Теперь наркотики будут свободно продаваться на улицах

|

В мае Правительство РФ приняло постановление, которое многие специалисты сочли серьезным шагом на пути к легализации наркотиков. Вот, например, как отозвался об этом событии главный детский нарколог РФ канд. мед. наук Алексей Валентинович Надеждин.

– Постановление правительства РФ следует рассматривать в тесной связи с последними законодательными изменениями и мерами борьбы с незаконным оборотом наркотиков. Произошла реформа законодательства, направленная, по утверждению разработчиков, на защиту потребителей наркотиков от произвола правоохранительных органов и незаслуженного наказания. В этой связи были пересмотрены так называемые средние дозы, которые используются для определения, что собой представляет изъятая партия наркотиков, какая она: некрупная, крупная или особо крупная. Размер дозы влияет на установление наказания. В чем же новшество? Раньше 1 часть 228 ст. УК предусматривала наказание в виде лишения свободы до трех лет за хранение при себе крупной партии наркотиков, а эта крупная партия исчислялась весьма незначительной дозой. Теперь же – цитирую ст.228 Примечание часть 2 нового УК – “Крупным размером… признается количество наркотического средства, психотропного вещества или их аналога, превышающее размеры средней разовой дозы потребления в 10 и более раз. А особо крупным размером – в 50 и более раз”. Причем теперь за хранение КРУПНЫХ размеров наркотиков (ст.228 ч.1) полагается не срок, а… штраф. Например, за хранение крупной партии наркотиков – до 40 тыс. рублей или… в размере заработной платы осужденного за период до трех (!) месяцев – на усмотрение суда. Понятное дело, большинство наркоманов не сможет заплатить 40 тысяч рублей, значит, суд будет устанавливать меньший штраф, поскольку закон это дозволяет. За хранение же мелких партий полагается просто штраф в 10-15 минимальных размеров оплаты труда и административное заключение на пятнадцать суток. Это фактически отсутствие наказания, особенно если цена вопроса превышает штраф. Ну, а после реформы УК вышло постановление Правительство, определяющее средние дозы. И практически для всех наркотических веществ они оказались недопустимо велики. Скажем, для героина средняя доза составила 0,1 г. Еще недавно, по УК, это считалось крупным размером!

– Что это означает на практике?

– А то, что если теперь у человека при задержании обнаружат 0,9 г героина, он не будет нести за это уголовной ответственности. Для справки приведу такие факты: 0,9 г – это 9 минимальных продажных доз героина, который распространяют уличные торговцы. То есть, минимальная продажная доза полностью соответствует средней дозе, утвержденной правительственным постановлением. Значит, можно спокойно иметь при себе в кармане 9 продажных доз героина и быть полностью уверенным, что если тебя задержат правоохранительные органы, против тебя не будет возбуждено уголовное дело. Таким образом, развязываются руки низовому звену наркобизнеса, открываются двери для эффективной, ненаказуемой наркоторговли.

– Но ведь в новой редакции УК за сбыт наркотиков предусмотрено ужесточение законодательства…

– Это все слова. Сбыт доказать очень сложно. Да и потом, преступления будут иметь массовый характер. Никаких ресурсов МВД и Госнаркоконтроля не хватит для борьбы с низовым звеном наркоторговли. Ведь ради поимки каждого мелкого торговца 16-17 лет нужно будет проводить спецоперацию, привлекая массу ресурсов.

– Говорят, в последние годы наблюдался существенный спад потребления наркотиков.

– Совершенно верно. Потребление героина заметно упало. И упомянутое постановление – это реакция на сокращение потребления героина населением нашей страны. Правоохранительные органы, пользуясь 1 частью 228 статьи, практически разрушили весь низовой уровень наркоторговли. У нас наблюдается и еще одна интересная тенденция: в России не растет цена на героин. Говорят: “Это потому, что правоохранительные органы плохо борются с оборотом наркотиков. И потом, цена не растет, потому что слишком большое предложение”. Но ведь с точки зрения экономической науки цену невозможно оценивать только по характеру спроса. Цена – представляет собой слагаемое спроса и предложения. Я не идеализирую работу правоохранительных органов, но, конечно, они внесли большой вклад в снижение спроса на наркотические вещества. Наркотики стали достаточно трудно доступны. Они продаются на квартирах, на каких-то стационарных точках, но крайне редко продаются сейчас на улице. А вспомните 1994-95 гг., когда простой прохожий, прогуливаясь в Москве по Ленинскому проспекту, видел африканцев, кучками стоявших под фонарями и в общем-то открыто торговавших героином. А правоохранительные органы вплоть до 1996 г. были практически бессильны что-либо с ними сделать.

– Почему?

– На тот момент сложилась любопытная ситуация. У нас было решение Постоянного Комитета по контролю за наркотиками, принятое в конце 80-х гг., определившее размер крупных и мелких партий наркотических веществ. Крупной партией считался очень большой объем наркотического вещества. Но тогда за наркоторговлю и транспортировку крупных партий предусматривалось весьма существенное наказание. И была статья, подразумевавшая тюремное наказание за потребление наркотиков. Верховный Совет РФ в 1991 г. под влиянием правозащитных организаций решил, как они любят выражаться, “декриминализовать” потребление наркотиков, манипулируя лозунгом “нельзя наказывать за болезнь”. Поэтому уголовные статьи за потребление наркотиков были полностью отменены. А дозы оставались прежними. И они сыграли свою зловещую роль. Эти дозы оказались настолько крупными, что позволили беспрепятственно торговать наркотиками на улицах. Многим тысячам подростков это стоило здоровья и жизни. Лишь в 1996 Постоянный Комитет по контролю за наркотиками принял другую классификацию доз, значительно их уменьшив, и правоохранительные органы, наконец, смогли отлавливать наркодиллеров.

– Что, в основном, и повлияло на снижение прироста наркомании, не так ли?

– Да, это был один из весомейших факторов. Хотя, конечно, сыграли определенную роль и правильно построенные профилактические мероприятия, и энергичные выступления общественности, и “синдром старшего брата”, как его любят называть психологи. В результате подростки стали уходить от потребления героина и других опасных наркотических веществ.

– Насколько снизилась наркомания за последние годы?

Заболеваемость среди несовершеннолетних снизилась в 3,2 раза: со 141 на 100 тыс. населения соответствующей возрастной группы до 41. И это видно невооруженным глазом. Если раньше я утром, по дороге на работу встречал как минимум трех-четырех подростков, находившихся в состоянии отчетливой героиновой интоксикации, то теперь таких практически не видно.

– Любопытно, что как только в нашей стране началось снижение числа наркоманов, это вызвало повышенный интерес корреспондентов крупнейших иностранных, в основном, англоязычных информационных агентств. Причем, насколько я помню, их особенно интересовало, благодаря чему удалось снизить потребление наркотиков.

Да, они как-то очень живо интересовались этой стороной вопроса.

– А какая за рубежом реакция на нынешнее постановление Правительства по поводу доз?

Их прессу я не смотрел, а вот насчет правозащитных организаций могу сказать, что они отнеслись к постановлению весьма одобрительно. А наши правозащитники теснейшим образом связаны с зарубежными.

– Вы сказали, что в 1991 году правозащитные организации сыграли большую роль в либерализации законов, связанных с наркоманией. А как они ведут себя сейчас?

Они активнейшим образом борются с явлением, которое они называют “прогибиционизмом” – с жесткой линией государства, направленной на преодоление незаконного оборота и потребления наркотических средств. Правозащитники говорят, что наркоман – больной человек и карать его за болезнь нельзя. В этом я с ними полностью согласен. Но затем наши взгляды расходятся. Поборники гражданских прав упорно предлагают и осуществляют мероприятия, направленные на существенное ослабление уголовного законодательства в области борьбы с незаконным оборотом наркотиков.

– Кто из правозащитников особенно активно ратует за “антипрогибиоционистские” мероприятия?

Руководитель организации “Новая наркополитика” Лев Левинсон, помощник депутата Е.Ф.Лаховой и глава фонда НАН Олег Зыков, ряд функционеров Союза Правых Сил, которые в Думе прошлого созыва имели статус депутатов. В частности, г-н Баранников активно боролся с – как он выражался – “произволом государства в области наркомании”, г-н Коптев-Дворников… Есть даже такая наднациональная, международная организация – “Антипрогибиоционистская лига”. Она борется и за легализацию наркотиков, и против войны в Чечне, и ксенофобию у нас ищет, и против призыва в армию ратует…

– Как наркоманы в Вашей больнице отреагировали на правительственное постановление?

“Теперь наркотики будут свободно продаваться на улицах”, – вот единодушное мнение наркоманов в нашей, да и наверняка не только в нашей больнице.

С Алексеем Надеждиным беседовала Татьяна Шишова
Источник: http://www.pravoslavie.ru/cgi-bin/guest.cgi?item=7r040825115212

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: