В психоневрологических интернатах все хорошо? – Общественность обратилась к министру труда

|

Представители крупнейших общественных организаций России, помогающих людям с ментальной инвалидностью, обратились к министру труда и социальной защиты Максиму Топилину в связи с его высказыванием по поводу репортажа телекомпании НТВ.

Светлана Мамонова

Светлана Мамонова

Письмо комментирует директор по связям с государством общественной организации «Перспективы» Светлана Мамонова:

Сюжет вышедший в эфире телекомпании “НТВ” 11 ноября назывался «Замкнутый круг: кто обрекает инвалидов на мучительную жизнь?» Репортаж был посвящен жизни людей в закрытых психоневрологических интернатах. Комментируя сюжет, министр труда и социальной защиты Максим Топилин, сказал, что журналисты показали отдельные частные случаи, а в целом по стране в интернатах все хорошо, и никаких особенных нарушений нет.

 

Систему – менять!

Министру возразили представители общественных организаций: явления, показанные в сюжете, являются не случайным нарушением, а системной проблемой, и сейчас в условиях ратификации Конвенции о правах инвалидов, назрела необходимость реформировать эту систему. Так родилось наше обращение.

Бумажный вариант письма подписали руководители 50 крупнейших организаций, за каждым руководителем стоят десятки сотрудников и волонтеров. Сейчас письмо выложено на сайте «Демократор» и мы ждем на него ответа.

Мы хотим, чтобы был принят закон об основах социального обслуживания населения, в котором были обозначены возможности для проживания инвалидов с нарушениями умственного развития, которые бы открывали им возможность жить вне интернатной системы.И, во-вторых, мы хотим открытости системы интернатов.

Пустите нас в  интернат!

На сегодняшний день психоневрологические интернаты и детские дома-интернаты, это – государства в государстве, закрытые учреждения, в которые общественности и волонтерам попасть удается очень редко, зачастую с боем. Закрытость системы обеспечивает законодательный парадокс – учреждение предоставляет услуги, при этом само является их получателем.

Вход в интернаты ограничен и осуществляется строго по пропускам. Получается, что молодой человек попадает в психоневрологический интернат, за ним закрывается дверь и всё! Учреждение оказывает ему услуги и само же контролирует качество этих услуг. И если нет общественной организации, которая сможет каким-то образом туда попасть, то повлиять на нарушения, которые происходит за стенами интерната – невозможно. Замкнутый круг!

фото - Амирханов Вадим

фото - Амирханов Вадим

Причем иногда специалистам и волонтерам, получившим доступ в эту систему, приходится делать выбор – продолжать оказывать помощь подопечным интерната или предать гласности какие-то вопиющие нарушения, которые они там увидели. Это тоже достаточно серьезная проблема. Мне звонят представители организаций, которые отстаивают права инвалидов и коллеги-волонтеры из других регионов, которым удалось пробраться в детские дома-интернаты Они спрашивают, что можно сделать для того, чтобы помочь инвалидам, которые находятся в этой системе.Но когда предлагаешь выходить в открытое пространство, активно реагировать на те нарушения, которые они видят, они боятся. И это понятно, потому что представители общественных организаций в интернатах – бесправны.

Представители «Перспектив» входят в попечительский совет учреждений, где мы работаем, это детский дом-интернат Павловска и психоневрологический интернат Петергофа. Более того, в детском доме председателем попечительского совета является директор нашей организации. Кроме того, наша организация подписала с этими учреждениями официальный партнерский договор, поэтому у нас есть некая защита, мы действуем достаточно цивилизовано и налаживаем партнерские отношение с администрацией учреждения. К этому нужно стремиться и другим регионам. Но это, к сожалению, пока уникальный случай, в других регионах положение далеко от идеала.

Зачем поставили на ноги?

Во взаимодействии с интернатной системой существуют и чисто практические проблемы. Когда волонтеры начинают работать с лежачими инвалидами и ставят кого-то из них на ноги, сотрудники некоторых учреждений воспринимают это как дополнительную головную боль. С лежачими им намного проще.

Мы работаем в четвертом корпусе детского дома милосердия, где находятся лежачие дети. Раньше, как только ребенок начинал ходить, испуганные сотрудники его тут же переводили в другие корпуса к более активным детям. Это негативно сказывалось на ребенке. Получается, что своей заботой мы вырывали его из привычной атмосферы, благодаря нашим усилиям он попадал в чужое место к незнакомым людям. Нам удалось добиться того, чтобы эта практика прекратилась и дети не переводились в другие корпуса.

Теоретически сотрудников интерната можно понять. У них нехватка персонала, одна нянечка или санитарка на группу 12 человек, ей сложно за всеми уследить.

Вот поэтому мы и написали письмо, о том, что необходимо менять, всю саму систему, переходить от интернатов- тысячников к малокомплектным учреждениям на 30-40 человек.

Сколько стоит инвалид?

В Санкт-Петербурге сейчас на одного ребенка в интернате тратится 28-29 000 рублей, где-то эта цифра доходит и до 40 000 рублей. Естественно напрашивается вопрос, почему мама больного ребенка, если она не сдала его в интернат, получает пособие по уходу в 1 500 рублей. В Петербурге пособие на ребенка с тяжелой инвалидностью может доходить до 10 000 рублей.

Почему не отдать эти деньги, выделяемые интернату, матерям, которые занимаются своими детьми? Мы не за то, чтоб она сидела дома с ребенком. Она могла бы эти деньги на нянечку потратить и продолжать работать. Потому с психологической точки зрения, матери лучше бы не уходить в социальную изоляцию.

Фото - Алексанр Ермаков

Фото - Алексанр Ермаков

Мы задавали этот вопрос нашим петербуржским чиновникам. Но нам отвечают, что эти деньги выделяются на финансирование учреждений, они тратятся, в том числе, и на заработную плату. А если мы будем расформировывать такие учреждения – много людей останутся без работы, и, соответственно, возрастет социальная напряженность. То есть деньги-то есть, но никто их не даст матери в руки.

Мы надеемся что со временем что-то изменится. Сейчас например, мы продвигаем в Санкт-Петербурге необходимость как раз такой вот дополнительной социальной поддержки для таких семей в виде индивидуального сопровождения. Мы надеемся, что в городе созданы и центры дневного пребывания, куда мать сможет утром отдать ребенка, а вечером – забрать.

Ну а на свое письмо мы ждем ответа министра. И очень  надеемся его дождаться.

Проголосовать за письмо можно на сайте Демократор. ру

Записала Алиса Орлова

 

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Похожие статьи
Вице-премьер Голодец раскритиковала систему психоневрологических интернатов

Вице-премьер отметила, что результатом отсутствия средств становится применение устаревших социальных технологий

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: