Алексий (Шушания) – ключевая фигура Вашей диссертации. Расскажите, пожалуйста, об этом мало известном для российской аудитории святом!

Преподобный Алексий (Шушания; 1852–1923; память 18 января) был выдающийся подвижник благочестия, затворник, истинный делатель и учитель Иисусовой молитвы, создатель аскетической школы, основатель большой монашеской общины, духовный писатель и поэт.

Он родился 23 сентября 1852 года в селе Нокалакеви Сенакского уезда, в семье глубоко верующих христиан. Незадолго до кончины отец Преподобного поручил ему заботу о семье. Поэтому в юношеском возрасте он отправился в Константинополь и помогал своему дяде-купцу в торговых делах. Проявив способности к предпринимательству, он все же отказался от карьеры, когда ощутил в своем сердце призвание к монашеской жизни.

Преподобный Алексий с семьей: матерью монахиней Еленой, сестрами монахинями Евгенией и Саломе, братом иеромонахом Виссарионом

Преподобный Алексий с семьей: матерью монахиней Еленой, сестрами монахинями Евгенией и Саломе, братом иеромонахом Виссарионом

С юных лет Преподобный любил посещать книгохранилища Мартвильского и Гелатского монастырей, много читал. Окончил Мартвильское духовное училище. Готовясь к вступлению на путь монашества, он стремился стяжать добродетели, о которых Христос говорил в притче о Страшном Суде (Мф. 25, 31–46). Для того, чтобы подготовить себя к иноческой жизни, милости, терпению и молитве за весь мир, он вел своеобразную подвижническую жизнь: три года спал сидя, ухаживал за больными чахоткой, холерой и неизлечимыми заболеваниями, хоронил беспризорных умерших, посещал тюрьму и на подаяния покупал в праздничные дни гостинцы и подарки для заключенных, в жаркие дни лета разносил воду и поил жаждущих.  В течение нескольких лет он нес такой подвиг, после чего поступил в Гелатский монастырь в Кутаиси, где познакомился со своим будущим духовником, отцом Феодосием (тогда Феодором Эристави).

22 февраля 1909 г. После освящения храма Архангелов, построенного прп. Алексием в его обители

22 февраля 1909 г. После освящения храма Архангелов, построенного прп. Алексием в его обители

Благодаря каллиграфическому таланту Преподобный получил приглашение приехать на Святую гору и помогать в переписывании духовной и богослужебной литературы. Около полугода Преподобный провел на Афоне, паломничал в Иерусалим, но затем вернулся на Родину и с 1885 года подвизался сперва в Гелатском, затем в Хобском монастырях. С 1891 года он обосновался в устроенной им недалеко от Сенаки обители на «Острове Архангелов», в которой воздвиг на месте старого новый храм во имя Святых Архангелов и подвизался там 32 года до своей кончины, причем 25 лет из них он провел в подвиге затворничества.

Прп. Алексий с братией обители на «Острове Архангелов»

Прп. Алексий с братией обители на «Острове Архангелов»

По сей день в монастыре на «Острове Архангелов» сохранились автографы Преподобного – как книги, переписанные им, так и его собственные сочинения, отличающиеся высокохудожественным языком, изысканным стилем и глубоким знанием Священного Писания, аскетического и святоотеческого наследия. Это и наставления о монашестве, и поэмы духовного содержания, и переписка с известными деятелями, и письма в стихотворной форме и др.

Несмотря на затворнический образ жизни, Преподобный часто высказывался по поводу значительных событий общественной и церковной жизни Грузии, нередко публиковал свои письма и проповеди в разных церковных и светских изданиях и имел большой авторитет в Грузинской Церкви.

Духовные дары Преподобного высоко ценили выдающиеся святители Грузинской Церкви – святитель Кирион (Садзаглишвили), святитель Амвросий Исповедник (Хелая), епископ Леонид (Окропиридзе); епископы: Георгий (Аладашвили),  Давид (Качахидзе), Павел (Джапаридзе) и  многие другие известные церковные и общественные деятели того времени.

Преподобный  Алексий (Шушания)

Преподобный Алексий (Шушания)

Полемика Преподобного с протоиереем Корнелием Кекелидзе в связи с  выступлением отца Корнелия на Первом Соборе Грузинской Православной Церкви в сентябре 1917 года о церковных реформах свидетельствует о том, что Преподобный был сторонником следования царским путем Святых отцов. Из его наследия также видно, что он ратовал за восстановление автокефалии Грузинской Церкви и сохранение грузинского языка в богослужении и образовании, считал своим пастырским долгом отстаивать духовные и национальные ценности в период имперской политики русификации.

Со временем под влиянием отца Алексия монашество приняла вся его семья: мать и сестры в Теклатском монастыре, а брат Виссарион – на Афоне в грузинской обители, где долго подвизался, и лишь к концу жизни он прибыл в Мартвильский монастырь в Грузии. Вслед за ними стал монахом и дядя Преподобного, купец.

Нередко и незнакомые люди после общения с отцом Алексием принимали решение о вступлении на монашеский путь. Однажды на Преподобного напали семеро грабителей. Они вломились в его келью, но так были поражены видом отца Алексия и  исходившим от него неземным светом (как потом сами рассказывали!), что стали пятится назад. Преподобный усадил их и завел беседу. Впоследствии трое из них стали монахами, а остальные – благочестивыми христианами.

По субботам и воскресениям Преподобный принимал посетителей, в другие же дни он пребывал в строгом затворе. Сохранились достоверные сведения о том, что он ежедневно совершал божественную литургию. Это духовно сближает его со святым праведным Иоанном Кронштадским, также каждодневно служившим литургию. Подобно преподобным Серафиму Саровскому и Амвросию Оптинскому он до конца жизни окормлял сестер Теклатского женского монастыря, оказывая им покровительство и помощь.

Преподобный  Алексий (Шушания)

Преподобный Алексий (Шушания)

Преподобный Алексий особенно любил молиться Иисусовой молитвой по четкам, что являлось также отличительной чертой многих его учеников. В его келье находился крест высотой с человеческий рост, который во время молитвы он возлагал себе на плечи, памятуя о крестном пути Христа на Голгофу.

Уже при жизни отца Алексия считали святым. Как-то раз по Сенаки пронесся слух, что его убили. Люди, узнав об этом, ринулись толпой в сторону обители, желая удостовериться в том, что дорогой им старец цел и невредим. По рассказам очевидцев даже торгующие на базаре побросали свои товары и авоськи и пошли вместе со всеми в сторону обители. Так жители Сенаки почитали и любили Преподобного!  

Преподобный скончался 18 января (по старому стилю) 1923 года и был погребен в Теклатском женском монастыре. А в 1960 году, по благословению митрополита Батумского и Шемокмедского Ефрема (Сидамонидзе), впоследствии Католикоса-Патриарха всея Грузии, мощи преподобного Алексия были перенесены в основанную обитель на «Острове Архангелов», где и покоятся по сей день. Небольшая частица мощей была оставлена в его прежней могиле в Теклатском монастыре.

Канонизация Преподобного состоялась 18 сентября 1995 года.

Ученики Преподобного

Монашеская традиция, заложенная Преподобным в начале XX века, нашла свое продолжение в его учениках. Они мужественно выстояли в годы гонения, некоторые из них дожили до 1960–1970-x годов XX столетия и своим подвигом способствовали сохранению Церкви и монашества в Грузии.

Среди учеников преподобного Алексия были выдающиеся подвижники Грузинской Церкви, такие как бетанские[6] подвижники – настоятель монастыря архимандрит Илия (Панцулая) и схиархимандрит священноисповедник Иоанн (Мхеидзе); игумен Гелатского монастыря и знаток церковной музыки, спасший от уничтожения несколько тысяч древнегрузинских песнопений, священноисповедник Евфимий (Кереселидзе); епископ Цилканский Павел (Джапаридзе); отшельник-схимонах Онисифор (Пачулия); монахи Илорского монастыря – настоятель архимандрит Иоаким (Шенгелая), схимонах Георгий (Булискирия), которого еще при жизни называли ангелом, и монах Амвросий (Квацбая), схимонах Макарий (Чочуa); духовник Матходжской и Джихетской женских обителей игумен Давид (Джинчарадзе); иеромонах Тихон (Булия); иеромонах Иосиф-Иессей (Шелия); иеромонах Андрей (Гобечия); благочинный обители Преподобного иеромонах Дорофей (Качарава); иеромонах Григорий-Бата (Надареишвили)[7] и многие другие. Были также представители белого духовенства и миряне, известные общественные деятели.

Схимонах- пустынник Онисифор (Пачулия), духовное чадо прп. Алексия

Схимонах- пустынник Онисифор (Пачулия), духовное чадо прп. Алексия

Подвижники Бетанского монастыря: св. прав.  Иоанн (Мхеидзе), духовное чадо прп. Алексия, св. прав. Иоанн (Маисурадзе)

Подвижники Бетанского монастыря: св. прав. Иоанн (Мхеидзе), духовное чадо прп. Алексия, св. прав. Иоанн (Маисурадзе)

Священноисповедник Евфимий (Кереселидзе), духовное чадо прп. Алексия

Священноисповедник Евфимий (Кереселидзе), духовное чадо прп. Алексия

Учеником и духовным чадом Преподобного был также архимандрит Шио (Дзидзава)[8], духовник Католикоса-Патриарха всея Грузии Илии II, который о нем неоднократно отзывался как о своем «великом наставнике».

На основании архивных материалов Патриархии Грузии, любезно предоставленных заведующей архивом Патриархии М.Г.Кацадзе, удалось приблизительно составить биографию архимандрита Шио (Дзидзава).

Архимандрит Шио (в крещении Спиридон) родился 1 июня 1882 года в Мингрелии, в селении Хорши в семье священника Петра Дзидзава. Оба его деда, как со стороны отца, так и матери, были священниками. В 1897 году Спиридон окончил четырехклассное Мингрельское духовное училище в городе Сенаки. Далее учился в Кутаисской, а затем в Донской духовной семинарии, которую окончил в 1908 году. До 1913 года он вел преподавательскую деятельность в разных церковно-приходских школах Мингрелии.

В августе 1913 года Спиридон Дзидзава был рукоположен в сан диакона и священника Гурийско-Мингрельским епископом Леонидом (Окропиридзе) в городе Поти и назначен штатным священником храма великомученика Георгия в селении Уплискари Сенакского уезда. При Уплискарском храме отец Спиридон на свои средства основал церковно-приходскую школу, в которой детям безвозмездно преподавал грамоту и другие предметы. Параллельно в течение двух лет он заведовал четырехклассной школой в близлежащем селении Еки.

После советизации Грузии и массового закрытия храмов в 1922–1923 году, овдовевший к тому времени и изгнанный из своего храма отец Спиридон отказался дать подписку о прекращении священнодействия и поступил на исторический факультет Тбилисского государственного университета, однако за неимением материальных средств был вынужден оставить учебу. Затем начал преподавать в семилетней школе села Нокалакеви  Сенакского района, в которой исполнял также обязанности заведующего школой.

В 1923 году за сопротивление властям в деле разрушения православных храмов отец Спиридон как «недостойный преподавательской деятельности» был уволен из Нокалакевской школы. С 1923 по 1927 годы преподавал в основанной им четырехклассной школе в селении Амткели в Абхазии, откуда также был изгнан за твердое исповедание христианской веры. С 1927 года отец Спиридон был вынужден сперва заниматься сельским хозяйством, а с 1929 по 1943 год работать чернорабочим в коммунально-строительной конторе при Сенакском райсовете.

Архимандрит Шио (Дзидзава)

Архимандрит Шио (Дзидзава)

В своей автобиографии он вспоминает, что за добросовестное исполнение порученных работ ему было разрешено иметь два выходных дня в неделю: субботу и воскресение, в которые он имел возможность на дому совершать церковные требы и богослужение для желающих, поскольку имел на это письменное разрешение от Католикоса-Патриарха всея Грузии Каллистрата (Цинцадзе), хотя официально еще не служил в храме.

В 1943 года отец Спиридон был восстановлен в священническом служении Католикосом-Патриархом Каллистратом и по просьбе игумении обители на «Острове Архангелов» Фавсты (Шушания) и благословению митрополита Батумского и Чкондидского Ефрема (Сидамонидзе) был назначен священником в упомянутой обители, в которой служил до 1949 года.

22 марта 1951 года отец Спиридон был пострижен в монашество с именем Шио (в честь преподобного Шио Мгвимского). Постриг совершил настоятель Илорского монастыря и ученик преподобного Алексия (Шушания) архимандрит Иоаким (Шенгелая). Приняв монашество, иеромонах Шио был назначен служащим священником Теклатского женского монастыря. Однако на основании полевых исследовании с достоверностью можно утверждать, что в Теклатском монастыре он неофициально совершал богослужения приблизительно с начала 1940-х годов.

В апреле 1954 года иеромонах Шио был возведен в сан игумена в храме святых Архангелов обители на «Острове Архангелов» в селении Менджи Сенакского района и оставлен служащим священником при Теклатском монастыре.

В своем ходатайстве от 25 марта 1954 года на имя Католикоса-Патриарха Мелхиседека (Пхаладзе) о возведении иеромонаха Шио в сан игумена, митрополит Батумско-Шемокмедский и Чкондидский Ефрем (Сидамонидзе) приводит краткую биографическую справку об отце Шио. Отмечая, что  с 1913 года он служил священником храма великомученика Георгия в селении Уплискари, владыка далее подчеркивает, что до 1943 года иеромонах Шио «работал учителем и служил священником в разных местах Мингрелии». Это важное сведение может служить подтверждением того, что отец Шио незыблемо сохранил свое священническое достоинство в годы лихолетья и продолжал тайно совершать богослужение.

В 1963 году игумен Шио по ходатайству Батумско-Шемокмедского епископа Илии (Шиолашвили) был возведен в сан архимандрита. В 1966 году он был награжден орденом святого Георгия второй степени.

Из приведенных архивных сведений не видно, что отец Шио был духовным чадом преподобного Алексия (Шушания), однако об этом факте свидетельствуют немало преданий и полевых исследований. В частности сохранились рассказы воспитанниц преподобного Алексия игумении Фавсты и схимонахини Акепсимы (Шушания), согласно которым однажды распространился слух, что отец Шио скончался, и действительно, он довольно долго не появлялся, поэтому преподобный Алексий даже совершил для него заочное отпевание.

О том, что отец Шио был духовным чадом Преподобного, свидетельствует также ныне здравствующий 80-летний архимандрит Иоаким (Асатиани) со слов своего духовника, настоятеля Илорского монастыря архимандрита Иоакима (Шенгелая). Есть и другие свидетельства.

Архимандрит Шио (Дзидзава)

Архимандрит Шио (Дзидзава)

Имеются об архимандрите Шио также прекрасные воспоминания Святейшего Патриарха Илии II.

Вот как сам Патриарх вспоминает о своем духовнике: «У меня был исключительный духовник отец Шио (Дзидзава). Он был необыкновенный человек и имел замечательные качества духовника. Он часто приезжал ко мне сначала в Батуми, потом в Сухуми и исповедовал меня. Когда он видел, что из-за какого-либо греха я был взволнован, он обнимая меня и ободрял следующими словами: «Молись, Владыка, не переживай, и со мной случалось такое». Этим он утешал меня: скорее всего, такое никогда с ним и не случалось, но он был настолько снисходительным и благородным человеком, что для того, чтобы утешить меня, брал этот грех на себя. И когда я заканчивал исповедь, он обнимал меня и говорил: «Владыка, ты теперь уже ангел. Господь простил твои прегрешения». И я очень радовался, когда он так говорил».

«Он жил в городе Сенаки, – вспоминает далее Святейший, – в небольшом доме с хорошим участком земли. Дом был очень маленький и состоял из одной комнаты, в которой стояли всего лишь две кровати, стол и пара стульев. Никаких других удобств и мебели у него в доме не было. Причем свой дом отец Шио никогда не закрывал на замок.  Однажды он приехал ко мне в  Сухуми, и я увидел, что игуменский крест у него висит не на цепочке, а на черной ленте. Я его спросил: «Что это с Вашим крестом, отец Шио?» Он рассказал, что одна соседка вошла к нему в дом, ей видимо понравилась эта цепочка, и она оторвала одну половину. Другую же половину он сам ей отнес, сказав, что, наверное, она в этом очень нуждается».

Вспоминая о своем духовнике, Святейший Патриарх Илия особенно выделяет его добродетель милосердия и нестяжательности. Об этом упоминали и другие очевидцы его жизни. Многие рассказывали, что когда отец Шио совершал крещение, или другие требы, и ему за это давали пожертвование, он тотчас же мог отдать всю сумму нуждающимся. Это знали многие и даже злоупотребляли таким его качеством.

Сохранился также рассказ приснопамятного Сенакского протоиерея Зураба Цхварадзе со слов самого архимaндрита Шио: когда в 1924 году по Грузии прокатилась волна антисоветских восстаний, он, как и большинство священнослужителей, их поддержал. Мятежников схватили, повели на расстрел. На глазах у отца Спиридона расстреляли всех. А его отпустили: «Иди, крести людей». Представляете?! Он воскликнул: «Что же вы со мной делаете? Их отправили в царствие небесное, а меня оставляете на земле?!» Так чудом он был спасен и тайно продолжал священнодействовать в Теклатском женском монастыре и в обители преподобного Алексия на «Острове Архангелов» даже в самые тяжелые, 1940-е и предположительно 1930-е годы, мужественно перенося множество скорбей и притеснений.

 Последняя встреча Святейшего Патриарха со своим духовным отцом произошла за день до его кончины и была ознаменована пророческими словами архимандрита Шио о будущем избрании митрополита Илии Католикосом-Патриархом Грузии. Об этом неоднократно рассказывал сам Святейший. Когда однажды митрополит Илия, будучи митрополитом Сухумским, приехал в Сенаки последний раз исповедовать и причастить своего тяжело больного духовного отца, тот приласкал его руку после причастия и сказал: «Мой Патриарх». – «Нет, отец Шио, Вы ошибаетесь, я не Патриарх, а митрополит Сухумский Илия», – поправил его владыка. – «Патриарх, патриарх», – сказал отец Шио, поглаживая его руку.

Скончался архимандрит Шио (Дзидзава) в ту же ночь после отъезда владыки из Сенаки на Светлой Седмице 18 апреля 1969 года и был похоронен в Теклатском женском монастыре.

Обители Преподобного

Владыка в своей работе Вы впервые исследовали историю действовавших в советские годы монастырей в Вашей епархии! Что сохранило обители от закрытия и разорения?

– Одной из основных причин можно считать святость и личный духовный подвиг преподобного Алексия (Шушания) и его многочисленных духовных чад. При советской власти в Сенаки продолжали действовать два монастыря: обитель на «Острове Архангелов» в селении Менджи и Теклатский женский монастырь. Это уникальный пример выживания в Грузии монашеской традиции, устоявшей в период гонений и притеснений со стороны безбожной власти.

В основанной Преподобным в 1891 году на «Острове Архангелов» мужской обители подвизались его многочисленные ученики, монахи и послушники, число которых в разное время составляло от 20 до 30 человек.  Некоторых из них он оставлял у себя только на время, а затем посылал на Святую гору Афон. Затем принимал новых послушников. Другие более долгий срок проводили возле Преподобного, но впоследствии тоже подвизались в разных уголках Грузии. Общее число учеников составляло около двухсот.   Все они внесли неоценимый вклад в дело сохранения Церкви в период гонений.

После роспуска учеников около 1917–1918 годов в обители с Преподобным остались жить перешедшие из Теклатского женского монастыря его двоюродные сестры и воспитанницы, ставшие впоследствии известными в Грузии подвижницами благочестия монахини Фавста (будущая игумения) и Акепсима. Согласно завещанию Преподобного, они не покидали обитель даже после его кончины, и подвизались там в течение нескольких десятилетий, сохранив обширное наследие и личный архив Преподобного.

Что касается Теклатского монастыря, из подвизавшихся там более 90 сестер около 60 были духовными чадами Преподобного. Среди них – игумении Афанасия (Салакая), Элеонора (Дадиани), Кетеван и Елена (Ахвледиани), монахиня-затворница Феодосия, монахини Рипсима (Ахвледиани), Елизавета (Габуния), Феврония (Джинория) и другие.

Игумения Теклатского монастыря Екатерина (Апакидзе) и духовные чада прп. Алексия родные сестры Кетеван (впоследствие игумения монастыря) и Рипсиме (Ахвледиани)

Игумения Теклатского монастыря Екатерина (Апакидзе) и духовные чада прп. Алексия родные сестры Кетеван (впоследствие игумения монастыря) и Рипсиме (Ахвледиани)

Игумения Теклатского монастыря Афанасия (Салакая), духовное чадо прп. Алексия

Игумения Теклатского монастыря Афанасия (Салакая), духовное чадо прп. Алексия

После революции монастырский храм власти закрыли. Была закрыта и женская школа при монастыре. Однако вынудить монахинь покинуть обитель власти не сумели, и сестры, несмотря на многие страдания и притеснения продолжали совершать молитвы и тайно служить литургию.

В 1931 году на территории монастыря был организован кролиководческий совхоз (для этого задействовали и храм), но по «необъяснимым» для атеистов причинам кролики постоянно умирали, и совхоз  пришлось аннулировать.

Монахини Теклатского монастыря в 1950-е гг. В центре игумения Кетеван (Ахвледиани)

Монахини Теклатского монастыря в 1950-е гг. В центре игумения Кетеван (Ахвледиани)

Игумения Теклатского монастыря Кетеван (Ахвледиани) с родной сестрой Рипсимой и двоюродной сестрой Еленой (впоследствии игуменией), духовные чада прп. Алексия

Игумения Теклатского монастыря Кетеван (Ахвледиани) с родной сестрой Рипсимой и двоюродной сестрой Еленой (впоследствии игуменией), духовные чада прп. Алексия

Родные сестры игумения Фавста и схимонахиня Акепсима (Шушания),  двоюродные сестры и воспитанницы прп. Алексия

Родные сестры игумения Фавста и схимонахиня Акепсима (Шушания), двоюродные сестры и воспитанницы прп. Алексия

В конце 1940-х годов в Теклатский монастырь служащим священником был назначен «духовный внук» преподобного Алексия, воспитанник замечательного подвижника благочестия, настоятеля Илорского монастыря и ученика преподобного Алексия (Шушания) архимандрита Иоакима (Шенгелая) – отец Константин (Кварая), который более сорока лет провел в Теклатском монастыре, почти никогда не покидая его стен.

Архимандрит Константин (Кварая), духовник  Теклатского женского монастыря в 1940–1980-е гг.

Архимандрит Константин (Кварая), духовник Теклатского женского монастыря в 1940–1980-е гг.

Старец святой жизни, истинный монах и молитвенник, он окормлял монахинь и мирян не только из Грузии, но со всего Советского Союза. Подобно преподобному Алексию, отличительной чертой подвижничества отца Константина было ежедневное служение божественной литургии и предпочтение Иисусовой молитвы другим молитвословиям.

Сохранение веры в эпоху гонений

– Что, на Ваш взгляд, помогло Грузинской  Церкви пережить эпоху гонений?

– В Сенаки, как я уже отмечал выше, решающую роль играл авторитет преподобного Алексия и последующая деятельность его духовных чад.

Гонения и в Грузии были жестокими. К примеру, в Сенакском уезде из 187 храмов были разрушены около 160, в том числе собор великомученика Георгия в центре города. Хотя отношение к верующим, особенно к монашествующим здесь, в Мингрелии, в частности в Сенаки, было довольно лояльным в сравнении с Россией или другими областями Грузии. В районном архиве Сенаки мы нашли постановления райисполкома, согласно которым, при выселении монашествующих и штатного священника из Теклатского женского монастыря предусматривались денежная компенсация и выделение места для их жительства в черте города.

Все же Мингрелия славится хранением традиций, теплыми семейными отношениями. Я думаю, тут и верующие родители влияли на своих детей-комсомольцев, чтобы те помягче обращались с монашествующими и  священнослужителями. К тому же, по рассказам очевидцев, некоторые «советские» чиновники тайно оставались верующими и старались на местах не очень строго приводить в действие приказы выше стоящего начальства о гонении служителей Церкви.

Храм Рождества Богородицы Теклатского женского монастыря зимой

Храм Рождества Богородицы Теклатского женского монастыря зимой

Постриг внучатой племянницы прп.Алексия Нины Шушания

Постриг внучатой племянницы прп.Алексия Нины Шушания

Святейший и Блаженнейший Католикос-Патриарх всея Грузии Илия II и митрополит Сенакский и Чхороцкусский Шио (Муджири)

Святейший и Блаженнейший Католикос-Патриарх всея Грузии Илия II и митрополит Сенакский и Чхороцкусский Шио (Муджири)

Сохранившаяся старая келья Теклатского монастыря

Сохранившаяся старая келья Теклатского монастыря

Частица пальца Иоанна Предтечи в Теклатском монастыре

Частица пальца Иоанна Предтечи в Теклатском монастыре

Храм Рождества Богородицы Теклатского монастыря летом

Храм Рождества Богородицы Теклатского монастыря летом

Храм Рождества Богородицы Теклатского монастыря летом

Храм Архангелов в обители Преподобного на «Острове Архангелов»

Храм Рождества Богородицы Теклатского монастыря летом

Обитель прп.Алексия на «Острове архангелов»

Общим для Грузии и России знаменательным событием можно назвать то, что накануне страшных гонений были явлены новые великие подвижники, носители древнего, подлинно Христова духа, без которого Церковь существовать не может. Они – преподобный Алексий (Шушания), святой Иоанн Кронштадский, Оптинские старцы и другие, восприняв истинно святоотеческий дух и сохранив преемство, передали этот дух своим чадам, а те впоследствии стали мучениками и исповедниками Церкви Христовой и спасли христианскую веру и монашескую традицию.

В эти юбилейные для Святейшего и Блаженнейшего Католикоса-Патриарха дни особенно приятно для верующих Сенакской и Чхороцкусской епархии еще раз вспомнить о том, что он является восприемником и продолжателем замечательной традиции грузинского монашества, имеющей таких великих представителей в Западной Грузии и столь тесные связи с церковной жизнью города Сенаки.

Пользуясь случаем, сердечно поздравляю Его Святейшество и Блаженство с 80-летним юбилеем и с 35-летием патриаршества, и от имени верующих нашей епархии выражая глубокую признательность и благодарность за его труды и подвиги, желаю ему долголетия, духовных и телесных сил на дальнейшую первосвятительскую деятельность на благо Православной Церкви и нашего Отечества.


[1] Монах Свято-Пантелеимонова монастыря (1859–1928). В 1889 г. незадолго до своей кончины игумен Макарий (Сушкин) благословил отца Денасия ходить по всему Афону и записывать то, что он сочтет важным и особенным. На протяжении тридцати лет он старательно исполнял это послушание. В результате мы имеем прекрасный источник для изучения афонского быта того времени. Eго заметки издавались в виде статей в «Душеполезном собеседнике» под названием «Записки русского инока-афонца о своем путешествии по святогорским обителям». Кроме того, он автор нескольких книг; был редактором «Душеполезного собеседника»; вел летопись Свято-Пантелеимонова монастыря с 1918 по 1927 гг.

[2] Схимонах Вениамин (Малышев; 1865–1993), монах Свято-Пантелеимонова монастыря. Он 40 лет пребывал в затворе, вел отшельническую жизнь на Калиагре. Состоял в близких отношениях с преподобным Силуаном Афонским. Отец Флегонт (Лебедев) в своих дневниках называет его «знаменитым калиагрским отшельником». А иеромонах Серафим из Владимировки пишет о нем так: «Отец Вениамин уже 40 лет жительствует на Святой Горе. Строгий аскет, творец Иисусовой молитвы, он стяжал от Бога необыкновенный мир души. Никто так не умеет утешить и уврачевать скорби душевные, как благостный старец Вениамин…».

[3] Иеросхимонах Агафодор (Буданов; 1846–1920), oдин из важнейших представителей русского Свято-Пантелеимонова монастыря, достойный ученик и духовное чадо великих русских старцев, Иеронима (Соломинцева) и Макария (Сушкина), возродивших обитель в XIX в. На протяжении 30 лет поддерживал духовные традиции, заведенные ими в обители. Трудно переоценить его роль в процессе сохранении духовной преемственности в монастыре. В 1883 году рукоположен в иеромонаха, после чего начинается его деятельность как антипросопа, позднее как духовника. Прекрасно изучив греческий язык, он с успехом выполнял ответственное послушание в Киноте. Главная его заслуга – это духовничество. На этом святом поприще он не имел равных (Русский Афонский отечник. Св. Гора Афон, 2012. С. 220 – 225).

[4] Схимонах Иларион (Кузин) подвизался на Афоне в конце XIX – начале XX вв., автор книги «На горах Кавказа».

[5] Его послушанием в монастыре было организация издательского дела Свято-Пантелеимонова монастыря. На этом поприще он много потрудился и принес огромную пользу. Он был организатором издания ряда книг, редактором-составителем серии «Душеполезный собеседник», в котором отдел «Афонская летопись» принадлежал исключительно его перу (кроме некоторых выпусков за 1911–1915 гг.). Он же был редактором и издателем писем отца Арсения (Минина). Он организовывал распространение книг по России. Кроме того, он детально описал быт монастыря, оставив обширные дневники и переписку с разными лицами. Скончался отец Владимир (Колесников) 10 декабря 1918 г.

 

[6] Бетания – мужской монастырь, основанный в XII в. в честь Рождества Пресвятой Богородицы. Расположен в 16 км от Тбилиси, в ущелье реки Вере, около селения Самадло.

[7] Согласно рассказу его племянника, переданному сотруднику Пресс-центра Грузинской Патриархии  Луарсабу Тогонидзе отец Григорий подвизался на Святой горе Афон, в Абхазии, в обители отца Алексия и окончил он свою жизнь отшельником в Онтопо (Мингрелия). Скончался в 1945 г.

[8] Приведенные в интервью архивные материал об архим. Шио (Дзидзава) и большинство т.н. полевых исследований публикуются впервые.

Читайте также:

Грузия: страна любви, святости и простоты

Бодби: дом святой Нины в Грузии (ФОТОРЕПОРТАЖ)

Грузия Православная: Патриарх, народ, святые (+Видео)

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Похожие статьи
В Лиссабоне преставился ко Господу монах Филипп (Рибейру)

Отпевание монаха Филиппа состоится во вторник во Всехсвятском храме Московского Патриархата в Лиссабоне

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: