Сестры милосердия: помощь после теракта

|

Сестры милосердия рассказали сайту «Православие и мир» об опыте помощи после катастрофы.

Руководитель направления по реагированию Синодального отдела по церковной благотворительности и социальному служению в ЧС Полина Юферева:

Информацию о произошедшем теракте мы получили около 5 часов вечера, ближе к 7-ми сестры милосердия и священнослужители уже прибыли на место происшествия. Были направлены сестры милосердия, которые прошли обучение на курсах МЧС. Они изначально были подготовлены встретиться с трагической ситуацией. Но были и те, кто пока не был внутренне к этому готов, они честно сказали об этом, мы к их помощи не прибегали.


По пути мы в оперативном режиме получали последнюю информацию от дежурного диспетчера, и знали, в какие больницы доставлены пострадавшие. Сначала, чтобы оценить обстановку, мы приехали в аэропорт. Здание было оцеплено. К 12-ти ночи наши священники навестили пострадавших в больницах. На следующее утро по списку Минздрава поступила информация о других больницах, где размещались раненые. Священники и сестры были направлены туда.

Сначала мы направились в Центральную Домодедовскую больницу. Узнали, кого транспортировали в Москву. Нам предоставляли полную информацию по каждому больному: об их состоянии и месте госпитализации. Основная группа священников побывала в больницах у пострадавших, некоторых причастили. Причастия проводились и на следующий день, но чаще требовалось просто поговорить, в том числе и с родственниками. Мы оставляли свои контакты, чтобы люди в дальнейшем могли с нами связаться. Священники подарили людям крестики, иконочки, просфоры, которые они с радостью приняли.

Сестры милосердия также были направили в больницы и на следующий день. Их помощь очень пригодилась, потому что не везде пускают в реанимацию священников. Дело в том, что у некоторых причастие и само присутствие батюшки, к сожалению, ассоциируется со смертью,  врачи боятся за эмоциональное состояние пострадавших, думают, что больные могут испугаться, увидев священника. Они предполагали, что больные посчитают свое состояние совсем тяжелым: «Зачем звать священника, я умираю?» А тому, что у больных будет возможность поговорить, утешиться,  они были рады.

Мне кажется, что люди в таком состоянии начинают задумываться о серьезных вещах и о своем отношении к вере, о своих взаимоотношениях с Богом. Именно в таких ситуациях они больше вспоминают об этом.  Многие воспринимают как чудо то, что они выжили. Звучали примерно такие фразы: «Я был буквально в пяти метрах от взрыва и остался жив, благодарю Господа». Некоторые откровенно говорят, что молились, и, слава Богу, ранения не сильные. Даже люди неверующие, не церковные ощущают тепло, внимание, небезразличие со стороны Церкви, они понимают, что любовь все равно сильнее зла. И здесь, может быть, не нужны какие-то особенные богословские познания и большой опыт. Просто сестра милосердия пришла и подержала за руку страждущего, и он этого не забудет. А я не забуду пострадавшую девушку из Словении, которая плохо понимала и говорила по-русски, но она просто крепко держала меня за руку и долго плакала. Ей становилось легче. Она оказалась одна, ее мама скоро должна приехать. Здесь не нужны были слова, это была поддержка, которая ей была необходима, она оказалась в чужой стране, в чужом городе и пострадала в теракте.

Некоторых сестер пропускали к самым тяжелым. А иногда говорили: «Не надо, людей постоянно терзают сотрудники ФСБ и пресса». Мы не навязывались, просто спрашивали, хотят ли видеть священника или сестру милосердия. Если хотят, мы проходили.  Много разговаривали с родственниками. Те, кто воцерковлены, кто имеет желание, исповедовались и причащались. А в большей степени люди искали просто поддержки в беседе, утешения.

Было организовано дежурство священников и сесетер в гостинице «Орехово», где размещаются родственники пострадавших. Люди возвращаются после опознания своих родственников в тяжелом состоянии, им необходима психологическая и духовная помощь. Священники говорят, что даже в те часы, когда родственники уезжали в больницы и никого из них не было в гостинице, у многих из сотрудников бригады МЧС и даже психологов тоже было много вопросов к священнослужителям. Им очень нужна консультация по духовным темам.

Это наш первый опыт работы непосредственно на месте ЧС. Нам надо было оценить обстановку, к тому же есть такое понятие как помощь во времени. То есть люди, которые не пострадали, но находились в эпицентре, потом могут ощутить, что им необходима помощь. Сначала они разбегаются, а потом подходят к информационному столу с просьбой о психологической помощи и духовной поддержке. Стресс, шок, дают о себе знать иногда далеко не сразу. Стресс проходит – начинается реакция. Мы поняли, что кто-то обязательно должен быть на месте происшествия.

Панихида, молитва – особенная помощь. Во время панихиды я особенно ощущала, что нахожусь там, где совершается наиболее важное для этих людей.

Сестра милосердия, окончившая курсы МЧС, Ирина Сечина:

Такая ситуация, конечно, трагична, но она стала показательной для сестер милосердия и священников, окончивших курсы МЧС. Для нас это была первая не учебная, а боевая тревога. Сначала было не ясно, как мы можем там пригодиться. Но не ехать туда было совершенно невозможно. Лично для меня, например, совершенно невозможно просто сидеть и смотреть телевизор в этот момент. Либо быть там – либо молиться. Я человек деятельный, поэтому для меня было важно поехать.

Нужно понимать каким образом Церковь может себя являть в моменты, когда всем плохо, когда кругом страдание: и психологическое, и физическое. Церковь же должна не просто участвовать, а быть рядом. Мы должны быть опорой в форме деятельного участия, на уровне живой любви, которая выражается в каждой, казалось бы, мелочи. Нужно позвонить? Вот тебе телефон. А кому-то просто принести тапочки, и …беседа, улыбка, успокаивающие слова. Я здесь, я рядом.

Сегодня была встреча со священниками и сестрами – выявились проблемные моменты, которые надо решать, прозвучала мысль, что даже когда все как бы благополучно, священник и сестра милосердия необходимы на месте происшествия.

Люди в шоке, но с радостью отзываются на любую поддержку. Они не могут осознать что-то серьезное, но многое чувствуют с особой остротой. И эти чувства и можно сейчас затронуть особенно глубоко. В такие моменты необходимо проявлять любовь, она сейчас нужна, как бальзам, для этих людей. Такое отношение способствует облегчению их состояния.

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Похожие статьи
Про Эру Милосердия

Коля покусился на наше священное право ненавидеть и не быть милосердными к врагу

Он не ходит, но мечтает стать капитаном дальнего плавания

И теперь моряки со всего света шлют открытки в Оренбург

#Щедрый вторник: давайте делать добро вслух!

Ведь наша скромность лишает благотворительность развития

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: