Откуда берутся дети? Социологи утверждают — из головы

По статистике, большинство россиян согласны вырастить и воспитать одного, максимум двоих детей. Но есть и те, кто рожает пятерых и даже десятерых. Что-то заставляет одних четко планировать рождение только одного малыша еще за несколько лет до его появления на свет, других — бесконечно откладывать момент появления наследников или даже принципиально отказываться от мысли о детях, а третьих — безбоязненно рожать «сколько Бог даст». Что именно? Православный Свято-Тихоновский гуманитарный университет при помощи социологов Высшей школы экономики решил провести исследование, чтобы попытаться ответить на этот вопрос.

proekt_rebenok_

 Цветы жизни: пусть растут на другом подоконнике?

Идея исследовательского проекта «Семья и деторождение в России. Категории родительского сознания» принадлежит протоиерею Николаю Емельянову, замдекана богословского факультета ПСТГУ. При чем тут богословие? Дело в том, что после столетия исследований семьи и деторождения обществоведы и демографы признают, что мировоззрение (и в том числе религиозность) может оказывать значительное влияние на решение вопроса «рожать или не рожать». И если за последние 50-100 лет в России и на Западе происходит неуклонное снижение рождаемости, то можно поставить вопрос: каково мировоззрение, которое приводит к этому?

Пытаясь разобраться в том, почему «ненужность детей» стала нормой, Иван Забаев, кандидат социологических наук, руководитель социального исследовательского проекта, проводившегося в крупных российских городах, вместе с коллегами объездил полстраны, от Москвы до Якутска и Хабаровска, разговаривая с самыми разными людьми…об их жизни. В социологии этот метод называется биографическое интервью, каждая такая беседа длится около двух с половиной часов. Анализируя слова и выражения, которые респонденты используют в своих ответах, исследователи выделяют «категории родительского сознания». От того, как потенциальные мама и папа трактуют каждую из этих категорий, может зависеть количество детей в их семье.

Шокирующий вопрос

С первых же интервью начинается любопытное. Почти гарантированно вводит респондентов в замешательство, казалось бы, простейший вопрос: «Зачем вы рожаете детей?» — подавляющее большинство попросту не может на него ответить! «Мы далеко не первые, кто это понял, — рассказывает Иван Забаев. — Человек может определенно ответить на вопрос “зачем вы работаете?”, может без особого труда объяснить, почему он не хочет иметь детей. Но “зачем рожаете?” — такая формулировка вызывает у людей шок».

Еще одна странность, на которую ученые обратили внимание: о рождении детей люди говорят в пассиве или же приписывают активность кому-то другому: «…И потом у нас появилась дочка», «Бог дал сына». Как показал анализ словоупотребления, ни родители, ни кто-либо другой не могут полностью отвечать за рождение ребенка: они просто несоразмерны этому феномену! В результате, осознанно или нет, люди перекладывают часть огромной родительской ответственности… на кого-то третьего, подразумеваемого, который как бы «заказывает», «благословляет» рождение ребенка. И это вовсе необязательно бабушки или дедушки! Социологи называют этого «третьего» «недоступной объективной реальностью». Бог, государство, общество — главное, что это место вряд ли может занимать сам родитель. Общественное мнение, государственная поддержка, идеология, вера — если аргументы «подразумеваемого третьего» звучат убедительно для потенциальных мам и пап, вероятность рождения детей резко повышается. «Но позиция этого “подразумеваемого третьего” может быть очень слаба — сегодня в России именно так и происходит, хотя программы государственной поддержки рождаемости демонстрируют, что государство начало пытаться этот пробел заполнить», — говорит Иван Забаев.

Проект «Ребенок»

«Изначально, когда мы женились, для нас не стояло вопроса, будем мы рожать или нет. Ясно было, что рожать будем. А когда… ну, не в первый год после свадьбы. Во-первых, мы — ответственные родители…» — записывают ученые рассказ 29-летней мамы из Москвы.

Ключевое слово прозвучало: ответственность. Это одна из трех основных категорий сознания родителей и, как правило, решающий аргумент, когда речь заходит об отказе от детей. «В современной России ребенок считается очень сложным проектом. Из разных источников на будущих родителей идет вал разнообразной информации, которая создает ощущение того, что ребенок — это “очень сложно”. Значительная часть опрошенных уверена: для того чтобы рожать, необходимо иметь опыт, знания, сколько-нибудь значительно прожитую жизнь, привести в порядок свое здоровье (одни из респондентов рассказали, что, прежде чем решиться стать родителями, они два года потратили на медицинские обследования и прививки), и вообще нужно быть “сложившимся человеком”», — объясняет логику отказа Иван Забаев.

Рожать в 19 лет, не окончив институт, или в 22, только-только «встав на ноги»? Не разумнее ли подождать несколько лет? И люди ждут. А между тем лет тридцать назад на них показывали бы пальцем: «Это была совсем другая жизнь, — делится воспоминаниями жительница Новосибирска Татьяна, мама троих детей. — Тогда было положено, будучи студенткой и девочкой из хорошей семьи, выйти замуж и иметь детей. Это было совершенно обязательно. Если у кого-то так не получалось, человека считали неудачником».

А сегодня, по-видимому, клеймо неудачника можно получить в прямо противоположном случае. Анализируя ответы своих респондентов, исследователи ПСТГУ и ГУ-ВШЭ выясняют: потенциальным родителям кажется, что, родив ребенка, они что-то важное упустят в сегодняшней многообразной жизни: «Мне нужна свобода, мне надо куда-то уезжать, уходить. Кажется, что можешь что-то важное упустить — может быть, лучшего человека, какую-то поездку…» (Юлия, 26 лет). «Мне кажется, что время теряется и уходит. Свободное время нужно тратить на что-то полезное. Когда я вижу, что некоторые ребята из тех, с кем я учусь, после учебы еще идут работать, я понимаю — у них уже сейчас есть движение. Для меня, если сравнивать работу и личную жизнь, работа серьезнее» (Наталья, 23 года). Так что нет ничего удивительного в том, что пополнение в семье стараются отложить. А откладывать сегодня можно до бесконечности: мегаполисы предлагают такое невероятное количество возможностей, что ощущение собственной «незавершенности», неосвоенности жизни у людей присутствует постоянно.

Рекламный слоган одной фармацевтической фирмы, выпускающей гормональную контрацепцию, гласит: «Живи своей жизнью, пока не решишь начать новую». Но кто же в здравом уме решится на такое — поставит на себе и «своей жизни» крест?

 Потерянные годы?

Так в исследовании появляется вторая искомая категория — так называемая своя жизнь, на сегодня играющая роль мощного тормоза в деторождении. Часть опрошенных не сомневаются: воспитывать ребенка и при этом полноценно работать, путешествовать, заниматься любимым делом — это что-то из сферы научной фантастики. Рассуждая по этой схеме дальше, можно сказать, что решиться на второго ребенка — значит, отложить дату «возврата» в «свою жизнь» еще на несколько лет!

А на сколько? «Полгода-год готовься, год мучайся и еще три года поднимай, пока в сад не пойдет. Это пять лет. А если второго — еще пять лет», — ответ легко отыскивается на страницах биографических интервью.

Да он, как оказалось, еще очень оптимистичен! У многих родителей оценки временных затрат на воспитание детей иные, чем у тех, кто младенца никогда на руках не держал: ребенком надо заниматься фактически до получения им первого высшего образования — 22 года жизни! «Своей жизни»!

Поэтому если дети воспринимаются как помеха, то само собой возникает стремление этот вынужденный тайм-аут в жизни сделать как можно короче. Как следствие — отчуждение от детей. Одна из респонденток так рассказывает об этом: «Моя подруга говорит: не надо нам дарить игрушки, которые требуют совместной игры с ребенком. Почему? С дочкой в саду занимаются, а я дома хочу отдыхать, а не тратить свое время на занятия с ней».

Так и радость рождения новой жизни бывает разбавлена горечью потери свободы. Валентина, 34-летний врач из Нижнего Новгорода, до последнего момента не хотела ребенка: «По-честному сказать, даже во время родов я не думала о нем, мне было все равно. А вот когда в первый раз принесли его на кормление… Говорят, когда ребеночек прикладывается к маминой груди, тогда та самая непосредственная, близкая связь и возникает…»

 Первым делом…самолеты!

Оказывается, для потенциальных родителей ценность детей — вещь далеко неочевидная, нам более понятны внесемейные ценности, связанные с личным успехом, богатством. «Работа, карьера, то, что написано в трудовой книжке и перечисляется на карту, — это то, что можно увидеть, потрогать и оценить. <…> А то, что в личной жизни, — нельзя», — жизненная философия 23-летней пермячки Натальи.

Но есть и другое мнение, прямо противоположное: «На работе — это твоя обязанность, а здесь — полет фантазии. Все-таки с детьми больше получаешь положительных эмоций, удовлетворения. Работа — это деньги, а дети — это твоя жизнь».

«Это твоя жизнь». Стоп! А как же «своя жизнь»?!

Как выясняется в ходе исследования, часто в многодетных семьях привычного противоречия между своей жизнью и жизнью детей нет. «Дети воспринимаются не как жизненный этап, а как еще одна сфера, в которой возможна самореализация, то есть “своя жизнь”, как направление, в котором можно развиваться, — а это всегда мощная предпосылка для деторождения», — объясняет Иван Забаев. Когда у тебя семеро детей, ждать, пока они вырастут, можно до глубокой старости, поэтому, по словам одной многодетной мамы, «надо вести собственную жизнь вместе с ними».

«Лялечка» или «головная боль»?

Так ученые выходят на третью категорию родительского сознания — «образ ребенка». Любопытную вещь замечают исследователи: для современных родителей образ ребенка меняется в зависимости от его возраста — на каждом этапе можно говорить о доминирующем чувстве. До появления чада на свет это чувство тревоги: родители переживают из-за здоровья будущего малыша. С рождения до двух-трех лет ребенок — это бесконечные памперсы и ночные «концерты». Как следствие — раздражение, особенно у тех, кто раньше никогда с детьми не сталкивался. Любопытно, что у других, наоборот, «маленькое кричащее создание» вызывает умиление, радость и ощущение близости. Так бывает, если человек либо сам воспитывался в многодетной семье и положительно оценивает такой «формат», либо был единственным ребенком, с детства мечтавшим о братиках и сестричках. С двух до семи лет кроха превращается в «оптимального ребенка», приносящего уже меньше хлопот и куда больше радости: он начинает осознанно действовать, познавать мир, задавать вопросы, общаться! Плюс ко всему именно в этот непродолжительный период родители реально отвечают за свое чадо: папа и мама для него — бесспорный и главный авторитет. В школьный период (7-17 лет) ребенок снова вызывает у родителей тревогу — они хватаются за голову, замечая, что их возможности влиять на ребенка резко падают с появлением «конкурентов» (учителя, сверстники и т. п.). А когда подросток надевает ленточку выпускника школы, родители оценивают результаты своего труда, и тут уж спектр чувств — от радости до разочарования. Появляется тоскливое ощущение, что скоро чадо их покинет. И если это чадо у родителей одно-единственное, переживание еще острее…

«Зачем мужчина в каменном доме?»

А что, если взгляды у супругов не совпадают: мама смотрит на детей с умилением, а папа хватается за голову? Здесь ученые вышли на интересную гипотезу: «Согласно ей, второе, третье и так далее рождения в семье “заказывает” отец. Первый ребенок — “обязательная программа”, а дальше все зависит от мужа».

«Мы сейчас наблюдаем кризис отцовства, потому что в современном городе стало непонятно, зачем нужен отец и муж, — объясняет Забаев. — Раньше глава семейства строил дом, носил воду, рубил дрова, кормил детей и жену. Сегодня вода на кухню подведена, дров в печку рубить не нужно, дом построен, женщина в состоянии заработать не хуже мужчины. Даже ребенка она сегодня может родить и растить без него, что часто и делает. Но вот рожать второго ребенка без мужа женщина, скорее всего, не будет. А тем временем в многодетной семье кризиса отцовства, как правило, не ощущается: мама с семерыми детьми уже физически не в состоянии зарабатывать на семью, так что функция мужа остается — он незаменим, он добытчик, мужчина-отец становится “нужным”, дети как бы “рождают отца”».

«Глядя на эту семью, хочется жить!»

Добытчик-то добытчик, но способен ли он заработать на семерых-десятерых человек в одиночку? Высокий и стабильный доход — имеем ли мы моральное право растить ребенка без этого условия? В голове вертится известная присказка «наплодили нищету», и никому не хочется стать объектом такого укора.

«Я сам довольно долго верил во “всесильный” экономический фактор, — признается Иван, — пока на интервью в Хабаровске не познакомился с мужчиной, который, имея доход в 20-25 тысяч рублей, умудряется содержать жену и троих детей, а еще сумел купить участок земли и сейчас своими руками строит на нем дом. И главное, более счастливого человека я не встречал. Глядя на таких людей, хочется жить».

Примеров того, как люди с низким доходом воспитывают нескольких детей, очень много. «Доход важен, но при принятии решения он выполняет вторичную роль, обеспечивая многодетному человеку моральную поддержку, — говорит Забаев. — Массовые исследования по России не фиксируют прямую связь дохода с деторождением».

«Материнский капитал»… провалился?

Сейчас государство сделало ставку на экономический стимул, но вот демографы не спешат разделить радость чиновников по поводу успеха программы «Материнский капитал». Нынешний скачок рождаемости, говорят они, просто совпадение, связанное с периодом «отложенных рождений»: люди, которые не рожали в «лихие девяностые», решились это сделать сейчас, и «беби-бум» скоро закончится.

Социологи предлагают еще одну гипотезу для объяснения роли материнского капитала: возможно, его выплата демонстрирует, что государство пытается занять упомянутую выше позицию «подразумеваемого третьего» и взять часть «ответственности» за рождение детей на себя. «Однако, — говорит Забаев, — для того, чтобы сделать это, государство, помимо демонстрации своего участия, должно дать ответ на вопросы: зачем ему нужны дети, рожденные его гражданами? В противном случае финансовая помощь будет восприниматься как случайная и зависящая от обстоятельств».

Проект «Семья и деторождение в России. Категории родительского сознания» еще не закончен, однако некоторые выводы уже напрашиваются сами собой: оказывается, даже для таких житейских вопросов, рожать или не рожать детей, важна идея. Дети берутся в первую очередь из головы!

«У православных людей здесь есть дополнительное подспорье, — говорит Иван Забаев. — Место “подразумеваемого третьего” занимает Бог, не зависящий ни от каких обстоятельств, свою страну они мыслят как оплот высшей ценности — своей веры, а детей растят как соработников Богу. Это не означает, что у православных родителей нет проблем или сомнений, тем не менее в распоряжении у них есть “набор инструментов” для решения тех же проблем, что стоят и перед их неверующими соотечественниками».

После двух лет исследований социологи и богословы сошлись в одном предположении: схему «сборки» человеческой жизни может дать Церковь, а уже цельный взгляд на жизнь может дать импульс к увеличению рождаемости. «Только надо помнить, — говорит замдекана богословского факультета ПСТГУ протоиерей Николай Емельянов, — что Церковь — это не инструмент построения эффективной государственной идеологии, и тем более демографической политики. Скорее, мы приходим к совершенно другому заключению: отсутствие духовной культуры, внутренней “цельности” современного массового сознания сделает абсолютно неэффективными любые самые замечательные инструменты государственной идеологии».

При подготовке материала использованы промежуточные материалы исследовательского проекта богословского факультета ПСТГУ «Семья и деторождение в России. Категории родительского сознания».

Валерия ПОСАШКО

Справка

Дети в цифрах и фактах

Численность населения России имеет отрицательный прирост, т. е. неуклонно уменьшается, с 1993 года. Сегодня в России в минуту рождается в среднем 3,3 человека, умирает — 4. Чтобы остановить убывание населения, 60% семей должны иметь трех и более детей. Сейчас в России 66% семей с одним ребенком, 28% с двумя детьми и лишь 6% воспитывают трех и более детей.

infografik_164Специалисты американской исследовательской организации Population Reference Bureau пришли к выводу, что к 2050 году численность населения России может снизиться до 110,1 млн человек. Это при том, что, по данным Росстата, на 1 июля 2009 года она составила 141,9 млн человек.

Норма простого воспроизводства населения (минимальные условия, необходимые для его самосохранения) составляет 2,15. То есть, чтобы народ не вымирал, каждая женщина должна родить в среднем не меньше двух детей. На 2008 год этот показатель в России составляет 1,4, а в странах ЕС колеблется от 1,23 до 2,02. В начале XX века его значение достигало почти семерых детей на женщину.

Рождаемость среди мусульман в три раза выше, чем у представителей других религий. Сегодня уже 20% детей и молодых людей в Европе — выходцы из мусульманских семей, в результате исламские общности в Европе в среднем намного моложе всех прочих.

Источники: Демоскоп Daily (www.demoscope.ru), Росстат, АМИ-ТАСС, «Российская газета»

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.
Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!