У меня рак и… я жду ребенка

|
Джессике сообщили, что у нее рак. И одновременно с этим она узнала, что ждет ребенка. Так началось путешествие, которое стало последней проверкой для веры и личных убеждений Джессики и ее мужа Клинта.

В августе прошлого года красивая молодая мама Джессика Кансл (30 лет) почувствовала, что у нее болит горло. И примерно тогда же она начала догадываться, что беременна.

Через две недели боль в горле не прекратилась, и Джессика решила обследоваться. Ее врач сказал, что, вероятно, это зоб щитовидной железы, и особо беспокоиться не о чем. И все же на всякий случай он сделал тест, который только подтвердил его подозрения. «Все будет хорошо», — сказал он.

Но все было не хорошо. Врач неверно истолковал тест.

Где-то 15 ноября у Джессики начались проблемы с дыханием, а 21 ноября она попала в реанимацию. Затем, 22 ноября, ее горло отекло так сильно, что она не могла дышать. Врачи вставили в горло трубку и начали искусственную вентиляцию легких.

На следующий день, 23 ноября, Джессике сообщили, что у нее рак. И тогда же она уже узнала точно, что ждет ребенка.

Так началось путешествие, которое стало последней проверкой для веры и личных убеждений Джессики и ее мужа Клинта.

«Это того стоило»

Джессика и Клинт познакомились в колледже Greenville. Клинт рассказывал, как заметил в столовой университета рыжеволосую красавицу, она сидела одна за столиком, и он спросил, нельзя ли ему присоединиться к ней. Она отказала. Но Клинт не сдался.

Полтора года Клинт добивался согласия Джессики пойти с ним на свидание. Через два с половиной года они поженились. «Если вы уверены, все остальное не важно. Мне пришлось постараться, чтобы добиться ее, но это того стоило».

Пара переехала в Южную Каролину, там супруги работали в христианской благотворительной организации в качестве наставников, и вскоре у них родился сын. Все было замечательно: они были молоды, здоровы, любили друг друга и радовались жизни.

Фото: lifesitenews.com

Фото: lifesitenews.com

Клинт подчеркнул, что его жена всегда тщательно следила за собой. «Она очень заботилась о своем здоровье, очень, — рассказывал он. — Следила за тем, что ест, занималась спортом».

Поэтому они думали, что рак – последнее, что могло случиться с Джессикой.

«Без вариантов»

Описывая реакцию жены на известие о раке, Клинт говорит, что она испытала «смесь страха и удивления». Что касается его самого, он почувствовал «все сразу… кроме радости. Я был совершенно опустошен».

Но, конечно, Джессика так сильно испугалась не только из-за рака: она была беременна, и предстоящее лечение могло повредить ее нерожденному ребенку, а,возможно, даже убить его.

25 ноября гинеколог предложил паре сделать аборт. Клинт говорит, что Джессика не колебалась ни минуты. «Мы никогда не рассматривали аборт как вариант, — сказал он. — В такой ситуации нет среднего пути».

И все же варианты были: предпринимать или нет какое-либо лечение. Онколог сказал, что химиотерапия убьет ребенка, гинеколог же заявил, что у плода будет поврежден мозг.

«Джессика посмотрела на меня, ей понадобилось всего несколько секунд, — рассказал Клинт, — а потом она покачала головой: «Нет». Она также отказалась от лучевой терапии из-за возможных рисков».

«У нас действительно осталось немного вариантов лечения после этого», — сказал Клинт, так как хирургическое вмешательство также было невозможно из-за местоположения опухоли.

«Она не проснется»

Врачи вновь заговорили о вариантах лечения, когда начался третий триместр беременности. «В этот момент, — говорит Клинт, — принять решение было намного сложнее, так как врачи утверждали, что риск минимальный: ребенок практически полностью сформировался».

И все же Джессика отказалась от лечения ради своего будущего ребенка – решение, которое, как сказал Клинт, «очень смутило» врачей.

Клинт признался, что ни он, ни его жена не были уверены, что врачи просчитали все риски. Но он также сказал, что у его жены была и другая причина для отказа от лечения.

«Она знала, что все равно умрет, — сказал он. — Она не говорила со мной об этом, но она знала… И хотела дать ребенку все возможные шансы родиться здоровым».

Супруги пытались лечить рак альтернативными методами, и даже немного остановили рост опухоли. Например, Джессика села на строгую диету из органических овощных соков и добавок. Но без агрессивных методов лечения победа рака была только вопросом времени.

Джессика

Джессика

Чудо на 23-й неделе

В ночь на 5 февраля Джессика легла спать с головной болью и тошнотой. «Она не проснется», — подумал Клинт.

На следующий день Джессика была при смерти, и Клинт дал разрешение сделать кесарево сечение. 6 февраля маленькая Джесси родилась. Она весила всего 1 фунт 3 унции (ок. 540 г).

Врачи думали, что Джессика была на 25-й неделе беременности, но после родов поняли, что, вероятно, это была только 23-я с половиной неделя – порог жизнеспособности для ребенка.

«Я могу только свидетельствовать, что это было Божье благословение: Джессика умерла, когда ребенок был уже жизнеспособен для жизни вне утробы», — сказал Клинт. Врачи заверили, что с малышкой Джесси все хорошо.

Трудный путь

Клинт признается, что несмотря на его твердую христианскую веру и личные убеждения, ему было очень тяжело пройти через все это.

«Да, я боролся, — говорит он. — Библия учит «возлюбить ближнего больше самого себя», для меня этим человеком была она. Я боролся».

«Иногда, что бы ни происходило, легко забыть о себе, но когда речь идет о потере человека, которого ты любишь больше всего на свете, это очень сложно» — признается муж Джессики.

Это также было трудно для их двухлетнего сына. Клинт вспоминает, что когда жена попала в больницу, сын не видел ее около месяца, и все это время он даже не смотрел на своего отца и не разговаривал с ним. Но потом Клинт отвел сына навестить маму, и «дело пошло на лад», — говорит Клинт.

После смерти Джессики мальчик пережил период острой «сепарационной тревожности», хотя его отец говорит, что постепенно все наладилось.

Что касается самого Клинта, спустя два месяца после смерти жены он живет «на автопилоте», продолжая ходить на работу и ухаживать теперь уже за двумя детьми.

«Я буду предельно откровенен, — говорит он, отметив, что старается сделать все возможное, чтобы помочь людям, оказавшимся в подобной ситуации. – Весь первый месяц после ее смерти я не мог – то есть буквально не мог — читать Библию и молиться».

Он описывает чувство сродни тому, которое испытывает ребенок, наказанный родителем: «Хотя я знал, что [Бог] любит меня, я ничего не чувствовал. Радость о Боге полностью исчезла».

Сегодня он снова начал молиться, в том числе и за других людей. И все же он говорит, что, вероятно, придет время, когда ему придется бросить все, и должным образом оплакать свою потерю.

«Слава Богу»

Несмотря на то, что в голосе Клинта звучат усталость и страдание, когда разговариваешь с ним, чувствуется, что он не отчаялся, и у него есть подлинная вера и понимание, что всякое страдание имеет смысл, а смерть – не самая страшная трагедия.

В посте, написанном менее чем через две недели после смерти Джессики и опубликованном в блоге о ее борьбе с раком, Клинт написал слова, которые в последнюю очередь можно услышать от человека, только что потерявшего любимую молодую жену.

«Слава Богу, друзья. Не сомневайтесь в Боге; не сердитесь на Него из-за меня.

Мне посчастливилось иметь жену, которая была полна любви к Отцу. Порадуйтесь со мной, братья и сестры. Бог благословил Джессику, забрав ее в то место, где царит мир и нет боли. Я должен быть благодарен за время, отведенное нам, а не жаловаться, что мы что-то не успели вместе. Мы должны быть благодарны за все, ибо такова воля Божия о нас во Христе Иисусе.

Слава Богу».

Перевод с английского Марии Строгановой специально для «Православие и мир»

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Комментарии
Похожие статьи
Возможно, вы кого-то спасли… Или убили

Елена Кучеренко о тех, кто собрался делать аборт, и о нас рядом с ними

Аборты: что происходит и о чем просит Патриарх

Мечтаю, например, чтобы у нас в монастыре омаров подавали. А отец келарь говорит – нет, отец…

Минус один аборт

Вы были единственной, кто меня поддерживал. Вы спасли моего сына. Спасибо!