Могу назвать себя активным православным человеком

|

– Иван, когда была задумана программа “Русский взгляд”?

– Окончательно идея программы сформировалась весной этого года. Вся моя жизнь связана с телевидением, я влюблен в свою профессию, но с годами стал понимать, что телевидение – не самостоятельная ценность, а лишь инструмент, с помощью которого мы можем донести до зрителей те или иные ценности. Сегодня (и, надеюсь, навсегда) мне интересно говорить о России и Православии. Поэтому я был очень рад, когда руководство канала “Московия” и мои друзья Владимир Желонкин и Андрей Писарев (они первыми организовали на нашем телевидении трансляции Пасхи, а в мою бытность директором канала ТВ-6 делали “Канон”) предложили мне возглавить программу. В преддверии этой работы мы сняли документальный фильм о преподобном Серафиме Саровском, который в июле был показан по первому каналу. Во время съемок ездили в Саров, в Дивеево, впервые в жизни я побывал на Афоне. Целый месяц прожил с батюшкой Серафимом (может быть, звучит смело, но так я ощущал), и это укрепило меня в решении делать программу.

– Многие приняли ее в штыки только потому, что она как бы заменила “Русский дом”.

– Мне понятно возмущение некоторых зрителей. “Русский дом” был единственной публицистической православно-ориентированной программой. Ни я, ни Андрей с Володей, ни руководство канала не ставили цель потеснить “Русский дом”, но, видимо, в связи с тем, что Александр Николаевич Крутов баллотируется в депутаты, для моей программы нашлось именно это время. Я хотел бы, чтобы выходили и “Русский дом”, и “Русский взгляд”.

– Нарочницкая, Леонтьев и Дугин будут постоянными экспертами “Русского взгляда”?

– Одна из наших задач – собрать всех мыслящих политологов, философов, историков. Но это не так просто, мы же только начинаем. Между прочим, мы даже обратились за комментарием к генералу Леонову, и Николай Сергеевич поначалу проявил интерес, но потом все-таки отказался. Не знаю, в связи с обидой “Русского дома” на “Русский взгляд” или из-за выборов. Но я по-прежнему считаю, что никакого конфликта с “Русским домом” у нас нет и быть не может.

– Иван, а как вы лично пришли от “Музобоза” к “Русскому взгляду”?

– Моя история довольно простая. Я вырос в Куйбышеве, нынешней Самаре. В 4-ом классе пришел в детскую телестудию “Товарищ”. (До сих пор считаю ее одной из самых сильных телевизионных студий в стране, даже детская редакция Центрального телевидения уступала ей по качеству работы с детьми). Уже в школе твердо знал, что хочу работать на телевидении. После армии приехал в Москву и устроился на телевидение осветителем. Меня заметил Владимир Яковлевич Ворошилов, и благодаря ему я попал в молодежную редакцию, где как раз создавался “Взгляд”. Вместе с Сашей Любимовым, Владом Листьевым, Димой Захаровым и Андреем Разбашем был непосредственным участником процесса. Мой путь на Центральном телевидении – от “Взгляда” до “Русского взгляда”.

– Но во “Взгляде” вы были за кадром?

– Да, мы с Андреем Разбашем были режиссерами.

– А телезрителям вы стали известны по “Музобозу”. И, думаю, не только я воспринимаю ваш путь именно от “Музобоза” к “Русскому взгляду”. Поверьте, со стороны кажется, что у вас произошла серьезная ценностная переориентация. А вам, судя по всему, ваш путь представляется более гармоничным?

– Конечно, я, как все люди, развивался. Но мне всегда было интересно работать с молодежью. В музыке я разбираюсь плохо, но тогда считал, что передача о современной музыке – лучший язык общения с молодыми людьми с экрана телевизора, и поэтому сделал “Музобоз”. Потом я возглавил новый канал ТВ-6. Это был молодежный канал. Наверное, нас было за что критиковать, но многие характеризовали канал как оптимистический и доброжелательный. Это определение мне до сих пор очень дорого. Значит, нам удалось хоть как-то противостоять вошедшей тогда в моду “чернухе”. Если вы помните канал, то, наверное, согласитесь, что даже такая передача, как “Я сама”, все же была лучше популярной программы НТВ.

– Пожалуй, хотя участвовавшая в ней Мария Арбатова – личность одиозная.

– Но не она была ведущей программы, а Юля Меньшова. Мне было гораздо важнее, чтобы Юля донесла до зрителей свою позицию. Я знал, что Юля – православный человек, и верил, что она не переступит допустимую черту. Думаю, что она смогла сделать интересную молодежную программу.

– Вы в то время не были верующим человеком?

– Нет, но уже чувствовал, что вера, Церковь – что-то очень важное. Поэтому в самом начале руководства каналом с помощью упоминавшихся моих друзей А. Писарева и В. Желонкина устроил встречу телеведущих ТВ-6 с Митрополитом Смоленским и Калиниградским Кириллом. На канале работали разные люди, от воцерковленных до неверующих. Многие недоумевали, зачем им это нужно. После встречи с Владыкой Кириллом, которая длилась 3 часа, я сказал ведущим: “Я не предлагаю вам сразу креститься (это не задача мирянина), но вы не можете работать на телевидении в России, не зная истоков русской культуры”.

Все годы моего руководства на ТВ-6 шла программа “Канон”. Ее делали для нас Андрей и Володя. По-моему, это была хорошая православная молодежная передача.

– Что помогло вам обрести веру?

– Я уже сказал, что интересовался религией давно. Когда стал телеведущим, решил, что нужно поставить речь. Меня познакомили с Дмитрием и Марией Брусникиными. Дима – любимый ученик Олега Николаевича Ефремова, актер и режиссер МХАТа. Маша – преподаватель школы-студии МХАТ, постановщик интересных поэтических спектаклей. (Рекомендую вам посмотреть ее замечательный спектакль по произведениям Виктора Астафьева). Это православная семья. Я брал у Маши уроки речи, и частое общение с ней приблизило мой приход в Церковь. Через полгода после начала занятий я крестился, и Маша стала моей крестной матерью. Мне было 33 года. Крестился я в храме Воскресения Словущего в Брюсовом переулке, где служил недавно почивший Владыка Питирим.

– И стали прихожанином этого храма?

– Нет, первые 4 года после крещения я не был активным прихожанином. Потом через Андрея и Володю Господь привел меня в храм Преподобного Сергия Радонежского в Крапивниках. Замечательный приход, много молодежи! И, конечно, удивительный настоятель, отец Иоанн Вавилов, который стал моим духовником. Сегодня я могу назвать себя активным православным человеком.

– Именно тогда вы сделали цикл передач “Как жить по-православному?” с отцом Владимиром Вигилянским?

– Да, и задавал вопросы, которые интересовали меня как неофита – от самых простых (как правильно креститься, можно ли православному верить в приметы) до более сложных о значении икон и символике богослужения. После этого цикла многие молодые люди благодарили меня за то, что стали спокойнее входить в храм. (Я и раньше замечал, что молодежь часто не решается войти в храм из-за незнания церковного этикета). Но мне удалось сделать только несколько передач. Вскоре к нам на канал пришли наши коллеги с НТВ со своими планами и проектами. В отличие от них мы не устраивали шумных демонстраций, а молча ушли.

– А была возможность остаться?

– Была, но никто не остался. Я собрал наших ведущих и спросил: “На каком канале мы не хотим работать?”. Многие высказались очень резко, но точнее всех нашу позицию выразила Юля Меньшова. Она сказала: “Мы никогда не будем работать на канале, который делает что-то назло”. Это и было нашим кредо все годы.

– И два с половиной года вас не было на телевидении?

– Почти. Только поучаствовал в программе “Последний герой-2”.

– Зачем?

– А вы видели программу?

– Нет, годом раньше я посмотрел одну передачу “Последний герой”, и мне хватило. Если в походах, в которые я ходил в юности, царил принцип взаимовыручки, помощи слабому, то здесь действовали волчьи законы.

– Согласен с вами. Нравится нам это или нет, но программу смотрела большая часть российской молодежи. Я согласился хоть как-то изменить эту игру. Еще перед отъездом предупредил руководство первого канала, что буду играть против правил. Они не поверили. На острове я выяснил, что очутился среди своих – и Александр Лыков, и Марина Александрова, и Лариса Вербицкая, и Таня Овсиенко оказались православными людьми. Нам разрешалось брать с собой только одну вещь. Лара взяла Новый Завет (я, грешный, взял бритву). Мы быстро поняли друг друга и стали играть против правил – на первом же совете “племени”, где надо было выкидывать друг друга, создали патовую ситуацию, проголосовав по цепочке. В дальнейшем мы придумали компромиссный вариант – жребий. В нашем “племени” не было традиционных для этой игры ссор, наоборот, у нас сложилась атмосфера, как раз напоминающая детские и студенческие походы. Все это сильно расстроило организаторов игры. Им казалось, что при доброжелательном отношении участников друг к другу зрители потеряют интерес к передаче. На самом деле рейтинг программы вырос вдвое – большинство зрителей заметило, что мы играем по другим правилам, и им это понравилось гораздо больше, чем истерики и склоки предыдущей игры. Считаю, что мы показали, как можно делать интересную игровую передачу, сохраняя человеческое достоинство.

– Вы ушли с ТВ-6 в 2001 году. Наверное, как раз тогда вы созрели для того, чтобы сделать более глубокий канал. Не обидно было уходить?

– Надо стараться во всем видеть волю Божию. Значит, мне нужен был почти трехлетний перерыв. Теперь я чувствую, что готов к работе. По мирским меркам я сделал очень хорошую карьеру, но сегодня начинаю с нуля. Свою программу закладываю как некую телевизионную экспериментальную лабораторию, на базе которой потом можно будет создать целый канал.

– Неужели вы надеетесь, что сегодня кто-то предложит вам возглавить канал?

– Если все время думать о том, предложат или не предложат, не стоит вообще браться за работу.

– Но мечта есть?

– Мечты возглавить канал у меня нет. Я хочу говорить с молодежью о вечных ценностях на понятном ей языке. Социологические исследования показывают, что активными прихожанами являются только 8% россиян, но 80(!)% считают себя православными и у них в доме есть иконы. Значительная часть из этих 80% – молодые люди, только вступающие в жизнь. Я вижу свою задачу в том, чтобы подвести этих молодых людей к дверям храма. Именно к дверям, потому что вводить в храм должны уже священники, а не мы, миряне. Чем больше будет инструментов для решения этой задачи (телепередач, газет и журналов, сайтов), тем лучше. Конечно, будет здорово, если таким инструментом станет целый телевизионный канал. Он, на мой взгляд, не должен быть религиозным, но должен освещать актуальные политические, общественные и культурные события с православной позиции.

– Вы планируете сотрудничество с другими средствами массовой информации – печатными изданиями, сайтами, радио?

– Сейчас ведем переговоры с радиостанцией “Тройка”, которую возглавляют замечательные православные люди. Программный продюсер “Тройки” Степан Строев вообще позиционирует ее как идеологическую радиостанцию. Надеюсь, что в ближайшее время там появится наша радиопрограмма. Надеемся на сотрудничество с вашим сайтом. Несмотря на то, что у нас разная аудитория (церковные СМИ обращаются к воцерковленному читателю, мы – к более широкому кругу людей), мы можем дополнять друг друга и что-то делать вместе.

– “Русский взгляд” выходит в воскресенье днем. Время для привлечения зрителей не худшее, но и не лучшее.

– Конечно, хотелось бы получить вечернее время. Но для этого необходимо доказать руководству телеканала, что наша программа этого заслуживает. Доказать не только актуальностью обсуждаемых тем, но и уровнем их освещения. У коммерческого телевидения есть свои критерии оценки, достаточно жесткие, но раз мы там работаем, должны им соответствовать. Считаю, что Дима Менделеев уже доказал, и он вправе ставить вопрос перед руководством канала “Культура” о предоставлении его программе “Библейский сюжет” вечернего времени.

– Ну что ж, будем молиться, чтобы “Русский взгляд” продолжал выходить, набирал популярность и чтобы в недалеком будущем вы, Иван, если будет на то воля Божия, создали качественный православно-ориентированный канал.

– Спасибо вам за добрые слова. Надеюсь не разочаровать тех, кого волнует будущее России, для кого оно неотделимо от Православия.


Источник: Православие.ру

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: