В ответе за дар свободы

 Мы живем в благодатных условиях мира и свободы, и это опасно для нас. Вокруг нас – сокровища Святого Православия, спасительные сокровища, каких нигде больше нет, а мы с чувством полного удовлетворения остаемся совершенно бесплодными. Если встречается препятствие на нашем православном пути – надо только радоваться: впереди борьба, а вместе с ней – и надежда, что мы не зачахнем, не погибнем.

Мы часто впадаем в характерное заблуждение. Нам кажется, “вот если бы мне куда-нибудь уехать, переменить обстановку, – тогда у меня все наладилось бы…”, – но смысла в этом, как правило, никакого. Начинать надо прямо здесь, прямо сейчас. Чем это труднее, тем лучше: преодоление трудностей, борьба за веру – этого нам как раз больше всего не хватает.

Но в нашей ситуации есть и положительные возможности, и надо ими пользоваться. Вам наверное известно, что сейчас у нас расширяются контакты с православными в России; мы все больше, все лучше узнаем о том, что там происходит. Возьмите, например, книги о. Дмитрия Дудко, или его информационный бюллетень. Есть и на Западе источники сведений о России: “Православный наблюдатель” о. Виктора Потапова, “Кестон Ньюз”, “Помощь Русской Церкви”, и пр. Старайтесь побольше узнавать о тех, кто страдает за веру в России, и молитесь о них. Знаете ли вы, например, про монахиню Валерию – ее арестовали и заперли в сумасшедший дом за то, что она продавала пояски с вышитым 90-м псалмом “Живый в помощи Вышняго”? Или про румынского священника о. Георгие Кальчиу – его посадили в тюрьму за проповеди? Или про Александра Огородникова – он сидит за кружок христианской беседы? Про Владимiра Осипова, русского патриота и издателя нелегальной литературы?.. Надо начинать молиться о них, о тех, кто страдает за веру.

И не только молиться. У нас есть их тюремные адреса, можно им писать. Пусть даже наши письма не дойдут до адресатов: до тюремного начальства они точно дойдут, и обращение с заключенными, у которых есть “друзья за границей” заметно улучшится. Группа “Православное действие” посылает церковную литературу по почте в обычных конвертах. Можно даже передавать книги. Можно писать о. Димитрию Дудко: письма иногда доходят до него, и он отвечает. Любая помощь пойдет на пользу, каждый может сделать хоть что-нибудь. Мы тут на Западе привыкли к бездействию; настало время очнуться и помочь тем, кому приходится плохо.

И не только им, но и себе. Мы должны многому учиться у верующих России и других коммунистических стран. Не хочу ни в коем случае пугать вас, но нельзя забывать про такую возможность: что сегодня происходит у них, то вскорости, в той или иной форме, будет и у нас. В наши дни антихрист ближе чем когда-либо, и советская действительность – уже не диво, а норма нашего времени. Здесь на Западе мы как в сказочной стране дураков: но раньше или позже – скорее раньше, чем позже, – сказке придет конец.

К этому надо готовиться – не запасать консервы, как некоторые наши наивные сограждане, – а всерьез, с полным православным пониманием происходящего. Приходило ли вам когда-нибудь в голову, что с вами будет в концлагере, в одиночке, в карцере? Вы попросту сойдете с ума, если ваш разум не готов к такому испытанию, если в нем нет правильного заряда. А чем заряжен ваш разум? Если там только земные, мiрские образы и понятия, если ваша жизнь катится день за днем без мысли о Христе, о Церкви, о сути Православия, и вдруг вы попадаете в одиночную камеру – нечем заняться, некуда пойти, ни кино, ничего, только голые стены – вам не выжить.

Об этом есть очень интересная проповедь Рихарда Вурмбранда, румынского пастора-протестанта. Когда мы лишены всех книг, вообще всех внешних источников информации, мы вынуждены полагаться только на свой внутренний “багаж”. Пастор Вурмбранд говорит, что отрывки из Библии, которые он знал наизусть, мало чем помогли ему в тюрьме; не много помощи было и от формального знания христианских истин. Но если у нас в душе, в самом сердце – Христос, мы найдем что делать. Можно не помнить весь церковный календарь, но, вспоминая нашу повседневную жизнь, мы вызовем в память основные события годового богослужебного круга: что сохранится в сердце, с тем мы и останемся. Какие из молитв и песнопений мы сумеем запомнить, те нам и будут в помощь: день за днем нам придется читать и петь одно и то же.

Нужно, чтобы было за кого молиться. Русское рассеяние дает для этого превосходную возможность: мысленно перемещаясь по планете, с материка на материк, из страны в страну, мы можем молиться обо всех, даже не зная их имен – о епископах и игумениях, о приходах и священниках, и русских, и миссионерских, о монастырях в Святой Земле, о заключенных в России, в Румынии и в других странах под ярмом коммунизма, о миссионерах в Африке, где столько трудностей и бед, об афонских монахах, о православных в Греции, которых преследуют за старый стиль. Чем больше вы о них знаете, тем больше вам будет помощи когда на вас самих накатит беда, тем больше у вас будет друзей в камере одиночного заключения.

У нас, как говорит Андреев, каждый за всех и все за каждого: мы остаемся христианами в мiре, где воцарилось безбожие – пусть даже нас и преследуют еще не всюду.

Каждый христианин получает от Бога свой дар – талант, – за который потом нужно перед Ним держать ответ. В Советской России этот дар – страдание за Христа и верность Ему среди гонений. У нас же, в свободном мiре, этот дар – сама свобода; она дается нам для исповедания нашей веры и для углубления в нее благодаря доступности и изобилию православных источников. Но мы обязаны при этом, чтобы наша православная вера была истинным христианством, как определил его св. Тихон: Православие сердца, а не одного только ума. Для такой веры требуется время, требуется страдание, терпение, духовный опыт, но более всего требуется наша собственная решимость. Если каждый из нас серьезно и сознательно положит у себя в сердце такую решимость, посреди нас будет то самое возрождение истинного христианства о котором пишет из России о. Димитрий Дудко.

Под конец хочу напомнить вам слова пр. Германа, чью память мы сегодня празднуем, и чья целеустремленность и решимость так хорошо нам известна. Однажды, беседуя с офицерами на военном корабле, он спросил, что они любят больше всего, а затем пристыдил их, заметив, что самая большая любовь подобает одному только Богу. Беседу свою он окончил знаменитыми словами, которые сегодня можно найти на многих его иконах: “Давайте же, от сего дня, от сего часа, от сей минуты, любить Бога превыше всего”. Как просто – и как точно для всех нас. Да укрепит нас в этом Сам Господь, молитвами святого Своего преп. Германа.

Аминь.

Читайте также:

Когда Бог Открывается Сердцу: Поиск

Опасности на пути к живой вере

Вглубь Православия

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.
Похожие статьи
Первая диссертация по теологии: кто и почему критикует?

И кто критикует науку, которой учат лучшие университеты мира

Большинство православных россиян верит, что Святой Дух исходит «и от Сына»

Социологи выяснили, что многие верующие плохо знакомы с православным вероучением

В Америке были? И что вы там забыли?

Православные храмы, монастыри, сплоченные приходы и хорошие батюшки — за океаном

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!