Протодиакон Андрей Кураев: «Что-то в этой жизни удалось»

Протодиакон Андрей Кураев – гость портала «Православие и мир». Он отвечает на присылаемые читателями вопросы, сегодня мы публикуем третью часть ответов.

– Вопрос о современном монашестве. Есть ли у монашества сейчас свои особенности и как можно внутренне подготовиться к такому шагу, что нужно знать перед вступлением на этот путь.

– Мне  кажется, ответ на этот вопрос  будет зависеть от того, что  человек хочет услышать.

С одной  стороны можно рассматривать монашество, как некую константу, как то, что, слава Богу, не меняется, и то, что идентично от Антония Великого до наших дней. Есть своя правда в таком видении.

Но есть своя правда и в том, что монашество, как и икона, имеет свои черты  в каждом столетии.

Поскольку я наблюдаю жизнь монашества со стороны  и довольно эпизодично, я затрудняюсь  ответить на ваш вопрос.

В частности  потому, что я знаю два типа монахов – те, с которыми я дружу и те, которые не дружат со мной. С первыми я общаюсь, соответственно, у меня есть представление о них. О вторых я знаю лишь понаслышке, поэтому зачем же я буду о них говорить?! Те, кого я знаю, может, слишком близки мне, слишком похожи на меня. Поэтому я опасаюсь говорить, что эти отцы – истинный мэйнстрим современного монашества. Посему я воздержусь от каких-то суждений.

Могу  только одно сказать: русское православное монашество стоит накануне серьезных перемен: монашество должно стать разным. Должны появиться православные монашеские ордена. Поговорка “В чужой монастырь со своим уставом не лезут”, у нас, к сожалению, только поговорка. У всех наших монастырей устав все же один. И, кстати, ни в одном из них не соблюдается древнее правило выбора настоятеля. В них вообще нет настоятелей. Все монастыри управляются архиерейскими   наместниками,  а не настоятелями…

Должны  появиться разные монашеские уставы, позволяющие монастырям открыто  стать разными: пастырскими, затворническими, миссионерскими, благотворительными, учеными… И эта разность должна быть видна издалека. А то ведь начитается паренек книг об исихазме и решит, что он должен обучиться этому в ближайшем Донском монастыре… А Донской монастырь – он столичный, городской, миссионерский. Поэтому новый наместник Донского монастыря епископ Кирилл Покровский честно и прямо говорит, что Донской монастырь в силу своего положения должен стать миссионерским центром. Очень верно. Но ведь не будет  же это его интервью висеть при входе в Донскую обитель… Так что со временем, быть может, разное предназначение монастырей станет заметно и по разнице покроя ряс.

А  главное и общее в любом  монашестве – это отсечение  своей воли. Для кого-то воля  Бога в том, чтобы он растворил себя в людях, а для кого-то – в бегстве от людей. И в том, и в другом своя жертва, свой подвиг, но лучше все-таки заранее об этом знать, тогда будет меньше катастроф.

– Вы выступаете  с лекциями уже  немалое количество  лет. Как меняется ваша аудитория?

– Раньше люди шли на неизвестного им лектора,  говорящего от имени неизвестной им Церкви. Теперь они идут на известного человека, который, впрочем, имеет отношение к «уже-надоевшей-и-всюду-лезущей» Церкви…

Разные  люди приходят по разным мотивам; некоторые – просто посмотреть на человека из телевизора. Что ж, я стараюсь, чтобы интерес ко мне перешел бы в интерес к православию.

Если же говорить о реакции именно на меня, то в этом году у меня было два ободряющих случая.

В мае  Патриарх встречался с молодежью  в Измайловском парке. Когда все  завершилось, я выхожу, и вдруг  сзади слышу мужской голос – мужчина  говорит девушке: “Ты что, скорей пошли, это же Андрей Кураев, надо с ним срочно сфотографироваться” и топот ног за мной. Я оборачиваюсь, а это рыжий Иванушка, который international, тащит свою жену за мной, чтобы сфотографироваться. И когда я понял, что это не я на его фоне буду фотографироваться, а он на моем, стало понятно, что что-то в этой жизни удалось.

Второй  случай был неделю назад у метро  Юго-Западная. Навстречу мне идут два шкета, мальчики лет одиннадцати, глазеют на меня, но это нормально – я иду в зимней рясе, в скуфье, то есть такой Дед Мороз в черном. Поглазели, прошли мимо и вдруг сзади слышу голос: “Это же отец Андрей Кураев!”. Я был потрясен: ведь одиннадцатилетние ребятки – это еще не моя аудитория, не мой «фанклуб» («еще» – потому что учебник-то я пишу именно для них).

Очень яркий и по своему болезненный  для меня случай был в 2008 году в  Одессе. Я много лет не был в  Одессе и поразился, насколько дружелюбной была аудитория. Размышляя над этим уже после лекции, я понял, в чем была необычность именно этой встречи: я не получил ни одного вопроса, ни одной записки про антихриста, конец света, штрих-коды, печать антихриста и так далее. Во всех городах, где я бывал, в России, Украине, Казахстане это обязательные вопросы. А в Одессе – тишина. И это при том, что Одесский монастырь активно раскручивал эти страхи и именно Одесская семинария издала книгу “Прав ли Кураев”, в которой прихожанам объяснялось, что Кураев не прав именно потому, что, в отличие от местных старцев, не боится штрих-кодов и налоговых номеров.

И вдруг  именно в Одессе ни одного апокалиптического  вопроса. В Швеции спрашивают, в Германии спрашивают, а в Одессе не спрашивают. Я сначала возрадовался – Господи, какая здоровая церковная атмосфера  сейчас в Одессе, а потом подумал  еще на эту тему и понял, что это ужасно. Это означает, что в Одессе церковное общество однозначно и безнадежно расколото. То есть те, для кого тема кодов актуальна просто не пошли «оскверняться на Кураева». А те, кто пришли на общение с Кураевым, решили не тратить драгоценное время на обсуждение этой ерунды…

– Если бы вы встретили  о. Андрея Кураева,  в чем бы вы  предложили ему  покаяться?

– Автор  вопроса пусть не питает ненужных  иллюзий. Я не буду каяться  в своей деятельности интернетовской  или миссионерской. Я человек, а не просто писатель или лектор. Есть гораздо более серьезные измерения человеческой жизни, в которых я отнюдь не так успешен. Так что Ваш вопрос мне не интересен, потому что он для меня не нов. Грех мой предо мною есть выну. Я знаю, о чем мне плакать.

Читайте также:

Протодиакон Андрей Кураев о восточных религиях: «Есть нечто, что вне кругозора Православной Церкви»

Может быть в замысле Божием спасение буддистов через твою молитву и твое слово к ним. Только это слово не должно быть в стиле «Это так хорошо, что вы, буддисты, не похожи на христиан и верите совсем иначе, но все равно замечательно! И вы так близки к Богу, в которого вы не верите!».

26 Фев 2010 | Протодиакон Андрей Кураев | Продолжение

Протодиакон Андрей Кураев о культуре, книгах, политике и обществе

Российская культура – своеобразная часть единого европейского культурного пространства. Считать себя фронтовым государством, зажатым между воюющими сторонами – это тупиковая позиция. Христианин имеет право позиционировать себя иначе.

8 Фев 2010 | Протодиакон Андрей Кураев | Продолжение

Протодиакон Андрей Кураев: Патриарх Кирилл посвятил первый год Патриаршества знакомству с Церковью

Патриарх Кирилл посвятил первый год Патриаршества знакомству с Церковью. Это очень серьезно. Это означает, что он планирует свою жизнь работу на годы вперед, а не просто как дневник заполняется – на день, неделю или месяц вперед.

1 Фев 2010 | Протодиакон Андрей Кураев | Продолжение

Протодиакон Андрей Кураев: Срыв курса светской этики может быть заранее продуманной партитурой

У меня возникает ощущение, что отказ автора от дальнейшей работы над учебником «Основ светской этики» – это заранее просчитанная партитура. Учебники по религиозным культурам получились живыми, это учебники жизни. А кто-то хотел, чтобы они были мертвыми искусствоведческими штудиями, рассказывающими детям о картинах, висящих в музеях городов, в которых эти дети никогда не были.

17 Янв 2010 | Протодиакон Андрей Кураев | Продолжение

Дары Рождества

Первый дар, принесенный христианством людям – это право прямого обращения к Богу, право обращаться к Богу на “Ты”… Нам кажется сегодня естественным, что религиозный человек молится к Богу. Но в до-христианском мире Богу молиться было нельзя. Молиться надо было Господу… В языческом богословии… высший бог недостижим, или бессилен, или вообще покоится в бездействии… Миром правят частные и многообразные “господа” – узурпаторы или “наместники”…

3 Янв 2010 | Протодиакон Андрей Кураев | Продолжение

Ответы о.Андрея Кураева на вопросы читателей Правмира. Часть 1. : «Если учебник будет удачным – его век будет недолог »

Протодиакон Андрей Кураев отвечает на вопросы онлайн конференции Правмира: Почему Церковь настаивает на введении ОПК? Почему именно вас благословили писать этот учебник? Дети, которые учат ОПК, не будут ли чувствовать себя изгоями? Как быть с кадрами? А если атеист будет преподавать ОПК? С чем связано ваше нежелание идти на диалог с комиссией разработчиков курса в Минобрнауке РФ?

28 Дек 2009 | Протодиакон Андрей Кураев | Продолжение

Помоги Правмиру
Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Похожие статьи
Образование, каким оно должно быть

Педагоги, которые лучше всего помогают детям, — это те, кто ценит и изо всех сил старается…

Городской монастырь – как низко летящий самолет, рискующий разбиться

Как сопротивляются вторжению мира в монастырскую жизнь греческие монахи

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!