Почему я не ушел из Церкви

Когда я размышляю о событиях моей жизни, то могу припомнить, что несколько раз я действительно задавался вопросом, «Почему я до сих пор здесь?» по отношению к Православной церкви.

Я принадлежу к тем, кого называют православными по рождению, потому что меня крестили вскоре после появления на свет. Мой отец также православный по рождению, а мать приняла Православие незадолго до того, как вышла замуж за отца. Пока я был маленьким, мы нечасто ходили в церковь. По правде говоря, мы вспоминали, что мы православные только в Рождество и на Пасху.

Поворотный момент в нашей церковной жизни случился, когда мне было десять. Умерла бабушка со стороны отца, и священник очень тепло отнесся к моей семье и помог нам организовать похороны. Это произвело на отца сильное впечатление. Тот же священник, отец Стефан Юла покинул тогдашнюю Метрополию (будущую ПЦА) и открыл миссионерский приход в Карпато-русской епархии. Вера моих родителей обновилась, и мы стали регулярно ходить на службу в новый приход.

В двенадцать лет я начал более серьезно участвовать в церковной жизни: мне разрешили читать Часы и Послания апостолов. Вскоре после окончания школы отец Стефан пригласил меня поехать вместе с ним в семинарию в Джонстауне, штат Пенсильвания. Там я столкнулся с епископом Иоанном, тогдашним иерархом Карпато-русской епархии, когда он выходил из собора в своем красивом впечатляющем облачении. Он жил рядом с семинарией и уже шел домой.

Уверен, беседа с восемнадцатилетним подростком в его планы в тот день не входила. Но епископ Иоанн остановился и спросил, что я собираюсь делать дальше после окончания школы. Я ответил, что хочу пойти служить на флот. Тогда он сказал, и эти слова по сей день звучат у меня в голове: «А может, тебе пойти служить Христу и поступить в семинарию?»

Это был словно глас Божий. Я вернулся домой вместе со своим духовником и решил попробовать в сентябре поступить в семинарию, посмотреть, как оно будет. Я помню, как пообещал себе, что отучусь там год, даже если не понравится, а потом уже решу, что делать дальше.

Но спустя несколько недель учебы, служб и семинарского братства, я понял, что это мое. Я закончил семинарию, женился и был рукоположен в священники. Епископ уделил мне пять минут своего времени, и они изменили всю мою жизнь.

Фото: albionfourthrome.blogspot.com

В последние два года учебы я стал задумываться о монашеском постриге, наверное, потому что не думал, что когда-либо встречу девушку, на которой захочу жениться. Но у Бога опять были другие планы. На последнем курсе я встретил свою будущую жену, Джаннет, и все сомнения отпали: я захотел на ней жениться и стать женатым священником.

Мы прожили вместе замечательную жизнь, служили на приходах, куда меня направляли, воспитали двух прекрасных детей. Мы были женаты уже 24 года, дети учились в колледже, и я помню, как однажды подумал, что лучшего и пожелать нельзя. Я помню, как я был счастлив тогда, как считал, что моя семья – это Божие благословение. А потом случилось немыслимое.

У моей жены обнаружили острый лейкоз. Болезнь была такого свойства, что ее немедленно нужно было выводить в ремиссию. Следующие одиннадцать месяцев с помощью молитвы и лучших врачей Филадельфии мы боролись с болезнью. Семь из этих последних одиннадцати месяцев моя жена провела в больнице. 26 марта 1997 года она отошла ко Господу.

Джаннет закончила земной путь спустя несколько минут после того, как я ее причастил у нас дома после Литургии Преждеосвященных Даров. Я не знал, как буду дальше жить без родной души. Я помню, что внутри у меня была лишь опустошенность и страх. Страх – потому что я на самом деле не думал, что смогу выжить и жить дальше без нее.

Следующие несколько лет я ездил по монастырям и решил, что со временем приму монашеский постриг, поскольку был убежден, что православный священник должен быть либо женат, либо пострижен в монахи. Мне казалось, что монашество станет словно вторым принятием священства.

Я много раз ездил в детский приют Hogar Rafael Ayau в Гватемале и проводил там много времени с монахинями, затем в 2003 г. больше месяца прожил в Иверском монастыре на Афоне. Монашеский постриг я принял 14 октября 2003 г. После этого я остался приходским священником, но часто ездил в монастыри и старался, насколько возможно, жить по монастырским правилам, хотя чувствовал, что получается у меня неважно.

В 2006 г. меня перевели служить в церковь святого Григория Нисского в Сифорде, штат Нью-Йорк. Я думал, что останусь там до выхода на пенсию, после чего смогу продолжить служение в Гватемале. Но у Бога в который раз были обо мне другие планы.

Фото: Orthodox Church in America

Священный Синод епископов православной церкви в Америке выдвинул и избрал меня епископом Чикаго и Среднего запада. Я был избран 16 ноября 2010 г., и возведен в сан 30 апреля 2011 г.

Почему я до сих пор здесь – в Православной церкви?

Думаю, лучшим ответом будет диалог Господа с апостолом Петром в шестой главе Евангелия от Иоанна. Иисус говорил: «если не будете есть Плоти Сына Человеческого и пить Крови Его, то не будете иметь в себе жизни» (Ин, 6: 53). Многие из его учеников тогда отошли и от Него и перестали за Ним следовать, сказав: «какие странные слова! кто может это слушать?» (Ин, 6:60). Тогда Иисус спросил апостолов, не хотят ли они тоже уйти, и Петр ответил: «Господи! к кому нам идти? Ты имеешь глаголы вечной жизни: и мы уверовали и познали, что Ты Христос, Сын Бога живаго».

Православная церковь – это Церковь Нового Завета, это вера Апостолов и святых отцов! Зачем мне идти куда-то еще, если я знаю, что в Православной Церкви – вся полнота истины и что она верна учению Господа и Спасителя нашего Иисуса Христа.

Мне в жизни было послано много хорошего, и хотя в этом падшем мире я пережил потерю и трагедию, я знаю, что Господь дает мне силы и пребывает во мне через Таинство Евхаристии. Я надеюсь на жизнь вечную за пределами падшего мира. Не важно, какой крест мы несем в этой жизни, не важно, какие трагедии нам приходится переживать, не важно, какие падения случаются с людьми, потому что Господь остается нам верен!

Господь и его Невеста, Церковь, всегда будут поддерживать нас, ныне и присно и во веки веков.

Перевод с английского Ольги Антоновой специально для портала “Православие и мир”.

Читайте также:

Православие и мир
Кризис пастырского служения и синдром профессионального выгорания (burnout)

Протоиерей Павел Великанов

Есть одна тема, крайне неприятная для церковного обсуждения – расцерковление духовных лиц. К сожалению – а, быть может и наоборот, к нашему счастью – мы не располагаем официальной статистикой о том, какое число священнослужителей за определённый период времени ушло из клира, а порой и из Церкви, по разным причинам.

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.
Похожие статьи
Об эмиграции из Церкви

Что должна давать нам Церковь, чтобы мы хотели в ней остаться?

Как потомок адмирала Ушакова стал священником

Воспоминания протоиерея Георгия Ушакова

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: