Молитвы от депрессии – Может ли человек в депрессии помочь сам себе?

В продолжение беседы с игуменом Агафангелом Ребенок-гот – что делать? о подростковой депрессии портал “Православие и мир” публикует интервью с психологом о депрессии. Депрессия – это болезнь, которая может оказаться намного более опасной, чем кажется на первый взгляд, поэтому часто бывает важно не упустить время. Источник интервью портал “Победишь“.

Дмитрий Борисович Кваснецкий более 25 лет работает психиатром в отделении токсикологии Института скорой помощи имени Склифософского, г. Москва. Большинство пациентов этого отделения – люди, перенесшие попытку суицида, которым важна теперь помощь психиатра и психотерапевта. Именно поэтому мы обратились с вопросами к Дмитрию Борисовичу.

 Молитвы от депрессии– Дмитрий Борисович, отчего возникает депрессия и каких видов она бывает?

– В зависимости от природы возникновения бывают разные депрессии. Эндогенная депрессия возникает по своим законам и внешне как будто бы не связана с его психическим и физическим состоянием здоровья. Она относится к разряду психических болезней, которые лечится психиатрами. Существуют также реактивные депрессии, которые возникают как реакция на неприятные события в жизни данного человека.

Соответственно, лечение будет в каждом отдельном случае своё. Если в первом случае лечение исключительно медикаментозное, то во втором случае помимо медикаментов широко используется психотерапия.

– А по каким симптомам человеку понять, депрессия у него или просто, скажем, плохое настроение?

– В основном по длительности. Плохое настроение у человека обычно бывает от нескольких минут до нескольких часов. Даже если у человека, скажем, реакция на смерть близких, она не должна затягиваться на недели и месяцы. Все люди переносят смерть близких тяжело, но кто-то переносит это более адекватно, а кто-то впадает в депрессию, поэтому здесь самому человеку не всегда удается оценить своё состояние. Точно поставить диагноз может только специалист.

Поэтому, если человек замечает, что это состояние затянулось, и он не может с ним справиться самостоятельно, применяя, например, легкие успокаивающие, ему стоит обратиться к специалисту.

– Может ли человек, впавший в длительную депрессию, привыкнуть так жить и уже перестать понимать, что у него что-то не в порядке?

– Едва ли. Ведь опасность депрессии в чем? Человек в таком состоянии может пойти даже на самоубийство. Это происходит из-за того, что человеку физически и душевно очень тяжело переносить это состояние. Поэтому, если у человека депрессия, то он её очень тяжело переживает, свыкнуться с этим состоянием нельзя. То есть, человек может сказать, что у него депрессия месяцы и годы, условно говоря, но он не может с этим смириться, потому что ему это очень тягостно.

Уровень депрессии бывает разный, например, у человека может быть субдепрессия. Это такая депрессия, которая не доходит до своего максимума – психотического уровня. В таком случае все параметры недостаточно интенсивно выражены, но это всё равно депрессия.

А бывает так называемая соматогенная депрессия, здесь не всегда и врачи могут разобраться. Вот, например, человек якобы болеет разными заболеваниями внутренних органов. Он ходит по разным врачам, обследуется, у него что-то находят или говорят, что у него ничего нет, а он с упорством, достойным лучшего применения, всё равно идет к врачам в надежде найти какую-то болезнь, чтобы её лечить. А когда попадает по каким-либо причинам к психиатру, то порой удается распознать, что первичной здесь является не болезнь тела человека, а депрессия, которая перешла на соматический уровень. Вылечить такую мнимую болезнь можно только назначая антидепрессанты. И когда это происходит, проходит и мнимая болезнь.

– А если депрессия приобретает серьезный характер, и человек думает о суициде, то есть ли какие-нибудь словесные формулировки, которые могли бы помочь ему отказаться от этой мысли?

– Есть, но они помогают далеко не всегда. Это опять же зависит от характера депрессии. Если это эндогенная депрессия, связанная с психическим заболеванием, то здесь любые слова будут действовать ровно столько, сколько они звучат. Например, человеку говорят: «Не беспокойся, у тебя всё хорошо». Он: «Да, да, да». Только это сказали, он тут же идёт и что-то с собой делает, потому что это не работает.

Если у человека депрессия – реакция на что-то, то тоже не всегда это действует. Опять же тот пример, который я приводил, с потерей близких. Здесь очень тяжелые депрессии бывают. Чем глубже депрессия, тем меньше слова близких или врача будут помогать, но в принципе в лечении наряду с другими методами это используется. Зная данного человека, его проблемы, то, что с ним происходит, его состояние на данный момент, можно сказать ему какие-то слова, но это будет, конечно, не основное лечение, а очень вспомогательное. Или, скажем, на выходе из депрессии, когда человек уже из депрессивной ямы вылезает, тогда это может как-то помочь, но как основной вид лечения, это невозможно, конечно.

– Но, например, известно, что люди, которые потеряли близких каким-то образом в конце концов выходят из депрессии без помощи психиатра. То есть получается, что помощь врача требуется не всегда.

– Не всегда, но в идеале, конечно, желательно, чтобы всем или психолог, или психотерапевт помощь после этого оказал. Особенно, если смерть внезапная. Одно дело, если погибает родственник, который тяжело и долго болеет, и его смерть ожидаема, то всё равно она тяжело переносится, и другое дело, если, допустим, умирает молодой человек в результате несчастного случая, то это, конечно, уже другая ситуация. Но опять же есть определённые законы по времени. По нашей практике бывает, что пациенты поступают с попытками самоубийства спустя даже год после смерти близкого, или даже спустя несколько лет. А получается как? Очередная дата гибели человека, которую встречают, как правило, на кладбище, нахлынули воспоминания, а ещё нередко здесь алкоголь присутствует, он снимает тормоза, которые в обычной жизни работают, и человек что-то с собой пытается сделать. У нас не так уж и редко это бывает.

– То есть, лучше алкоголь в качестве антидепрессанта не использовать?

– Безусловно. Это можно сказать совершенно однозначно, потому что в нашей практике он всегда играет негативную роль. Порой он является последним фактором, который заставляет человека прибегнуть к попытке самоубийства.

– Люди, находящиеся в депрессии, зачастую не хотят ничего делать для себя. Как им помочь?

– К сожалению, когда люди уже впали в депрессию, это психиатрическое состояние, сами они уже не могут помочь себе. Чем мы можем в обычной жизни помочь человеку, впавшему в депрессию? Лучше всего ему показаться специалисту.

Здесь можно провести параллель с самолечением. Если человек заболевает чем-то отличным от обычной простуды и пытается как-то себя лечить, не имея преставления что у него, то результат как правило незначительный. То же самое и с депрессией, с той лишь разницей, что здесь есть особенности, которые вообще могут привести к печальным результатам, углублению депрессии. Например, опять же, человек прибегает к употреблению спиртного. Постепенно начинает алкоголизироваться, возникает привыкание, которое особенно быстро происходит у женщин. На короткое время алкоголь может снимать депрессию на минуты или часы, а когда он перестает действовать, депрессия углубляется, и на высоте этого состояния человек может что-то с собой сделать.

Или так: у человека депрессия, он принимает спиртное, рассчитывая, что ему поможет это, облегчения не наступает, у человека снимаются «тормоза», и если у него раньше просто были мысли, то теперь он решается уже на поступок и пытается что-то с собой сделать.

Или другой вариант. Кто-то человеку сказал, что какие-то таблетки или микстура может снять депрессию, он, не зная об особенностях действия, пьет одну таблетку, другую, ему не помогает, он выпивает больше, у него возникает отравление, и его привозят к нам (в институт скорой помощи им. Склифософского), например, а у человека могут наступить тяжелые осложнения. Вот к чему приводит самолечение.

– Дмитрий Борисович, а как Вы можете посоветовать пассивным, зависимым людям развивать свой характер?

– Здесь много факторов. Прежде всего, нужно развиваться как личность. Если человек обидчив, он полностью зависит от мнения окружающих, и чтобы человек это преодолел, должно произойти что-то серьезное, и как правило это довольно сложно. У человека происходит в жизни какой-то стресс, к примеру, случается что-то в семье, и если раньше человек рассчитывал на кого-то, то теперь он должен рассчитывать только на себя, и он волей или неволей себя переламывает, потому что либо он пропадет совсем, либо ему придется что-то делать. И вот такие жизненные встряски и стрессы могут привести к тому, что он будет меняться. Человек должен осознать, что ему это нужно. Если он это понимает, то значительная доля уже сделана.

Опять же здесь может помочь психолог или психотерапевт. Кому-то хорошо помогают центры психологической помощи, где психотерапевт работает с группой. Это очень хорошо помогает. Но осознают потребность в этом только единицы. А бывает по-другому. Происходит какая-то встреча человека с людьми, которые ему помогают раскрыться. Кто-то приходит к церкви, к Богу, тогда у человека всё меняется значительно.

– Бывает так, что человек обращается за помощью к психотерапевту, но не получает ощутимой долговременной помощи, и тогда человек просто уходит и всё.

– Да. Так случается нередко. Но понимаете, не надо рассчитывать, что если пришел к психотерапевту, то дальше всё пойдет как по нотам. Есть много факторов, например, контакт со специалистом. Критерий здесь один: если человек понимает, что результат есть, то лечение стоит продолжать, если же он понимает, что лучше ему не становится, значит, лучше всего поменять психотерапевта. Нужно действовать методом поиска. Есть случаи, когда родители приводят к психотерапевту ребенка или подростка, который изначально не очень хочет общаться со специалистом, а увидев, например, формальное отношение безо всякого интереса, он думает, что все врачи такие. Важно этого избежать.

– Какие симптомы являются признаком серьезных психических заболеваний (таких как шизофрения, маниакально-депрессивный психоз и др.) и должны побудить человека обратиться к психиатру?

Во-первых, если депрессия не обусловлена какими-то очевидными событиями в жизни человека, она сама может быть квалифицирована как психическое заболевание. Например, если у человека внезапно умер близкий родственник, то это достаточно адекватная причина для начала депрессии. Если же у него всё хорошо в жизни, никаких трагедий нет, но при этом он замечает, что, например, в осенний или весенний период ему становится тоскливо, плохое настроение, ухудшается сон, то это уже нечто другое.

Во-вторых, депрессия может быть этапом в развитии тяжелых психических состояний.

Как можно заметить у себя психическое заболевание? Сначала, как правило, без видимых причин стойко нарушается сон. Потом начинаются перепады настроения. Как в сторону повышения настроения, чрезмерной активности, речевой и двигательной, доходящей до того, что человеку достаточно 2-3 часов сна в сутки. Так и в сторону депрессии, когда человек лежит, ему ничего не хочется делать; если его не потеребить, он так и будет лежать. Дальше может появляться тревога, страх, порой неосознанный, нежелание жить.

Если на этом этапе развитие болезни не останавливается, дальше могут начаться галлюцинации, бред. Но на этом этапе человек, как правило, уже не очень отдает себе отчет в том, что с ним происходит. То есть, он понимает, что с ним что-то не то, и не более того. А если это бред, то наоборот, ему кажется, что все для него выстроилось в ясную картину, что он все понял. И в этом случае убедить его в том, что это болезнь, невозможно, это даже может вызвать у него агрессию.

– Насколько нам известно, у больных чередуются периоды обострения и ремиссии. В период ремиссии человек не может критически посмотреть на то, что было в период обострения?

Может. Но вся беда в том, что когда начинается обострение, он опять теряет критическое восприятие своего состояния. Чаще признаки психического заболевания замечает не сам человек, а его родственники, окружающие.

– Всегда ли человек приходит к таким серьезным заболеваниям как шизофрения, маниакально-депрессивный психоз через депрессию или может миновать эту стадию развития?

Как правило, он приходит именно таким путем. Другое дело, что эта стадия может быть разной по длительности (от нескольких часов до месяцев) и разной по интенсивности, как бы стертой. Люди часто объясняют свои проблемы утомлением, какой-то нагрузкой и не обращают на это внимания. Начинают обращать внимание только тогда, когда этот этап уже прошел и начался, например, психоз.

– Понятно, что человеку неприятно осознать себя психически больным. Насколько важно все-таки сделать это и, не откладывая, обратиться к психиатру?

Какие тут могут быть сомнения, если эти заболевания могут приводить к инвалидности и социальной дезадаптации? Иначе говоря, личность разрушается. Если в начале болезни человек социально активен, то к пику заболевания он превращается в развалину.

– Насколько успешно излечиваются психические заболевания?

При наличии большого арсенала методов лечения, эти заболевания лечатся трудно и длительно и вообще считаются хроническими заболеваниями. Но при этом, если обратиться к врачам на ранней стадии заболевания, тем дольше удастся поддерживать человека в стабильном, социально адаптированном состоянии. Чем раньше больной обратится к врачу, тем лучше. Потому что многие долго отказываются признать факт болезни, потом, когда осознают себя больными, пытаются какими-то своими методами лечиться. И чем дольше это длится, тем более тяжелые формы принимает болезнь.

– Психически больных лечат стационарно или амбулаторно?

С каждым больным по-разному. Если острое состояние, конечно, его нельзя лечить амбулаторно. Но, если человек не хочет ложиться в больницу, и его состояние не очень тяжелое, при диспансерах существуют дневные стационары. Днем человек получает лечение, вечером уходит домой.

– Полное излечение возможно?

Если ремиссия, то есть нормальное состояние, длится 20-30-40 лет, то условно можно говорить об излечении.

– Говорят, что среди таких подростковых «субкультур» как эмо и готы существует целый культ депрессии, культ самоубийства. Попадают ли они в число Ваших пациентов?

Бывает. Кстати, как раз среди представителей этих «субкультур» много психически больных людей. Видимо, в эти субкультуры они попадают в поисках возможности если не решить свои проблемы, то хотя бы найти людей с похожими проблемами, которые их поймут.

– То если бы они нашли понимание, поддержку, какие-то занятия в более позитивной среде, то их жизнь могла бы сложиться по-другому?

Понимание, душевное тепло играют большую роль для человека. Так, по моим наблюдениям, до 100% подростков-наркоманов корнем своих проблем имеют отношения в семье. Они могут жить в золотой клетке, учиться в престижных учебных заведениях, но все они не имеют подлинного контакта, по-настоящему близких отношений с родителями.

– Каковы типичные причины депрессии и суицида у тех пожилых людей, которые психически здоровы?

Прежде всего, это хронические соматические заболевания, приводящие к снижению или потере возможности себя обслуживать. Возникает чувство вины перед родственниками, поскольку родственникам приходится за ними ухаживать. Ну и чувство того, что впереди в этой жизни их ничего хорошего не ожидает.

– Если говорить не только о людях, находящихся в состоянии депрессии, а о суицидентах в целом, как им помочь осознать факт, что они ничего не добьются, если совершат самоубийство.

– Здесь необходима работа над собой, над развитием своей личности, потому что у них изначально занижена самооценка, а это идет прежде всего от характера, потому что, как вы понимаете, сколько людей, столько характеров. Есть определенные группы характеров. Активный, всегда с хорошим настроением, не может впасть в такое состояние. А есть люди интровертированные, то есть обращенные к себе, а не вовне. Такие люди обычно не очень общительные, не очень активные, более ведомые. Еще на личность влияет, конечно, социум, который в процессе жизни накладывает отпечаток – это общение и воспитание родителей, круг общения среди друзей.

Бывает, что у людей есть какие-то внешние дефекты, скажем, полнота. Это всё, естественно, усугубляет ситуацию. Такой человек, если он становится зрелым, понимает, что ему нужно над собой работать, работать над раскрытием своей личности, тогда у него повышается самооценка. Или, например, человек достигает в своей области какого-то результата, и тогда уже для него это не столь актуально. Но это бывает не столь часто. Чаще всего люди переживают, и им самостоятельно бывает справиться, конечно, сложно. В таком случае им бывает нужна чья-то помощь, и специалистов в том числе.

– Люди, находящиеся в депрессии, зачастую не хотят ничего делать для себя. Как им помочь?

– К сожалению, когда люди уже впали в депрессию, это психиатрическое состояние, сами они уже не могут помочь себе. Чем мы можем в обычной жизни помочь человеку, впавшему в депрессию? Лучше всего ему показаться специалисту.

Здесь можно провести параллель с самолечением. Если человек заболевает чем-то отличным от обычной простуды и пытается как-то себя лечить, не имея преставления что у него, то результат как правило незначительный. То же самое и с депрессией, с той лишь разницей, что здесь есть особенности, которые вообще могут привести к печальным результатам, углублению депрессии. Например, опять же, человек прибегает к употреблению спиртного. Постепенно начинает алкоголизироваться, возникает привыкание, которое особенно быстро происходит у женщин. На короткое время алкоголь может снимать депрессию на минуты или часы, а когда он перестает действовать, депрессия углубляется, и на высоте этого состояния человек может что-то с собой сделать.

Или так: у человека депрессия, он принимает спиртное, рассчитывая, что ему поможет это, облегчения не наступает, у человека снимаются «тормоза», и если у него раньше просто были мысли, то теперь он решается уже на поступок и пытается что-то с собой сделать.

Или другой вариант. Кто-то человеку сказал, что какие-то таблетки или микстура может снять депрессию, он, не зная об особенностях действия, пьет одну таблетку, другую, ему не помогает, он выпивает больше, у него возникает отравление, и его привозят к нам (в институт скорой помощи им. Склифософского), например, а у человека могут наступить тяжелые осложнения. Вот к чему приводит самолечение.

– Дмитрий Борисович, а как Вы можете посоветовать пассивным, зависимым людям развивать свой характер?

– Здесь много факторов. Прежде всего, нужно развиваться как личность. Если человек обидчив, он полностью зависит от мнения окружающих, и чтобы человек это преодолел, должно произойти что-то серьезное, и как правило это довольно сложно. У человека происходит в жизни какой-то стресс, к примеру, случается что-то в семье, и если раньше человек рассчитывал на кого-то, то теперь он должен рассчитывать только на себя, и он волей или неволей себя переламывает, потому что либо он пропадет совсем, либо ему придется что-то делать. И вот такие жизненные встряски и стрессы могут привести к тому, что он будет меняться. Человек должен осознать, что ему это нужно. Если он это понимает, то значительная доля уже сделана.

Опять же здесь может помочь психолог или психотерапевт. Кому-то хорошо помогают центры психологической помощи, где психотерапевт работает с группой. Это очень хорошо помогает. Но осознают потребность в этом только единицы. А бывает по-другому. Происходит какая-то встреча человека с людьми, которые ему помогают раскрыться. Кто-то приходит к церкви, к Богу, тогда у человека всё меняется значительно.

– Бывает так, что человек обращается за помощью к психотерапевту, но не получает ощутимой долговременной помощи, и тогда человек просто уходит и всё.

– Да. Так случается нередко. Но понимаете, не надо рассчитывать, что если пришел к психотерапевту, то дальше всё пойдет как по нотам. Есть много факторов, например, контакт со специалистом. Критерий здесь один: если человек понимает, что результат есть, то лечение стоит продолжать, если же он понимает, что лучше ему не становится, значит, лучше всего поменять психотерапевта. Нужно действовать методом поиска. Есть случаи, когда родители приводят к психотерапевту ребенка или подростка, который изначально не очень хочет общаться со специалистом, а увидев, например, формальное отношение безо всякого интереса, он думает, что все врачи такие. Важно этого избежать.

– Если говорить не только о людях, находящихся в состоянии депрессии, а о суицидентах в целом, как им помочь осознать факт, что они ничего не добьются, если совершат самоубийство?

– Только вылечив их. По канонам психологии считается, что изначально для человека самоубийство ненормально. Оно вопреки законам природы. Самоубийство – это крайний шаг. Прежде чем человек его избирает, он пробует разные варианты выхода из ситуации, сознательно или подсознательно. Но когда он осознает, что все варианты уже испробованы, ему кажется, что у него остается единственный вариант. Если ему сказать: «Вы знаете, если вы посмотрите на эту проблему с другой стороны, то вы увидите другие варианты решения», – то в таком состоянии он это не воспримет.

Здесь важна работа на протяжении какого-то времени. И когда потом он выходит из этого состояния, он понимает: «Да, я не мог осознать, что это настолько просто и очевидно, что если на проблему посмотреть с другой стороны, то она даже и несерьезная». Но это происходит уже потом. То есть, находясь в этом состоянии, человек находится не совсем в здравом рассудке, и именно поэтому такие люди попадают в психиатрическое отделение, потому что в этот момент человек находится в психотическом состоянии. Многие говорят: «Зачем вы меня спасаете? Это мой выбор», – а мы отвечаем очень просто: «У вас болезненное состояние, которое можно пролечить. Оно пройдет, и вы потом осознаете, что были неправы». Это довольно распространенное заявление пациентов в депрессии. А в результате лечения сохраняется жизнь человека.

Читайте также:

Как вернуть радость жизни?

Причина депрессии – ложь самому себе

Лекарство от вины. Заметки православного психотерапевта

Налетела грусть

Не зная Бога, нельзя знать душу. Путь от врача-психиатра к священнику

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Похожие статьи
Плохо? Не позволяйте себе и ближним “терпеть”!

Депрессия - совершенно реальное заболевание. Но не очевидное

Угадай, как мне помочь

Как поддержать человека, который выбрал страдать

самое читаемое
Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: