“Византийская” коллекция Dolce & Gabbana – зеркало внутрицерковных суеверий

На сайте журнала Vogue размещены фотографии новой коллекции Dolce & Gabbana, в которой щедро использованы византийские мозаики. На тунике – Архангел Гавриил, на клатче – св. император Константин, на каблуке – крест…  

Могут ли священные образы так использоваться в секулярной культуре? Является ли это кощунством и нуждается ли в порицании? Размышляет священник Александр Пикалев:

Когда я смотрел фото с показа т.н. “византийской” коллекции дома Dolce & Gabbana, первая мысль, которая мелькнула в голове: что-то “православные активисты” не дорабатывают. Явно там не хватало Энтео в камуфляже и Каплина с газовой горелкой.

А если серьезно, то подобные эксперименты со священными изображениями вызывают у меня чувство если не оскорбленности, то досады точно. Дефилирующая модель, обернутая в икону и с иконами на каблуках – это, конечно, очень неприятная профанация, и, помнится, такое в истории уже было.

Византийский двор VII-VIII веков очень любил наряжаться подобным образом, изрядно подпитывая тем самым иконоборческие настроения в империи, которые послужили  в конечном счете, причиной пролития крови и не одной сотни смертей. И потребовался целый Вселенский Собор, чтобы привести в порядок церковную жизнь и умы верующих. Хотя иконоборчество и после VII Вселенского собора еще долгое время было широко распространено.

Но, так как наши радикалы проигнорировали показ коллекции Dolce & Gabbana, то боев не было, и слава Богу.

Однако в этой ситуации для меня, как и в случае со знаменитыми майками “Free Pussy Riot”, снова актуален вопрос: а имеем ли мы (священники и миряне) моральное право на то, чтобы чувствовать себя оскорбленными? Не занимаемся ли мы тем же самым? Пусть в несколько иной стилистике, не с таким пафосом, но именно тем же самым.

Вы можете зайти практически в любую свечную лавку и увидеть там в продаже (сиречь в виде “дара за пожертвование”) браслеты с иконами, платки с иконами, пояса с молитвами, перстни с Распятиями, иконочки на веревочке – повесил такую иконочку в машине, а она перед тобой на веревочке болтается, как не пойми что.

Сюда же отнесем иконки для ношения в портмоне, иконки с лепесточками, песочками, веточками, листиками и камушками. Однажды мне из монастыря привезли такой сувенир – гладкий речной камушек с наклеенной на него переводной картинкой с изображением преподобного Серафима Саровского. Вот такие “святыньки” там изготавливают и продают. Если бы я не видел это своими глазами, то я решил бы, что история о продаже щебенки поштучно – это одесский анекдот.

Если наши свечные лавки полны таким добром, то упрекать Dolce & Gabbana как бы не в чем.

Икона – это образ, имеющий прежде всего догматический смысл и значение, говорящий о том, что Бог воистину явился во плоти, стал видимым и, следовательно, изображаемым человеческими средствами. Отсюда такие строгие каноны иконописи, не допускающие изображений неизобразимого Бога-Отца, излишеств и левых сюжетов. Изображение на иконе, его стиль, форма, краски, пропорции, обратная перспектива – все подчинено содержанию. И хранить это содержание – задача не только иконописца, но и того, кто эту икону использует для молитвенного почитания.

Очень часто, когда я освящаю квартиры, меня спрашивают: а где правильно повесить иконы? И очень удивляются, когда я отвечаю: где угодно, главное, чтобы вам было удобно встать перед ними и помолиться. Люди очень удивляются, потому что до этого момента они были уверены, что если иконка неправильно ориентирована на стороны света, она “работать” не будет.

А можно,  спрашивают, над входной дверью “Семистрельную”повесить? Можно, отвечаю, только молиться Божьей Матери будете стоя в дверном проеме.
Само собой понятно, что такие люди воспринимают икону как оберег, а не как объект молитвенного почитания. Так удобнее, так легче, так “без напрягов и заморочек”. Главное – все правильно сделать!

Такие же настроения мы встречаем и в Церкви. Во что верит, на что надеется человек, заматывающий голову иконой “Матронушки” или цепляющий иконостас на запястье, или оборачивающий руль автомашины 90-м псалмом? Неважно, что единственное, что ему известно о псалме, что это “Живые помочи”. Обмотал – и можно не пристегиваться.

Так что то немногое, что принципиально отличает коллекцию Dolce & Gabbana от наших внутренних суеверий, это гламур, дорогие ткани и бижутерия и длинноногие красавицы вместо бабушек. Барышни, напяливающие на себя платья с иконами, рассчитывают получить за это деньги, а прихожане, надевающие на руку браслет с иконостасом, надеются на стабильное артериальное давление. Где тут Бог? Увы, как всегда где-то за периметром.

Поэтому думаю, что нам неплохо бы научиться прощать и не возмущаться, видя у внешних то, в чем сами систематически согрешаем.

>>>Иконы на чашках, тарелках, майках — благочестие или кощунство? — ОПРОС

Подробное обсуждение данной темы с экспертами в области истории моды и византийского искусства читайте в четверг на портале МАТРОНЫ.РУ.

Приглашаем читателе к дискуссии — ждем ваших откликов по адресу editor@pravmir.ru

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Похожие статьи
«Совок серый, безграмотный, дикий, всегда безвкусно одетый»?

Культуролог Наталия Лебина о человеке, государстве и моде в СССР

Бриться – грех? Ответы бывалых бородачей

Борода в XXI веке – это дань православной традиции, рабочая необходимость или утилитарная мода? «Правмир» поговорил…

Модная «Византия» и «модная» семья

Очень легко сейчас сказать, что традиционная семья это модно, что все мы по призыву наших лидеров…