«Мне пришлось отдать сына в казённый дом. Голод заставил»

|
В январе Pravmir писал о ситуации в Тольятти - сотрудники «АвтоВАЗагрегата», полгода не получавшие зарплату, остались без денег, работы и надежды на перемены к лучшему. Прошло немного времени, и герои той публикации решили поделиться с нами новостями. Несколькими хорошими и одной тяжёлой – бывшая швея обанкротившегося предприятия Наталья Сизова из-за нищеты и долгов отдала своего ребёнка в социально-реабилитационный центр…

Прежде, чем начать рассказ, просим читателей: не спешите судить людей, ругать их за решения и поступки, которые кажутся вам неверными, глупыми, недопустимыми. Все мы разные и, сталкиваясь со схожими бедами, попадая в равные условия, ведём себя неодинаково. Пожалуйста, не торопитесь с выводами.

«Других детей не будет»

У Натальи Сизовой – сложное прошлое и трудное настоящее. Родилась в большой семье, но выросла в детском доме. Когда Наташе исполнилось 8 лет, органы опеки увезли её, сестёр и братьев из села Мусорка, подальше от пьющей мамы, и раскидали по интернатам Самарской области. Пять малышей – пять адресов.

«Сёстры быстро попали в приёмные семьи, а я пробыла в самарском детдоме до лицея. Выучилась на овощевода закрытого грунта, затем поехала в Тольятти – получать профессию швеи, – вспоминает Сизова. Сейчас Наталье 35 лет. – Жила в общаге. Сиротскую квартиру мне дали с боем. Только благодаря вмешательству мамы моей подруги по интернату. Без неё так и мыкалась бы.

В 2002 году я устроилась на «АвтоВАЗагрегат-пошив». Окрепла, встала на ноги. Начала ремонт в своей изолированной малосемейке. И пока его делала, познакомилась со строителем. По-нашему он Сашка, по-узбекски Саржан, иностранец вроде как. Родители далеко, сам здесь работает. Закрутилось у нас с ним.

«Давай, – просил, – поженимся. Ты к моим уедешь, за стариками будешь ухаживать, а я тут останусь, в твоей квартире, с гражданством и пропиской». Не согласилась: «Больно хитёр, парень». А когда про беременность ему изложила – вообще след простыл. Попросила 3 тысячи рублей на подгузники, распашонки – дал 400 рублей и был таков.

Рожала в Самаре под наблюдением кардиологов – у меня чего-то там с клапанами накручено, врачи определили в специальную больницу. Прошло всё скверно: сына увезли в одну клинику, меня в другую. Вырезали матку. Сказали: больше детей не будет, не судьба. Сева – единственный ребенок.

Всеволод СизовЗаписала его в свидетельстве как Всеволода Олеговича. Чтобы красиво звучало, и солидно. Три года сидели с ним дома, проблем не знали. В 2013-ом вышла на работу, а Севу приняли в детский сад. В будни он ночевал в группе – у меня смены то в 7 утра начинаются, то заканчиваются в час ночи, приходилось подстраиваться. Мастера в цехе страховали – меняли график, чтобы помочь. Кроме них, рассчитывать было не на кого – ни родни, ни друзей.

Понятны вам мои шахматы? Ничего, нормально жили. Я даже кредит около двух лет назад взяла и вовремя его выплачивала. Кое-что дома починила, подправила. Теперь эти 3800 рублей в месяц для меня – сплошное разорение.

Прошлой весной я написала в «АвтоВАЗагрегат-пошиве» заявление на отпуск за свой счет (уже начались проблемы на предприятии), нашла временную работу на самарской турбазе и вместе с сыном поехала туда. На всё лето, чтобы Сева был на свежем воздухе, на природе. Дворы подметала, мыла полы, выполняла обязанности кастелянши. За август мне ничего не заплатили – кинули. Вернулась домой, а на «АвтоВАЗагрегат-пошиве» сотрудников перевели на 2/3 зарплаты и перестали давать деньги.

Уволилась и до сих пор жду от предприятия более 100 тысяч рублей. За осень-зиму сменила несколько работ – везде платят копейки. Недавно приткнулась в частную клинику, получаю как уборщица 8 тысяч рублей в месяц, за ежедневные смены с 7 до 14 часов или с 14 до 20. А мне нужно погашать кредит, платить за коммуналку и отдавать по 1700 рублей за детский сад. Как назло, дома сломался холодильник – это новые расходы.

Беру деньги в долг, не успеваю отдавать и опять беру. В декабре стало страшно – Сева просит есть, а нечего.

В детском саду воспитатели спрашивают: «Почему не записались на дозированные коктейли? Почему ребёнок не видит фруктов? Почему на подарки не сдаётесь?»

В карманах, кошельке – пусто. Куда идти? К кому? Пошла в социально-реабилитационный центр. Типа приют, казённый дом. Отдала Севу на полгода. Пробудет в «Гармонии» до апреля.

Я хорошая мать, но как быть? Мне больно без сына. И за него обидно. Приходил из садика и хныкал: «Мам, а ребята мороженое днём ели, а я не ел. Мандарины без меня делили». Ни молока, ни овощей в доме. Отдала, чтобы нормально питался. Голод заставил.

Забирала его на новогодние каникулы домой, а, когда везла обратно, Сева плакал… Но что я могу? Думайте, что хотите, для меня важно, чтобы сын был сыт, обут, одет и здоров, в тепле и под присмотром».

«Она не пьяница и не лентяйка»

Наталья Сизова с сыномСоседи Сизовой говорят, что она «не пьяница, не лентяйка, не неряха, просто невезучая». Расспрашивали мы их в отсутствие Натальи, однако никто из жильцов дома на улице Победы не воспользовался случаем – не стал сплетничать о шапочной знакомой, обвинять её в чём бы то ни было.

«Мы тоже наводили о Наташе справки, когда прочитали заметку в региональной прессе. Выясняли, кто она, почему оказалась в беде. Обычная женщина, небогатая, несчастливая, – характеризует землячку тольяттинка Екатерина Крейслинг, одна из тех, кто пытается помочь Наталье и Всеволоду. – И она, и её мальчик не слишком здоровы. Сизова не избавлялась от проблем, передавая ребёнка государству, её заботило состояние сына. Какой выход нашла, таким и воспользовалась».

Маленькому Севе – 5,5 лет. Кроме него в социально-реабилитационном центре «Гармония» около 50 ребят. Сюда попадают дети из малообеспеченных или неблагополучных семей. И хотя в Тольятти официально уже 9 тысяч безработных, а долги по зарплате на местных предприятиях продолжают расти, «вазовских малышей», как сообщила нам соцслужба, в «Гармонии» нет, «потому что у «ВАЗа» есть свой приют».

«И на «АвтоВАЗагрегате» можно найти ситуации пострашнее, чем у Натальи Сизовой. Тем не менее, родители обходятся своими силами, не привлекая посторонних», – заметили в беседе специалисты социально-правового отдела центра.

Педагог-организатор «Гармонии» Ирина Иевлева была мягче в оценках: «Нельзя ругать мать за то, что она заботится о собственном ребенке. У нас не детдом, а центр помощи, почти садик. Наталья постоянно приходит к сыну и забирает его домой на выходные. Она не гуляет и не колется. Не её вина, что Тольятти стал городом-банкротом».

Разлука с мамой

Сева СизовДва месяца назад мы общались с десятками семей сотрудников «АвтоВАЗагрегата». Люди сидели без денег, продуктов, с долгами перед коммунальщиками и банками, но ни одна из женщин не перепоручала родных сыновей и дочерей бабушкам, тетям, знакомым. И тем паче государству. Почему это сделала Наталья Сизова?

«Человек, выросший в интернате, опирается на другие поведенческие модели, – поясняет детский психолог, педагог, специалист по семейно-системным расстановкам Елена Щепёткина. – Тот, кто воспитан мамой и папой, в беде обращается к семье, там ищет поддержку. Детдомовцев опекало государство, у них никого и ничего нет, поэтому в экстренном случае они полагаются на помощь казённых учреждений.

Разлука с мамой – удар для ребенка. Дошкольный возраст – кризисный. В это время малыши требуют особого внимания. Если мальчик ходил в пятидневку, редко виделся с матерью, которая пашет за двоих, чтобы выжить, у него уже сбиты фиксации и возрастные стадии, он застенчив, закрыт. Его надо окружить теплом, согреть, полностью на нём сосредоточиться, а тут новый стресс и полугодовое расставание с единственным близким человеком. Тяжелое испытание для детской психики. Работники реабилитационных центров при всём желании не смогут дать ребёнку всего того, в чем он нуждается».

Подтверждая слова Елены Щепёткиной, сотрудники «Гармонии» говорят, что Сева стеснителен, замкнут, часто держится в стороне от ровесников. И очень скучает по маме.

«Жизнь у нас такая»

Обсуждаем историю Натальи Сизовой с работниками «АвтоВАЗагрегата». Не обвиняют, стараются понять. А жизнь, – говорят, – у нас такая. Растим детей в интернатах и не учим их быть мамами и отцами. Запихиваем после школы в колледжи, а работать по профессии негде – предприятия разоряются.

Предлагаем гражданам побольше рожать, а социальных гарантий матерям не даём. Призываем людей брать кредиты в банках, но не предупреждаем, к чему это может привести. Мы живём на вулкане.

«Нам-то чуть полегче стало – после вашей публикации зашумели СМИ, приехали чиновники, губернатор Самарской области заявил, что до конца марта «АвтоВАЗагрегат» полностью вернёт бывшим сотрудникам долги по зарплате, – рассказывают тольяттинцы. – На «ВАЗе» начались кадровые перестановки, у них в аппарате свои драмы и печали».

Одной из наших героинь – маме двоих детей Анне Некрасовой – чиновники пообещали, что не снимут инвалидность с её 13-летнего сына, страдающего сахарным диабетом, стали бесплатно выделять расходники к инсулиновой помпе. Другой женщине, маме двух школьниц Ирине Костиной, помогли оформить бесплатное питание для обеих девочек. Многие получили рассрочку на оплату услуг ЖКХ. Городская администрация пересмотрела размеры субсидий для малообеспеченных семей. Ну и ещё прокуратура завела более тысячи уголовных дел против руководства предприятия-банкрота.

«Может, и Наталью Сизову кто-нибудь поддержит? – рассуждают жители столицы российского автопрома. – Неужели у тольяттинских бизнесменов не найдётся для неё вакансии? Ребёнку необходима мама и семья, а не только еда и одежда. Деньги мы соберем, но что будет через 2 месяца, через полгода, год. Людям нужна стабильность, о благополучии давно не заикаемся».

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Комментарии
Похожие статьи
В Москве собирают продукты для 190 тысяч малообеспеченных семей

Предполагается, что каждый четверг многодетные семьи смогут получить бесплатные молочные продукты

«Почему бы правительству не пожить на наш прожиточный минимум?»

Глава правительства РФ на днях подписал постановление, снизившее величину прожиточного минимума в стране на 221 рубль

Жители России стали тратить на еду больше половины своих доходов

Такое соотношение, демонстрирующее рост бедности, наблюдалось в 2008-2009 годах