Сергей Худиев: О том, чтобы не мямлить

|

>>>Анна Гальперина: О корпоративной этике и двойных стандартах

Что делать, когда при нас ругают Церковь — причём вполне  аргументированно?  Кому и что можно говорить по этому поводу? Размышляет Сергей Худиев.

Могут ли в Церкви встречаться проявления греха, против которых следует решительно выступать? Да, конечно. Из людей безгрешных состоят несколько иные социальные общности, Церковь состоит из грешников. Ведется ли против Церкви информационная война? Да, всегда велась и будет вестись. Можно ли ее поддерживать? Ну, можно, но тогда надо ясно отдавать себя отчет в том, на какой вы стороне. Поэтому вопрос не в том, надо ли «мямлить» при виде беззакония — не надо мямлить, надо ясно выступать против. И не в том, можно ли помогать войне против Церкви. А в том, как отличить одно от другого.

Это не всегда очевидно — и в качестве примера я взял бы того же папу Римского Франциска. Я очень рад за католиков, это, видимо, очень достойный человек — и реакция на его избрание в англоязычной прессе была скорее благожелательной. Но не во всей — некоторые журналисты левых изданий вроде британской Guardian открыли глаза своим читателям на то, что новый Папа — настоящая фашисткая гадина, заступник богатых и гонитель бедных, пособник тиранов и предатель доверившихся, а вся скромность и смирение — лицемерная показуха.

Говорят, во время военной хунты в Аргентине он, вместо того, чтобы бороться с кровавым режимом «вел закулисные переговоры» и даже предал военным двух священников, работавших среди бедных. Правда, один из этих священников скончался, другой отрицает, что он был предан кардиналом Бергольо — но все равно, осадочек-то остается. Говорят, что он, в отличие от «теологов освобождения» совершенно не поддерживает левацких боевиков, которые в Латинской Америке сражаются за счастье трудящихся. А всякий честный человек, как мы знаем, обязан их поддерживать. Ведь иначе он выступает на стороне латифундистов и их наемных бандитов.

Именно это, по мнению колумнистов Guardian, и делает Католическая Церковь и лично кардинал Бергольо — она заставляет замолчать тех честных священников, которые поддерживают бедных. Так что папские разговоры в пользу бедных, как известно всем честным левым журналистам, есть бессовестное лицемерие. Ну и конечно, кардинал Бергольо был известен как лично неприятный тип — авторитарный, жесткий и глубоко консервативный. Иезуит, а также инквизитор.

Насчет его бедности и смирения журналисты также не имеют иллюзий: Папа «диктатор» и «абсолютный монарх» управляющий «засекреченным ватиканским государством» и «владеющий собственным банком» и произносящий проповеди о бедности с роскошнейшего амвона в базилике св. Петра, полной драгоценностей и бесценных произведений искусства.

Как же к этим смелым обличениям относятся сами католики? Перепощивают статьи левых колумнистов с комментариями «ах, наш папа — фашист! как нам неловко перед нашими друзьями»? Ну, некоторые перепощивают — католиков, или причисляющих себя к таковым, на свете много. Но обычно католики перепощивают как раз статьи, где эти обвинения опровергаются. И вообще в восторге от нового Папы. Почему?

Давайте подумаем, почему. Возможно потому, что понимают, что явись в поле зрения левых журналистов лично святой Франциск, препоясанный вервием, они и тут нимало не затруднятся отыскать ведра грязи, чтобы на него вылить. И что испытывать стыд и неловкость за то, что они пишут, должны они, а не кто-то другой.

Я отнюдь не считаю филокатоличество в традиции Владимира Соловьева грехом. Я просто думаю, что нам неплохо бы быть и филоправославными, и не отказывать нашей родной Церкви, которая преподает нам Таинства, в той же степени благожелательности, что и католической. Читая англоязычный интернет, мы не верим всему плохому, что пишут про Папу и Католическую Церковь, находим некоторые колонки несбалансированными, пристрастными, иногда даже прямо клеветническими. Очень хорошо. Давайте проявлять такую же рассудительность и критичность при чтении русского интернета в отношении материалов, касающихся Патриарха и Русской Православной Церкви.

Надо ли противостоять греху и беззаконию, если мы видим его в Церкви? Обязательно. Это наш долг перед Богом и Церковью. Более того, Церковь часто оказывается особенно уязвимой для дурных людей именно потому, что добрые христиане ищут покрывать чужие грехи любовью и избегать конфликтов. Как пишет, на протестантском материале, норвежский автор Эдин Ловас «Одна из причин тому [уязвимости Церкви для дурных людей] заключается в том, что человек власти [термин, введенный Ловасом] именно в христианстве может требовать от окружающих смирения, терпения, любви, послушания. Ведь в церкви на протяжении многих лет проповедуется об этих прекрасных свойствах плода Духа.

Проповедники и служители постоянно наставляют своих слушателей, что у терпения и любви границ нет. К большому сожалению, они эту тематику не раскрывают в необходимой степени; они не говорят, что призывы к любви и терпению могут быть коварно использованы в злых намерениях… При своем безудержном стремлении к первенству люди власти встречают на своем пути обычно мягкое облако любви скромных христиан, наученных приветливости, доброте и милосердию. Эта одна из причин, объясняющих легкость продвижения вперед человека власти».

Что отличает противостояние злу и греху от участия в «войне против Церкви»? С обеих сторон — и те, кто воюет против Церкви, и те, злодеи, которые терзают ее изнутри, хотели бы, чтобы мы смешивали эти понятия. Поэтому давайте тщательно обдумаем, как их различить.

Во-первых, противостояние злу требует тщательного исследования дела. Несколько раз я переживал довольно неприятные моменты. Я читал о каких-то возмутительных беззакониях, подхватывал эстафету перепостов, изъявлял свое негодование на злодеев — а потом оказывалось, что в действительности дело обстояло несколько иначе; иногда оказывалось, что факты поданы одной из сторон конфликта так, как она их предпочитает видеть, иногда оказывалось, что и факты-то просто придуманы. А я уже успел посуду побить. Облаял невиновых людей. Как-то нехорошо выходило. Хуже того, смелые обличители, которые выводили негодяев на чистую воду, тоже вскоре оказывались негодяями, выводимыми на чистую воду.

Этот неприятный опыт несколько подизлечил меня от эпидемической болезни, распостраняющейся в сети — блоггерского всеведения. Это присяжным надо вникать в доказательства и улики, собранные обвинением и защитой, выслушивать свидетелей сторон и тщательно обдумывать вердикт — блоггер с первого взгляда на монитор уже знает, что произошло в действительности, кто прав и кто виноват, кто заслуживает доверия, а кто врет как дышит. С некоторых пор я понял, что мне вечный Судия не дал всеведения пророка, а значит, если я хочу составить сколько-нибудь обоснованное суждение по тому или иному делу, мне придется прилагать усилия — знакомиться с материалами, расспрашивать людей, внимательно выслушивать обе стороны, задавать уточняющие вопросы, в общем, затрачивать массу времени и усилий.

Если у меня нет на это времени — значит, из господ присяжных заседателей по этому делу мне придется уволиться. Вынесение вердиктов — дело серьезное, его надо делать тщательно или не делать вообще. Нет, это я не к тому, чтобы его не делать — это я к тому, чтобы делать тщательно. Хотите провести серьезное журналистское расследование, вывести злодеев на чистую воду? Бог в помощь. Только надо помнить, что это требует тщательной проверки информации, чтобы не сделаться клеветниками.

Во-вторых, противостояние злу требует конкретики. Тот, кто хочет починить течь, говорит «в корабле течь, в таком-то отсеке»; те, кто хотят вызвать панику, просто без уточнений вопиют «течь! течь!» «Где течь?» «Да кругом течь! Везде течь! АААА!»

Утверждения типа «все плохо» и неверны, и просто бессмысленны. Что вы собираетесь менять, если плохо «все»? Широкие обобщения на основе негативных примеров — это как раз четкий признак информационной войны против общности в целом. Евреи (вообще) олигархи, цыгане (вообще) наркоторговцы, журналисты (вообще) лжецы, кавказцы (вообще) разбойники, попы (вообще) на лексусах.

В-третьих, зло требует обличения — то есть высказывания в лицо. Есть очень ясная инструкция в Евангелии — «Если же согрешит против тебя брат твой, пойди и обличи его между тобою и им одним; если послушает тебя, то приобрел ты брата твоего; если же не послушает, возьми с собою еще одного или двух, дабы устами двух или трех свидетелей подтвердилось всякое слово; если же не послушает их, скажи церкви; а если и церкви не послушает, то да будет он тебе, как язычник и мытарь» (Матф.18:15–17).

Инструкция «если во френдленте у тебя появится перепост, что брат твой согрешил, сию же секунду запости его себе, и обругай брата всякими словами; ни в коем случае не наводи справок, а особенно не пытайся связаться с самим обвиняемым» — не из Евангелия, а откуда-то еще.

В-четвертых, борьба со злом требует наблюдения за собой — «Братия! если и впадет человек в какое согрешение, вы, духовные, исправляйте такового в духе кротости, наблюдая каждый за собою, чтобы не быть искушенным. Носите бремена друг друга, и таким образом исполните закон Христов» (Гал.6:1,2).  Увы, самые злые люди на свете — это борцы со злом. Я знал одного из тех, кого Ловас называет «человеком власти» — и этот человек постоянно боролся со злом и грехом.

Он так ревновал о святости окружающих, что непрестанно обличал их во всяческих грехах и упущениях, естественно, в порядке эпической борьбы за правду, славу Божию и спасение душ. Когда его поведение сделалось совершенно невыносимым и его уволили, он видел себя жертвой лицемерных негодяев, которым не ко двору пришлись его правдивые обличения. Увы, обличительство иногда принимает масштабы явно болезненной страсти.

В пятых, уврачевание язв Церкви возможно только в общении с Церковью, а не против Церкви — и тут надо попробовать очень трудную вещь. Доверять другим членам Церкви, в том числе, священникам и Епископам. Сотрудничать с ними. Не считать, что они «вертикаль власти». Нет, они наши отцы и братья. Более того, возможно, они с нами согласны и поддержат нас, если, по какому-то конкретному поводу, мы к ним обратимся.

Эти пункты приведены вовсе не затем, чтобы помешать людям бороться со злом и грехом — они просто являются необходимыми для того, чтобы борьба имела какие-то результаты.

Конечно, не надо мямлить перед теми, кто разрушает Церковь изнутри. Так же не надо мямлить перед теми, кто нападает на нее извне.

Читайте также:

Анна Гальперина: О корпоративной этике и двойных стандартах

Лучшие материалы Правмира можно читать на нашем telegram-канале

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Похожие статьи
Штурм заповедей

Расширять область дозволенного до пределов, которые сделают заповедь просто бессмысленной

Срочно! Педофилы усыпляют овчарок наркотическими леденцами!

Фейки из соцсетей и родительских чатов - кому и зачем это надо?

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: