«Мы» эпохи полуночи

|
Услышишь вот после службы на Вход Господень в Иерусалим чье-то дружеское: «Ну вот, еще чуть-чуть…» и грустно становится, ведь ради этого «чуть-чуть», в общем-то, и были все эти недели. Страстная Седмица – это какое-то отдельное время. Отдельное не в смысле того, что не входит в Великий Пост. Отдельное, потому что вне времени. Вот такая вот неделя над днем, над годом, над веком. Над временем. Надо мной. Но гораздо печальнее, что может так случиться, что и вне меня. Для чего тогда все было?

Вот и воскресенье, яркое, зеленое, молодое, весеннее, к вечеру нахмурилось, а на богослужении уже звучит протяжное: «Се, Жених грядет в полуночи». Дни Четыредесятницы мудро и тихо привели нас далеко на Восток, где в Великом Городе еще вчера по-царски встречали удивительного Человека. Он воскрешал мертвых, исцелял больных, возвращал зрение слепым, изгонял бесов. Он совершал великие чудеса. Многие говорят, что Он – обещанный Мессия. Значит, гнету варварского Рима приходит конец. Еще немного, вот-вот и…

И Иерусалим замер и разочарованно выдохнул. Яростью и гневом. Все это будет вновь и очень скоро, все это уже было и происходит в сию самую секунду. Мы прошли путь Великого Поста, чтобы хоть немного, но сострадать Ему в эти великие и страшные дни, если же это не так, то дорога от последнего бутерброда с сыром до первого крашенного яйца может стать совсем не полезной диетой в весенние дни, когда организму особенно требуются витамины и полноценное питание. Собственно и Евангельское чтение Великого Понедельника еще раз призывает нас задуматься о том, какие плоды мы сами в себе взрастили в эти недолгие почти полтора месяца с марта по май.

Не хотелось бы проводить ненужную музейную экскурсию по Страстной Седмице. Мы все знаем о том, что будет происходить теперь, день за днем, от этого невообразимого иерусалимского ликования до дивного и чудного мгновения, когда пелены гробовые опустеют, а Иерусалим и целый мир встретит уже совсем иной рассвет. До рассвета еще не близко, да и сами мы, по большому счету, пока еще во мгле полуночной. Вот и Жених грядет в полуночи этой, вот и как прежде, были те, кто ждал его усерднее, а были и те, кто в полудреме совсем не заметил того, что светильник угас.

Среда содрогнется от предательства, а четверг будет увенчан последней Встречей, где для двенадцати откроются тайны Царства Небесного. Но где мы отыщем сами себя в Пятницу, и что мы принесем с собой в Субботу, станет ясно только в день, когда Мария Магдалина сквозь пелену слез обретет великую радость, сказав Стоящему перед ней заветное: Раввуни…

Все вновь и все уже было. И снова будет. Каждый год все это удивительно переживается заново. Но и не удивительно это. Как не удивительно и то, что Евангелие вновь никогда не прочитывается так же, как в предыдущий раз. Потому что всякий раз что-то снова открывается. Что-то очень важное. Эти дни очень дороги. Нам не будет легко, но и вероятность пережить шторм, спрятавшись в трюме за мешком равна нулю. А значит надо идти, потому что светильники все же не угасли, и надо постараться хоть в чем-то уподобиться Симону Киринейскому и сделать хотя бы несколько шагов, сострадая Сыну Человеческому. Иначе кто тогда разберет, что там было за волнение в Иерусалиме в дни Пасхи иудейской. Да и кому это будет интересно. Вот думаю я иногда, действительно ли Иерусалим так был ненавистен Пилату? Скольких шагов не хватило его сердцу до Христа? Может быть, ровно столько, сколько сделал разбойник, войдя в Рай?

Фото: obitel-minsk.org

Фото: obitel-minsk.org

Когда-то братья Стругацкие нарисовали мир полудня. Утопия это или нет, хороша ли она или плоха, вопрос другой. Но наше время, наша эпоха, наша неделя – это время полуночи. Нам бы бодрствовать, но увы. Спали тогда даже апостолы. И потому моление о Чаше вновь расколет немой болью этот странный и неуютный мир. Но да будет воля Твоя.

Вот и о Страстной Седмице знаем и помним не только мы. Знает о ней и тот, кто незримо шел в Гефсиманский сад вместе с вооруженной, остервенелой толпой, знает и ненавидит, потому что его ярости не хватит несчастной жизни Иуды, но не имеет он во Христе ничего.

А потому «Ныне суд миру сему, ныне князь мира сего изгнан будет вон. И когда Я вознесен буду от земли, всех привлеку к Себе» (Ин.12:32-33). 

В Страстную Седмицу давайте не забывать, что несколькими неделями назад были взрывы в Брюсселе, а еще страшный взрыв на детской площадке в пакистанском городе. И время и цель этих преступлений были взаимосвязаны и очевидны. Пронесет ли над нами Господь чашу сию?

Поэтому давайте иногда не забывать хотя бы вздыхать о мире всего мира…

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Похожие статьи
Когда тебя не понимают, ты чувствуешь, что вот-вот умрешь

Те из нас, кто страдает, чувствуют боль Христа, а Он – чувствует нашу боль

Страстная – стать соучастниками Спасителю

Мы должны ощутить свое место перед Крестом – с кем мы в данный момент?

Страстная седмица VS работа: Советы священников

Для многих из нас работа выглядит непреодолимым препятствием на пути к храму в Страстную седмицу. Есть…

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: